Все записи
19:01  /  21.05.10

161просмотр

Ответ Андрею Наврозову, почему мне не нравилась «Моя жизнь» Чехова

+T -
Поделиться:

 

Некоторое время назад на сайте «Сноба» обсуждался вопрос, « За что мы все любим или не любим Антона Павловича Чехова».  Признавшись  в любви к автору, я имела неосторожность написать, что есть одно произведение, которое мне  НЕ ПОНРАВИЛОСЬ. Речь шла о повести «Моя жизнь». Андрей Наврозов тогда попросил меня аргументировать  свое мнение.  Договорились, что я перечитаю произведение и  поделюсь своими новыми впечатлениями. Прочла  в тот же вечер, но, признаюсь, так и не смогла сформулировать своего отношения. На днях Андрей напомнил, что за мной числится должок. Я, правда, и не забывала. Пришлось заняться самоанализом, так как по-другому ответить не получалось.

В свое время  эта повесть оставила меня  в замешательстве. Среди моих читательских ключей на момент прочтения не оказалось подходящего. Я пыталась анализировать характеры героев, их мировоззрение  и нравы. Пыталась вычленить из них – что-то одно, что было наиболее важно и ценно для автора. Не получалось. С одной стороны – они карикатурны, с другой – слишком сложны. Чехов пишет о внутреннем мире своего героя, а здесь  уже смеяться  не хочется. Это скорее реализм, а не критическая ирония. Или я опять ошибаюсь?

Мне, как читателю, хотелось четкости авторских оценок, не хотелось задаваться  лишними вопросами.  И в своем диалоге читателя с автором  я спрашивала Антона Павловича: «Вы шутите или Вы серьезно прониклись любовью и сожалением к своему герою? К этому нытику Мисаилу Полозневу, неудачнику, не находящему место в жизни, решившему податься из дворян в рабочие?».

Я  обращала внимание на гротеск. Мне казалось, что вот он, ключ к разгадке заложенной в произведение  идеи,  - совсем  рядом. И стоило мне только начать радоваться этому, как  очередной авторский комментарий переворачивал картинку на  180 градусов, и удовлетворение от постижения художественного замысла вновь от меня убегало.

Я пыталась применять литературоведческие штампы.  Кто этот герой: «маленький человек», «лишний человек», «человек в футляре», пародия он  или же он более чем реален?Сейчас я понимаю, что именно этот подход и не дал мне в свое время насладиться прекрасной прозой.

Я продолжала перебирать ключики и не понимала, что в этом и есть ошибка. Так или иначе, мне удалось ответить на поставленный Андреем вопрос: «Почему мне в свое время не понравилась «Моя жизнь»?». Ответ теперь очевиден: я  сердилась на себя за то, что не могла понять эту повесть. А дальше я предпочла  груз ответственности  за такую несправедливость переложить на автора.  Ведь читатель и зритель не любят оставаться в замешательстве.

Прочтя повесть снова, я пришла к выводу, что «Моя жизнь» - это пример новой реалистической  прозы, которую, как мне кажется, никому из современников Чехова  тогда не удалось повторить.  Я поняла, что чеховский реализм – особый.

Возможно, это прозвучит наивно, но мне кажется, что напиши Чехов пьесу, основанную на том же материале, сегодня она была бы почитаема не менее чем «Вишневый сад», «Чайка» или «Три сестры».

Я позволила себе сравнить «Мою жизнь» с пьесами. И для меня это не случайно. Так как именно в чеховской драматургии я нашла для себя ключик  к прочтению этой повести.  Я поняла, что читать прозу Чехова, во всяком случае, данную повесть, нужно так же, как и смотреть пьесу. Вот пьеса, действие, которое разворачивается за 2 часа. А вот, жизнь человеческая, которая проходит также стремительно.

Для реалистической прозы характерно, выводя  на сцену внутренний мир героя,  показывать его эволюцию или  выносить четкие суждения.  К примеру как у Льва Николаевича Толстого, мнение автора может не совпадать с Вашим, но оно очевидно. Чеховский реализм – совершенно иной.  Он выдает поток мыслей героя, таким, какой он мог бы быть в реальной жизни. Он оставляет за героем право – ничему не научиться в этой жизни, не эволюционировать и  не деградировать. В этом и есть суть. Чеховскому герою, обывателю дано понять в жизни ровно столько, сколько он может осилить. Чехов не наделяет его сверх- философичным мышлением. Случись с таким героем, как Мисаил Полознев, прорыв и откровение, это был бы уже не реализм – а чистой воды обман!  Так ведь и в  жизни. Одной нам явно мало, а потому  мы так часто грезим реинкарнацией, чтобы что-то еще успеть, поменять, понять.

P.S. Андрей, спасибо Вам, что заставили меня задуматься об этой когда-то  чужой или чуждой «Моей жизни». Признаюсь откровенно, перечитывать мне тоже было не просто. Но я старалась  и, кажется, открыла для себя что-то новое.  

 

Комментировать Всего 2 комментария

Спасибо, Полина, очень тронут Вашим ответом.  Все так, все точно и верно.  Залез к Вам в профайл,чтобы записать Вас в "Друзья" и увидел, что Вы - сестра Ильи, с которым мы так часто переписываемся, а я как-то не сообразил...  Надо мне написать колонку о Чехове.  Еще раз спасибо, милая.

Вам большое спасибо! С нетерпением жду колонку о Чехове.