Все записи
23:48  /  4.11.18

818просмотров

Музыкант

+T -
Поделиться:

Впервые на художественной ярмарке я оказался в 1993м году. Это было в Кельне. Ярмарка поразила своим размахом и запомнилась двумя событиями. Первое относилось к художественной жизни - в некоммерческой программе ярмарки проходила выставка Young British Artists; второе можно было отнести к жизни околокультурной - русские галеристы объединились и устроили дружную пьянку в ресторане при железнодорожном вокзале, который, как известно, расположен рядом с кёльнской Messe. В моде тогда была водка Горбачев. Заводилой выступил Натан Федоровский - помню, как в разгар праздника он букетами скупал цветы у робких филиппинцев, обычно тщетно предлагающих свой товар не вполне трезвым гостям ресторана, и тут же одаривал ими местных немецких дам. Не привыкшие к случайным подаркам дамы смущались и отвечали дарителю поцелуями. Конца веселья я не застал, потому что в 11 вечера должен был с этого же вокзала отправляться в австрийский город Грац. Громыхая железным чемоданом на колесах, я на автопилоте сумел добраться до своего вагона. Проводник показал мне верхнее место в двуспальном купе. Внизу кто-то спал. Последнее, о чем я успел подумать перед тем, как провалиться в мертвецкий сон, что все мои наличные - полторы тысячи марок лежат в открытом кармане джинсовой  рубашки. “Так их оставлять нельзя, - пришла тревожная мысль о спящем попутчике, - сопрет”. Но и перепрятывать сил не было. Когда я пришел в себя на следующее утро, сосед уже хлопотал в купе. Заметив мой полуоткрытый глаз, он извинился за шум, сказал, что не будет мне мешать, и вышел в коридор. Деньги были на месте, голова похмельно трещала. Кое как я умылся, сосед между тем успел распорядиться насчет завтрака. Позавтракав, я вышел в коридор, где тактично ожидал окончания моих утренних процедур сосед снизу. Это был, как я теперь ясно видел, священник. Мимо нас проплывали австрийские пейзажи. Мой вид, полагаю, был не очень хорош. “Вы музыкант? - ласково спросил меня священник. В эту секунду мне стало необыкновенно стыдно, ведь я по первому впечатлению принял его за вора. Где-то высоко вдалеке, за окном поезда, следующего в Зальцбург, на родину Моцарта, зазвучал хорал. “Нет, к сожалению, - ответил я, - художник”.