Все записи
12:22  /  15.10.11

752просмотра

Зодчество -2011

+T -
Поделиться:

Интервью журналу «Территория и Планирование»  №5 (35)

ИА: Юрий Игоревич, хотелось бы узнать Ваше мнение о проекте фестиваля «Зодчество», о том, развивают ли организаторы «Зодчества» эту выставку и фестиваль в каком-то определенном направлении в этом году?

ЮА:  Я конечно не настолько наивен, чтобы верить, что архитектура исправляет нравы, но, соглашаясь три года назад на кураторство фестиваля, надеялся что новый программный дизайн  позволит архитекторам сосредоточиться на существенном, а не показушном. Мне казалось, что имея такой крупный трехдневный фестиваль, можно начать какой-то более внятный процесс осмысления профессиональной деятельности Союза Архитекторов России. Ведь фестиваль, по-моему, – это прежде всего попытка увидеть и осознать тенденции современной архитектуры, это возможность обозначить новые ориентиры и горизонты ее развития.

ИА: А в чем новизна фестиваля, который Вы организовывали?

ЮА: То, что было раньше, можно обозвать словами «базар-вокзал», ярмарка с проектами вместо потребительских товаров, разноцветными шариками под потолком и кубанскими плясками на сцене. Мы отменили пляски, вместо лавочной перешли на павильонную систему, убрали декоративную мишуру, для каждого фестиваля пишется кураторский манифест. Провели на первом обновленном фестивале конкурс кураторов, который выиграл Сергей Чобан со своим архитектурным бюро и по счастливому стечению обстоятельств представлял затем Россию в Венеции. Постепенно увеличиваем профессиональное присутствие на биеннале, в этом году, например, уже все павильоны заняты сугубо архитектурными экспозициями. Ввели новый приз под именем Татлина, и я надеюсь, он заменит собой Хрустального Дедала, персонажа русской архитектуре чуждого. В прошлом году приз Татлина получило архитектурное бюро Сергея Киселева. Но что касается встречных архитектурных инициатив, то я их не пока не вижу, наши архитектурные массы мало чем отличаются от тех телевизионных масс, которые смотрят «Дом-2»  и радуются, непонятно чему. В этом году тема фестиваля «Русская архитектура», - мне интересно, существует ли по аналогии с “русской культурой” это понятие сегодня, или осталось в далеком прошлом, любопытно посмотреть, как эта тема будет понята архитектурным сообществом. Тема возникла сама по себе, но оказалась неожиданно актуальной в связи с готовящимся в нашем правительстве переходом на еврокоды. Несмотря на очевидную вредность предлагаемого перехода, в том, что он готовится при полном пренебрежении мнением российского архитектурного цеха, есть и вина самого цеха. Мы слишком давно отказались от всякой самоидентификации, слишком часто стали пренебрегать нормами морали, и общество перестало нас уважать. А ведь, обратите внимание, стоило совсем недавно архитектурному союзу сказать: “нет” Народному Фронту, как вдруг имя архитектор зазвучало гордо. Мне кажется, что очень важно уложить в голове взаимосвязь этического и эстетического, и тогда, возможно, нас опять будут ожидать новые открытия в архитектуре, как в славные времена русского авангарда, когда она отвечала социальным переменам. 

ИА: Вам не кажется, что в таком случае, надо уходить от коммерческой направленности выставки, как-то искать спонсоров, то есть делать фестиваль в этом плане менее зависимым, более осмысленным?

ЮА: Мне так кажется, но нет денег, катастрофически нет. Новое руководство Союза Архитекторов, по-моему, до сего времени находится в некоторых иллюзиях по поводу собственной значимости и возможности ее конвертации в некий бренд с логотипом Зодчество. Муниципальной и тем более федеральной помощи у фестиваля нет, а если и появляется, то как случайная подачка, что вполне характеризует отношение к архитектуре российской власти. Вообще это все очень сложно и трудно. А как хорошо было бы представлять на «Зодчестве» образовательные павильоны учебных заведений, типа МАРХИ, Академии или Строгановки, хорошо было бы перейти на мультимедийную экспозицию, интересно было бы представить “живые” генпланы российских городов с онлайн-интервью местных жителей и губернаторов, но это все мечты. Единственная инициатива “снизу” - это градоустройство. В прошлом году у градоустроителей появился свой павильон, в этом уже полтора, может, лет через десять они захватят весь манеж.

ИА: Ну, в рамках градоустройства есть свои сложности, свои отношения формируются, это отдельная тема, это касается формирования профессиональных сообществ, СРО физических лиц, там есть свои нюансы, а как Вы оцениваете прошлый фестиваль?

ЮА: Я не раз говорил, что за состояние российской архитектуры куратор фестиваля не отвечает - что есть, то есть. У фестиваля своя специфика - сейчас это прежде всего конкурс, и выставка регионов. Кураторского павильона, как, скажем в Венеции, на фестивале нет. Вот жюри, в которое я в прошлом году имел честь входить, Гран-при никому не присудило. И в этом я вижу проявленную профессиональным сообществом честность, значит конкурс - это уже позиция, а не раздача всем сестрам по серьгам.

ИА: А как обстоит дело с международным уровнем выставки, с присутствием зарубежных «звезд» архитектуры, это планируется в этом году?

ЮА: «Зодчество» всегда носило статус международной выставки, но все зависит от финансовой составляющей, есть деньги - есть звезда или даже несколько, нет денег - ждите, когда звезду привезет в рекламных целях какой-нибудь журнал. Образно говоря, хотелось бы, конечно, построить дворец, но средств нет, поэтому, увы, пока строим казарму, пусть красивую, но казарму. Все же лучше, чем строить строить поддельный дворец.

ИА: А как насчет рекламной, коммуникационной раскрутки выставки?

ЮА:  Видите ли, я представляю себе фестиваль как непрерывный процесс, кропотливую работу, прерываемую лишь однажды в году в середине октября, когда все работники встречаются в московском манеже. Эта работа - сбор и обмен информацией о проектном состоянии дел в нашей широкополосной стране. Сейчас это не процесс, а случайные встречи и спорадические публикации.

Сайт Зодчества не информативен, не работает в режиме он-лайн, не публикует конкурсные проекты, заключения жюри, мнения публики, хотя для вовлечения в процесс молодых профессионалов, живущих, например, в Сибири это должно быть нормой. Собственно, это претензия не к Зодчеству, а к политике Союза Архитекторов. Молодые специалисты и без нас находят интересные интернет-ресурсы - только среди них нет российских. Зодчество могло бы стать интегрирующим коммуникационным инструментом для российских архитекторов, но все, что фестиваль может сейчас предложить - это несколько десятков грамот победителям конкурса проектов и построек. 

ИА: Странно, что никто не спонсирует эту выставку, ведь это неплохой PR для многих застройщиков, инвесторов, может быть, с ними не работают просто?

ЮА: Зодчеством занимаются уже 20 лет, фестиваль, что называется в возрасте. Может, должна прийти новая команда из молодых голодных пиарщиков? Хотя, что они понимают в архитектуре? Не знаю, по крайней мере, со следующего года это уже не мой вопрос. 

Игорь Афонин - Юрий Аввакумов