Я делаю это каждый год.

 

 

В конце мая приходит приглашение. С середины августа мы с сестрой и ее мужем придумываем наряды. Это развлекает нас не меньше, чем само событие, для которого шьются платья, выискиваются театральные мастерские, сооружаются невиданные шляпы. В сентябре, накануне одних из выходных мы вылетаем в Стамбул.

Alla Penkina

Пятый год подряд Ксеня и Оуэн празднуют день свадьбы большой костюмированной вечеринкой в своем саду. Темой праздника уже были полоски, тюрбаны, шляпы, цветы и фрукты. В этом году всем было сложнее, чем прежде. В приглашениях было написано — мех и перья.

Alla Penkina

Праздник длится почти до утра — с ночными купаниями, мгновенными романами и заснувшими в гамаке, кутающимися в меховые жилеты то ли от своего, то ли от чужого костюма. Вся эта кутерьма — один из самых веселых дней в году у меня, да и у всех здесь оказавшихся. Мы все садимся в разных концах света на самолеты, летим, плывем, катимся в повозках, чтобы провести эту ночь здесь.

Наутро, в цивильном, ты можешь новых знакомых не узнать — но это никого не смущает. Все рады представиться вновь — тем более что большинство гостей останавливаются в одной гостинице «Сплендид», так что этим воскресным утром завтрак оккупирован гостями Оуэна с Ксеней. К тому же некоторые гости бывают незнакомы с хозяевами: часть из них традиционно привозит давний друг семьи издатель Эндрю Полсон, для чего он нанимает яхту, которая несколько часов путешествует через Босфор и Черное море к Мраморному и островам. Именно на этой яхте начинается прекрасное сибаритство, которому и посвящены выходные праздника.

Гостиницу «Сплендид» очень точно описывает моя сестра: в ней, говорит, должна была бы когда-то жить Агата Кристи, и тогда она знавала лучшие времена. Теперь сочетание мраморной лестницы, просторных холлов, галерей, парадных лестниц — и потрепанных, но любовно украшенных номеров — окончательно переносит тебя из XXI века в какую-то, по моему ощущению, фицжеральдовскую праздность. Воскресенье продолжается в час дня, когда Оуэн заезжает за своими гостями в «Сплендид» на велосипеде, чтобы отправиться обедать к пристани. Большие столы, воспоминания о вчерашнем, некоторое количество сплетен, большое количество радостных узнаваний и продолжающиеся восхищения костюмами и танцами друг друга. Когда мы все, нашей праздной толпой двигались в сторону пристани, на центральной площади стояла огромная очередь — местные жители и турецкие дачники стояли в ней, чтобы проголосовать на референдуме.

Затем — чай, вино и фрукты, снова тот же сад и тот же пирс. Закат над морем, на горизонте — бесконечные новые районы Стамбула, на соседнем острове постепенно загораются огни. Через час надо садиться на паром и отправляться в аэропорт.