Все записи
13:17  /  5.03.19

292просмотра

Спасатели

+T -
Поделиться:

Мне было лет девять. Я с родителями отдыхал на Черном море. Плавать не умел. Вдоль моря тянулись узкие лиманы, метров по сорок шириной. Где-то они сужались до нескольких метров. В самом узком месте я разбегался, плюхался в воду, делал несколько взмахов руками и выпрыгивал на другом берегу. Это был мой предел. И вот развлечение - мы с приятелем постарше катались по одному из лиманов на толстой доске, отталкиваясь шестом. Приятель плавать умел. Иногда неожиданно для него я переворачивал доску, он падал в теплую воду, быстро догонял доску, забирался, и мы весело плыли до следующего переворота. Только в следующий раз доску перевернул он. Я упал в воду, сделал в направлении нашего плавсредства несколько дежурных гребков, но мой товарищ, полностью овладев ситуацией и шестом, погнал доску дальше. И я стал тонуть. Как полагается, взбивая вокруг себя кучи брызг и захлебываясь. Мой напарник испугался и бросился меня спасать. Как я его не утопил - непонятно, потому что все, что я и он делали в воде, вписывалось в памятки по спасению утопающих, всё было неправильно - я барахтался и цеплялся за него, а он вместо того, чтобы овладеть моим подбородком и тянуть за собой, пытался грести одной рукой, другой поддерживая меня на плаву. Когда мы обессиленные дотянули до берега, я увидел волосатые ноги, зашедшие в воду по щиколотку. Выше были сатиновые трусы. Пока два пацана боролись в лимане за жизнь, на берегу стоял мужик в майке-алкоголичке и наблюдал. Когда мы до него наконец добрались, он протянул руки и вытащил меня из воды, как говорится, не замочив муде. Принял участие в спасении. До родителей эта история дошла, и меня срочно отдали в бассейн учиться плаванию. Кое-как научили. Я потом много плавал на Каспии, но особенно это занятие не люблю. Ни имени, ни лица своего спасителя я не помню. Не знаю, помнит ли он своего спасенного. Позже, немного повзрослев, я спасал какую-то девицу, к которой был по-юношески неравнодушен, в ночном море. Нас утаскивало на глубину, девица опасности не понимала, а я также, как когда-то мой пляжный товарищ, греб одной рукой, другой галантно обнимая ее за талию. Мы не всегда помним имена и лица своих спасателей и спасенных. 

Год назад я попал в районную больницу с обширным инфарктом. Операцию делал местный хирург по фамилии Артамонов и трое его помощников. Было пять остановок сердца, но с того света они меня достали. Потом была еще операция, неделя в реанимации... Выписавшись, я написал письмо приятельнице - художнице-мозаичистке из Равенны Душане Бравуре, попросил слепить мозаичное сердце для моего спасителя. Когда-то такие сердца она ваяла на день святого Валентина. Она сделала мне сердце. Андрей Бильжо как врач-трансплантолог привез его в Москву. Месяца через три, когда я окреп для того, чтобы передвигаться на заметные расстояния, я поехал в больницу передавать переливающееся смальтой сердце спасшему меня хирургу-кардиологу. Все здесь теперь выглядело чужим. Я нашел свое бывшее отделение, попросил сестру позвать врача Артамонова. Вышел мой врач, я, волнуясь, передал ему сердце. “Какое красивое, - сказал он. - Наверное, дорогое. А вы кто?” Он меня уже не помнил.