Все записи
09:37  /  9.06.12

1191просмотр

ИСКУССТВО В МАССЫ

+T -
Поделиться:

Есть несколько хрестоматийных примеров, в которых жизнь и искусство существуют в одном месте и в одно время. Первый - это пещера в Шове на юге Франции, галерея наскальной живописи ледникового периода, она же - исторический памятник, находящийся под защитой федерального министерства культуры, удивительное свидетельство того, что искусство никогда не развивалось линейно или спиралевидно, потому что 32 тысячи лет назад люди умели рисовать так, что этому мог завидовать любой модернист века XXго. Вернер Херцог снял трехмерный фильм, в котором показал, как синематографически оживает изображенный древним граффитистом бестиарий доисторических животных, когда на них попадает свет огня - другого в пещере никогда не было. Пещера Шове, судя по археологическим раскопкам, не была сугубо ритуальным объектом - люди в ней жили, ели, занимались любовью, умирали. Другим примером может послужить Государственный Эрмитаж, бывший императорский дворец из полутора тысяч комнат и, одновременно, богатейшая коллекция памятников древностей и изобразительного искусства. Начало собранию положила Екатерина II и почти сразу же открыла ее для публики, так что скоро сама же вынуждена была переустраивать дворец, так чтобы публика миновала ее покои. По эрмитажному принципу устроено большинство музеев в России, в которых не свои коллекции занимают чужие жилые пространства: дворцы, особняки и дома. Не последней новостью стало внедрение искусства и в гостиничный бизнес, например, сетевой art'otel в Дрездене построен как музейная ретроспектива современного художника А.Р. Пенка: принты в номерах, графика в коридорах, живопись в холлах, скульптура в вестибюле… В этом последнем случае возникает естественный вопрос - как долго может длиться одна выставка, ведь должны же быть психологические границы, когда публика устает от одного и того же, не говоря уже о коротких физических пределах, на которые можно в музее экспонировать рисунок или фотографию, иначе произведения искусства начинают резко стареть. Если судить по музею-квартире архитектора Джона Соана, то постоянная экспозиция может существовать и не меняясь, если только открывать на показ акварельные фантазии Ганди не больше 15 минут в день. Так что музей - это не только экспозиционный свет, в своем классическом представлении сочетающий дневное освещение с искусственным, но и борьба с ним, потому что свет сокращает сроки жизни произведения искусства. Разумеется, невозможно проектировать музей, не зная наперед, что за коллекция в нем должна храниться, так как от этого зависят и размеры залов, и ритм движения зрителей, и освещение, и климат. Вообще, музей слишком сложный организм, чтобы встраивать его в примитивную функциональную коробку гостиницы, потому что музей - это в первую очередь коллекция, а у коллекции всегда есть история. Постояльцы же, равно как и приходящие-уходящие зрители истории не делают. И музей, конечно, это не только выставочный зал с хранилищем, потому что по умолчанию должен быть оборудован немалым набором помещений для комфортной работы искусствоведов, и реставраторов, и библиотекарей, и монтажников, так что лучше все таки говорить о гостинице с открытыми городу выставочными залами, а не о музее при гостинице, как это предлагалось в пресловутом Апельсине. Такой вариант вполне вписывается в современную экономическую практику конвеншн-центров, привлекающих зрителей целым букетом разнообразных аттракционов, среди которых главным обычно выступает каток, но находится место и бутикам, и ресторанам, и сувенирным лавкам, и бассейнам с саунами, а постоялец гостиницы должен быть сам готов выступить в роли экспоната-акциониста, так как жизнь его переходит в разряд реалити-шоу. И представлять себе гостиницу, в которой можно показывать различные выставки от академических т.н. музейных до экспериментальных образцов стрит-арта, когда галерея становится продолжением улицы, и оказываться на искусствоведческих лекциях вживую и в онлайне, и демонстрировать себя обнаженным городу и миру в раскрытых окнах номеров, как в нью-йоркском Стандарте (где, кстати, есть и каток), и строить гостиницу, вдохновляясь клином красным Эль Лисицкого, где летящий клин - это искусство, а постоялая жизнь - черно-белая прямоугольная рамка с постылым кругом посередине, все это вполне возможно и очень, наверное, интересно, в городе, где единственный музей современного искусства, построенный в последние двадцать лет, прячется за фальшивым жилым фасадом.

Комментировать Всего 2 комментария

это рецензия на дипломный проект "гостиничного комплекса с музеем", защищавшийся недавно в МАРХИ. проект - ничего особенного, но похоже на тренд.

про Шове хорошо...но одного понять не в силах...

где глаза и совесть тех, кто изуродовал площадь Киевского вокзала и всю Дорогомиловскую заставу мелалло-монстром европейского т.ц....?