Всё было классно, а потом (в нашу последнюю ночь в Стамбуле) Глеб спрятал айфон (мой айфон).

Я хожу по квартире, открываю ящики старого комода, трогаю кресла, приподнимаю книги и ковры. Часов нет, так что на вопрос «где айфон?» никто не отвечает — и Глеб тоже. Мы редко видимся. Утром ему лететь в Рим. 

Глеб возлежит на диване в позе искушенного турецкого бея в хамаме. Кажется, у него выросли и почернели усы. Он говорит: «Холодно». «Теплее». «Холодно».

Я — освобождённая женщина Востока (взрослая, независимая), и мне не нравится, когда нарушают мою волю. Я не хочу играть по правилам, придуманным не мной (зачеркнуто) которые я не принимала.

Я попросила один раз: «Отдай мой айфон». Глеб ответил: «Холодно». Я сделал шаг к нему, он сказал: «Теплее». Ещё шаг: «Теплее». 

Я посмотрела на него внимательно.

— Что будем делать?

— Пойдём гулять, без айфонов, — сказал он, и мы пошли.

Зная Глеба, можно предположить: айфон я не увижу уже никогда (завтра купит новый). ВЫБРОСИЛ В ОКНО, например. Утопил в унитазе.

Когда принимаешь кого-то, учитывай его не только с удобной тебе стороны, но и с разными выпуклостями (ха-ха), особенностями. Например, если он вантуз на плазму в съемной квартире прикрепил и включил телек, чтобы было смешнее смотреть новости, открыл хозяйское вино и через воронку наливает его в рот, в шлеме от мотоцикла танцует вечером возле окна приватный танец, будто он в будке для стриптиза — то это мой друг Глеб, и я люблю его, ну. Час назад мы говорили о том, что такое быть взрослым. Два — об отвественности и доверии, три — о боли, четыре — о детстве, пять часов назад мы встретились и на нас с неба пролился божественный свет.

Завтра наступит утро, он всё починит, бегая по квартире очень быстро, потому что кто-то уже звонит в дверь. 

)))))))))

Мы идём по ночному городу мимо российского посольства, ищем бар, едим шаурму — Глеб, я, Юля, которой вообще в эти дни «досталось» нашего образа жизни. Холодно, ветер, мы (я) завернуты в тряпки, как цыгане — мы гуляем без айфонов.

— Что будешь делать, — спрашивает он, — если завтра тебе отключат соцсети? — на секунду я верю, что он завтра отключит мне соцсети (КАААК).

— Стану проституткой.

— Ну?

— Не терплю сослагательных наклонений: жизнь и так слишком разнообразна, чтобы о ней фантазировать. Я НЕ ЗНАЮ.

— НУ?! ПОДУМАЙ!

В баре шумно, и чтобы слышать себя и друг друга, мы говорим ТАК ГРОМКО, МЫ КРИЧИМ ДРУГ НА ДРУГА. Юля смотрит на нас большими красивыми глазами.

Я говорю ей:

— Извини — настроение дерьмовое! Хочешь выпить? — И ему:

— Я бы продолжила.

—?

— Я бы продолжила писать.

— Нет соцсетей, РАДМИЛА!

— А КНИГИ ЕСТЬ?!!

— Есть.

— Я бы делала то же самое, — киваю я.

— Без ебаных лайков? Без обратной связи?! То же самое?

— То же самое. Теперь отдай мой айфон.

Глеб кричит на меня:

— ТЫ ЧТО, НЕ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ТЫ ЖИВЕШЬ ТАМ?! Ну?

— Ты ошибаешься! Я живу здесь, а там — я об этом рассказываю, живым, — кричу я, — ЖИВЫМ ЛЮДЯМ! Это — не моя жизнь, а всего лишь способ передавать — как драконы, парирус, лошади, голуби, телеграф, телефон, интернет.

Он настойчивый — к четырём часам утра он уводит меня фантазировать в жизнь, в которой нет соцсетей, а потом — в жизнь, где налажен обмен мыслями, а потом ещё в восемь жизней (было девять, но однажды Барсик уже падал в окно). Нам приносят коктейль и коктейль, и ещё коктейль, а потом счёт, снова счёт, и потом снова — счёт. Платёж, говорят, не проходит. Мы все точно знаем: этого не может быть. 

— А вот был бы у тебя с айфон, — говорю, — ты бы видел, прошёл ли платёж!

Шутка тупая, но мы смеёмся, волочимся с барменом к банкомату. Снимая деньги, Глеб весело говорит:

— Мы закроем ваш бар к утру, если вы пытаетесь нас обмануть.

Наступает утро.

Юля ходит по комнате.

Глеб говорит: «Холодно». «Теплее». «Теплее».

Она входит в его спальню. «Горячо».

Через час Глеб улетел, через пять улетела Юля, а ночью — я. Сегодня проснулась в другой стране — айфон не работает. Я трясла его, меняла симку, старалась выключить, включала в сеть, молилась — ничего. Я ходила по комнате, я играла с котом. Я надела куртку и шапку, вышла на улицу и иду. С неба сыпется снег и потом под ногами хрустит, и воздух тоже хрустит, и мои ресницы покрылись инеем. В совершенно пустом заснеженном городе я стою на дороге. Я хлопаю себя по карману, чтобы найти айфон — мне хочется сделать фото. Мне хочется показать его всем, чтобы все поставили лайк. Чтобы Глеб поставил лайк, и Юля поставила лайк, и ты, и ты, и ты. Это не моя жизнь, я просто продолжаю о ней писать. А соцсети только способ передавать — как драконы, парирус, лошади, голуби, телеграф, телефон, интернет.

Поживу без телефона пару недель.

«Холодно. Теплее. Теплее. Горячо».

Купить мою книгу 147 свиданий можно здесь (открыт предзаказ на электронную версию).