Случилось ежегодное 1 сентября. Казалось бы, могли бы уже привыкнуть, но родителям школьников с этим смириться совершенно невозможно.

Вы были свидетелями моих страхов, когда мой сын поступал в первый класс. И участниками того, как его выгнали и взяли в другую школу. Теперь, когда мой сын перешел в последний, третий класс началки, я должна вам рассказать, ну и как там.

Во-первых, до меня наконец искренне дошло, что первое сентября может быть праздником. Честное слово. Я говорю не про утреннюю линейку, которая, к счастью, была не официальной и вообще какой-то не линейной, а про внутреннее ощущение. Дядя Федор вскочил с утра, влез в костюм, наорал на меня, что я куда-то запулила бабочку, скатился с десятого этажа за цветами, потому что вчера я купила неподходящие, вытащил меня из машины за квартал до школы, потому что впереди была небольшая пробка, и притащил меня в школу раньше учительницы. Со мной такого до сих пор никогда в жизни не случалось.

Во-вторых, как стало понятно за лето, из школы пришли полезные знания. Я, конечно, надеялась, что такое может быть, но не верила. Я не говорю про умения писать и считать — это как-то само собой, а про что-то такое, что раздвигает границы. В нашем случае это шахматы. Например, теперь я не играю в шахматы с восьмилетним сыном после сдачи номера или сложного интервью, потому что игра заканчивается тем, что он ласково смотрит на меня и говорит елейным голосом: «Мамочка, ку-ку, детский мат». В этой фразе меня бесит и «ку-ку» и «мамочка», но больше всего, конечно, «детский».  

В-третьих, за три года стало понятно, как хорошую школу окончательно превратить в свой родной дурдом. У меня большая семья. Мы собрали всех своих детей от прошлых и действующих и отправили в одну школу — теперь у нас есть по своему надежному человеку от первого класса до пятого. Так, кажется, не страшно и уж точно весело. Впрочем, все это не помешало нам обсудить с родней, что до следующих каникул осталось всего два месяца. Держитесь, дорогие родители.