Больше всего на свете Маша Слоним любит уличную еду. Первая любовь, это «пирожки с котятами». Жареные, пропитанные маслом, хрустящие, вкуснейшие! Внутри было какое-то мясо, они так и назывались «пирожки с мясом», но «с котятами» звучало как-то нежнее. 

По дороге из школы домой у метро Новослободская весёлая тётка, как жонглер выхватывала ароматный горячий пирожок из фургончика на колесах, ловко обертывала бумажным треугольником, и я жадно его глотала, стараясь не думать, что дома ждет меня суп и ненавистные голубцы. С мясом — 10 копеек, с капустой или с повидлом — 5. С ливером, тоже по 10, я не любила, несвежий ливер неприятно отдавал кислинкой. Иногда денег хватало сразу на два — с котятами и с капустой. С повидлом — не очень, руки и лицо становились липкими. 

Денег на пирожки нам не давали, деньги приходилось воровать у родителей. 

Мороженое, самую популярную уличную еду в Москве, я любила не так страстно, оно шло только под настроение. Когда очень жарко и когда очень холодно. 

Потом появились чебуреки, изысканное продолжение жареных пирожков с котятами. Чебуреки сложнее есть на ходу, на подбородок и на одежду вытекал вкусный сок, но страсть к уличной еде побеждала. 

В Америке хот-догс из похожих фургончиков на колесах, с горчицей и жареным луком. И шаурму люблю, её удобно упаковывают в питу, правда, на ходу капуста с майонезом предательски вылезает из упаковки. 

Острый фалафель в Израиле, горячие каштаны в кулечке, от которых руки становятся черными — в Париже, Биг-Мак! Биг-Мак тоже может быть уличной едой, если его есть на улице. В Лондоне я ездила на работу на велосипеде, а по дороге домой останавливалась в Макдоналдсе на Стрэнде, покупала Биг-Мак и ела его прямо за рулем — в одной руке держала толстый Мак, а другой рулила. Иногда страдала одежда, но удовольствие стоило того.

Что я еще забыла? Да, орешки в карамели в Греции, но слишком липко. Жареная рыба в Египте, прямо с жаровни. Семечки! Конечно, семечки! Самая уличная еда! Раньше шелуха летела на асфальт и хрустела под ногами, теперь это признано некультурным, так что приходится шелуху собирать в кулак и выбрасывать в ближайшую урну. Маленький стаканчик по пять копеек, стаканчик побольше — за 10. Жареные, черные, полосатые, тыквенные… Бабуля в платочке зачерпывает из большого мешка и сыплет в газетный кулек. От черных семечек руки тоже становились черными. Пончики! Чуть не забыла, масляные, обсыпанные сахарной пудрой. Вначале увлеклась ими в Париже, далее — везде.

Fish and Chips, конечно, на ходу есть не так удобно, но очень вкусно! У моря, где fish особенно свежая и вкусная, можно сесть на камень или на парапет на набережной.

Сейчас в большом городе можно купить вполне изысканную уличную еду, японскую. На прозрачном лоточке аккуратно разложены суши и ролы… А рядом — розовый маринованный имбирь красивой кучкой, ярко-зеленый вассаби и соевый соус в пластмассовой баночке. С палочками впридачу, но на ходу лучше руками. 

Но моя первая детская любовь это пирожки «с котятами».

Об авторе: Маша Слоним l Splash — больше историй