Все записи
19:30  /  2.04.19

116просмотров

О музейных потерях и приобретениях

+T -
Поделиться:

Мгновение высшего музейного триумфа я испытал в Русском музее в 1992 году во время подготовки своей выставки в корпусе Бенуа. Это была выставка моделей, хрупких посвящений русским авангардистам. Mit freundlichen Grüßen Ника Илина модели прилетели Люфтханзой из Германии, где у меня как раз прошла выставка в одной кёльнской галерее. Шел монтаж. Музей только что приобрел электрический подъемник, отчего у местного электрика, которому раньше приходилось ставить выставочный свет с обычной туры, случился приступ значимости. Он лавировал со своим новым механизмом между козлами с моделями, поднимался под потолок, манипулировал светильниками, опускался к земле, передвигал подъемник и опять взмывал в небо. Выражение его лица было презрительным, мы, люди для него уже не существовали, он с высоты нас не различал. Так длилось до тех пор пока одной из лап подъемника он не зацепил модель Полярной оси. Модель, конструктивистская конструкция между двумя зеркалами, упала и разбилась. Электрик молниеносно потерял лицо и тихо слинял. Зато через полчаса передо мной стояло в ряд все руководство Русского музея во главе с директором, человек пять или шесть. Все они были уверены, что раз выставка прилетела из Германии, то и работы соответствующим образом застрахованы, а, значит, музею предстоит за разбитую модель платить. Доходов в начале 90х у российских музеев не было никаких, так что выстроенная передо мной шеренга музейщиков буквально поедала меня глазами как строй солдат старшину в надежде вымолить прощения за нанесенный ущерб. Это и был триумф. Никогда прежде и никогда потом на меня так в музеях не смотрели. Я, конечно, быстро всех простил, тем более что и страховки никакой у меня не было. Сережа Подъемщиков, мой соавтор-макетчик Ось вскорости починил, и сейчас она в коллекции Центра Помпиду. А я очень жалею, что не нашлось в ту памятную минуту фотографа, который бы всю сцену запечатлел. 

Вдогонку этому случился и другой трагикомический эпизод в этой выставке. Недели через две после открытия дома в Москве раздался звонок. Звонила охрана корпуса Бенуа. Один из посетителей выставки, пятнадцатилетний пэтэушник, воспользовавшись тем, что стаффажные фигурки в макетах не были закреплены, решил одну из них - игрушечного футболиста в масштабе 1:43 стащить. Охрана среагировала стремительно, за мальчишкой была организована погоня. Тот, как я представляю, с полными от страха штанами вылетел из музея на набережную Грибоедова, милиционеры не отставали, и тогда отчаявшийся воришка выбросил футболиста в воду канала. Охрана звонила мне с вопросом, что делать с арестованным преступником. Охрана раньше была не то, что теперь. Вопрос ставился жестко, как в римском колизее, и я живо вообразил, как связанного пэтэушника бросают в канал следом за так и не доставшейся ему игрушкой. «Отпустите его», - сказал я, и на всякий случай повторил еще раз: «Отпустите». Кажется, меня услышали. Интересно, кто он, какую профессию выбрал, помнит ли, кто спас ему жизнь.