Дорогая  Елена, пользуясь небольшим перерывом в делах, возвращаюсь в начатый диалог. Благодарен Вам за участие в нашем маленьком безобразии на страницах блога Андрея Наврозова (конечно же поддерживаю Вашу идею пригласить в разговор виновников нашего с Вами торжества). Переписка с понимающим меня человеком – отличное средство от пронизывающих снежных ветров здесь на севере Германии. Таких морозов и сугробов не было больше тридцати лет. Завтра (писал 13.02, перемещаясь между Гамбургом и Веной, смог выйти в Интернет только 14.02) встречу день уже в итальянских субтропиках,  что несомненно повлияет на выбор темы следующего послания в Ваш адрес. Сегодня напишу немного о Предательстве, антиподе самой красивой категории в Классификации Наврозова – Доверия.

То, что автор называет Страшной Любовью,  для меня конфликт между чувством и разумом, контраст между порывами Души не поддаваться сиренам собственной лени и поиском еще не замерзшей бухты для отдыха от страданий. Причины этого внутреннего разрыва – отсутствие  Невероятного Доверия и, как следствие, наличие его мрачного и расчетливого диалектического врага.

                                                    

«По морям, по волнам…»

Выглянул сегодня утром в окно и чуть не ослеп. Белый снег в белом небе, белые сугробы. Фьорд застыл под коркой белого льда . Только на некотором отдалении от берега осталась полоска воды, от вида которой мурашки бегут по коже. Огромные паромы-работяги без суеты принимают грузы и пассажиров, чтобы уйти каждый по своему никогда не меняющемуся маршруту: один в Швецию, другой в Норвегию. Такая у каждого из них планида.

 

Вся ее жизнь напоминала движение изящного океанского лайнера между заслуживающими внимания портами. На то они и теплоходы, чтобы больше времени проводить в пути. Нежное прикосновение к причалу мимолетно, но неизбежно: требуется вышвырнуть накопившийся в трюмах мусор, загрузиться всем необходимым и снова лечь на курс в ожидании очередного порта. Впрочем, даже у безупречных и когда-то современных кораблей однажды начинает шелушиться их поблекший макияж, а элегантность линий и внушительный размер больше не вызывают восхищения у толпы встречающих. Наступает момент, когда пора думать о выборе окончательного порта приписки.

Началось все с маленького, но, как ей казалось, приемлемого в сложившихся обстоятельствах Предательства. Решила она предать свою суть – вечную тягу к тому, что за горизонтом. Пыталась убедить себя, что все предыдущие путешествия и заходы в порты всего лишь прелюдия к новой, еще более радостной и безмятежной жизни. Свобода одиночного плавания должна была конвертироваться в отсутствие  необходимости все решать самой, в возможность великодушно предоставить заботу о себе тому, кто был поражен ее уникальностью.

Им было хорошо вместе. Редко встречаются пары с таким набором общего в интересах, стиле жизни, взглядах на будущее, эмоциях и предпочтениях в интимной сфере. Понимали друг друга с полуслова, имея при этом возможность общаться на выбор на одном из четырех языков.  Ее практичный расчет в сочетании с его финансовыми возможностями и щедростью быстро дали результат. За год  совместной жизни они успели свить два гнездышка: одно в цивилизованной столице на севере, другое в вечно зеленом и теплом раю. 

Секрет, который он так и не постиг, сводился к простым вопросам. Почему так неистребимо в некоторых женщинах стремление получать больше, чем человеческое счастье? Почему им кажется, что один миллион пятьдесят долларов сильно отличается от просто одного миллиона? Почему ради столь ничтожного отличия можно забыть о собственном достоинстве и предать? Предать свою неповторимость, красоту чувств, будущее свое и своей семьи. Почему дополнительная горстка монет оправдывает риск проиграть ВСЕ и откатиться к разбитому корыту?

Однажды ночью диспетчер порта обратил внимание на странное подмигивание сигнальных прожекторов на мачте. Наш лайнер проявлял знаки внимания незнакомому малотоннажному сухогрузу из провинциального греческого порта. Сухогруз был симпатичный и относительно недавней постройки, но слишком уж ярко окрашенный. Нет, не успели они потереться бортами. В ответ на подмигивание деловой и конкретный грек фыркнул не очень протяжным гудком и пошел дальше. Надо было спешить засыпать грузовые отсеки дешевым сырьем, пока котировки не пошли вверх: экономический кризис, как и все в этом мире, увы, не вечен.

Взгляд диспетчера, оторвавшись от мачты, скользнул вниз чтобы обнаружить странную возню на пирсе. В темноте шла несанкционированная загрузка в лайнер, без надлежащим образом оформленного коносамента. Сделать вид, что ничего не заметил и продолжать получать то, за что ее ценил, означало подтолкнуть ее на  Предательство большего масштаба. Это было единственное, в чем он не сомневался в тот момент. Нет, не будет его порт последним пристанищем для умной красавицы, - осознал он и, пересилив себя, дал команду освободить причал.

 

Ее рациональный ум не подвел и на этот раз. Не теряя времени на переговоры, лайнер  отшвартовался, увезя с собой загруженное украдкой. «До следующего порта дотянет»,- подумал про себя диспетчер. Долго и молча смотрели они в след друг другу. Он - со смешанным чувством грусти, горечи и сочувствия им обоим. Она - с тоской о красивой, теплой и безмятежной жизни, о том, что можно было бы еще получить, не будь той нелепой оплошности.  Еще  больше ее тревожил вопрос : Куда плыть?

Несколько месяцев боль в его душе сопровождалась физически ощущаемой ломкой всего тела и повышенной температурой. Такая реакция вызывала досаду, но ничем помочь себе он не мог. Часто случались счастливые сны, в которых они были вместе, и ему не надо было стоять перед жестокой дилеммой. Прошел почти год,  она стала реже приходить в его видения, а пробуждение не вызывало острой грусти. Однако ощущение случившейся катастрофы так и не покидало. Потеря  Великого Доверия опустошила его как стихийное бедствие.

Недавно видели ее в зоне Карибского бассейна. Шла величественно и целенаправленно, рассекая теплые воды. Вот так борется она с зимой, уплывая к берегам, где лед бывает только в коктейле Мохито. Еще ей комфортно там, где она может насладиться общением с окружающими на своем родном испанском.

------------

Много в жизни совпадений, дорогая Елена. Завтра День Святого Валентина. Встречу его на берегу озера со звучным названием Garda. Ее тоже звали Гарда. С балкона захватывающий дух вид на противоположный берег. Чуть в глубине того берега древняя Верона, где когда-то любили и стояли перед разрушительной дилеммой Ромео и Джульетта.

Озеро настолько глубокое, что масса воды не успевает остыть до наступления летнего туристического сезона, щедро Доверяя свою энергию нуждающимся в тепле. На набережной моего любимого курортного местечка в это время года апельсиновые деревья усыпаны огромными рыжими плодами, напоминающими елочные игрушки.  Гарда сейчас, конечно, теплее чем ослепительно белые фьорды, но и на ней Мертвый Сезон.

http://www.youtube.com/watch?v=e2puLjrQUSA