Все записи
15:23  /  7.12.09

372просмотра

Четверо пироговцев и один ганноверец в Атлантике – 4

Финишировали первые лодки. Победителем стала яхта Big One (имя само за себя говорит), которая шла под хорватским флагом. Это та лодка, на которой выступал российский экипаж (я упоминал об этом раньше), так что можно рапортовать!

+T -
Поделиться:

Финишировали первые лодки. Победителем стала яхта Big One (имя само за себя говорит), которая шла под хорватским флагом. Это та лодка, на которой выступал российский экипаж (я упоминал об этом раньше), так что можно рапортовать!

А уж как мы, пироговцы, рады и горды. Одним из «коренных» в этом коллективе был Сергей Бородинов, опытнейший российский яхтсмен, заслуженный мастер спорта (постоянно выступающий за яхт-клуб «Пирогово»). Ура, Сергей!

11 дней, 18 часов, 32 минуты, 26 секунд — за такое время пролетели победители 2700 морских миль в условиях полного отсутствия элементарных удобств. Спортивная лодка этого типа создается специально для трансокеанских гонок и представляет собой голый углепластиковый корпус, набитый десятком наборов кевларовых парусов. Находиться внутри лодки во время удара волн (а в океане это практически постоянно) — все равно что сидеть в барабане, по которому одновременно стучат сотни человек, причем каждый ведет свою мелодию.

Словом, спартанцы по сравнению с экипажем Big One жили в условиях пятизвездочного отеля. И вот в таких условиях они опередили красавицу Bagheera класса Wally 80 на 20 минут. Вот кому обидно. Лидировать одиннадцать дней и проиграть на финише в последние мгновения!

Таков яхтенный спорт. Прежде всего — тяжелая работа. Замена парусов, когда ты балансируешь на грани между ветром и волнами, бесконечная вахта, когда дни и ночи сливаются в сплошную череду однообразных действий, временами весьма опасных: парусный спорт лидирует по числу травм. «Приводить», «К повороту», «Ставь рей», «Убрать спинакер»...

И все это и ночью, и днем, в дождь, при шквальном ветре и сильной качке.

В ночь на воскресенье у нас порвался спинакер, все в строгом соответствии с законом Мэрфи, который гласит: «Если возможна неприятность, то она обязательно случится». Мы не исключали возможности обрыва пала спинакера, но порвался сам спинакер и на полном ходу слетел в воду. Ни много ни мало 280 квадратных метров прочной ткани грозили обернуть глотку и исчезнуть в пучине. Айвазовский: масло, дакрон, головная боль. Справились, конечно! Кстати, по мнению Олега Жеребцова, единственного россиянина, собравшего свою команду для участия в кругосветной гонке Volvo Open Race, до 80% времени регаты у яхтсменов уходит на ремонт снастей и ликвидацию поломок. Ну, так где же журнальный глянец? Где волоокие красавицы, загорающие на баке? Ради чего это? Только ради возможности при случае козырнуть «Когда я шел через Атлантику...»? Это уже вообще на уровне хрестоматийного «Когда я служил под знаменами герцога Камберлендского...»! Так уж устроен человек.

Каждый считает себя одним-единственным в мире. И потому рискует, добавляя соль и перец в размеренное течение будней. Будучи уверенным, что именно с ним ничего не случится. Ну, и где Фоссет? Миллиардер, умница, опытный путешественник, все достижения техники и технологий были к его услугам. Прошел на яхте вокруг Земли, мало ему, в одиночку решил ее облететь. Не удалось.

Так каким же должен быть риск? Как у Конюхова? Как у полусумасшедшей 16-летней австралийки, которую еле тормознули уже после выхода в одиночную кругосветку? Или как у никому не известного преподавателя одного из поволжских городов, который в самом начале перестройки на самодельной шестиметровой лодке (!!!) вместе с любовницей (вот сюжет для романа) перешел Атлантику и был принят в сверхэлитный яхт-клуб Нью-Йорка?

Так что безумству храбрых поем мы славу!

Так и до Дарвиновской премии недалеко. И хотя мы тоже считаем себя особенными (чем мы хуже других?), риск просчитываем. Стараемся сводить его к минимуму. Хорошо подготовленная лодка, качественное навигационное оборудование, тренированная команда (или хотя бы большинство экипажа), достаточное количество сменных парусов, спасательные средства и, конечно, устройства для получения пресной воды.

Командор Александр Ежков слывет человеком и яхтсменом основательным, а Сергей Маслов имеет опыт хождения по Черному и Средиземному морям в условиях, когда в качестве навигации одна карта и компас. Что нужно понять, так это то, что соотношение риска и результата будет оптимальным.

Ну, а все-таки, зачем пошли?

Во-первых, не хуже других, во-вторых, потому что у нас у всех есть сыновья. Понимаете? Когда вы будете читать репортаж, мы, наверное, уже финишируем. И хотя в океане о финише говорят, только закрепившись у причальной стенки, хочется верить, что так оно и будет. Так что следующий репортаж — с Сент-Люсии.

14° 00' с. ш.   059°00' з. д. До финиша 70 м. м.

Семен Галс (Л. Макарон)

Комментировать Всего 2 комментария

Леонид Семёнович, захватывающая история и прекрасный слог! Хотелось бы продолжения...

Спасибо, Владимир

А я представляю как бы Вы изобразили это на картине. !