РОЖДЕСТВЕНСКИЕ СНЫ

 

Обычно не запоминаю сны. Редкие дожившие до пробуждения видения всегда становятся знаковыми.  Возникают они по неведомым законам, живут своей логикой и неизбежно сбываются. 

YouTube - Stacey Kent - Close Your Eyes

----------------

 

 

Гул моторов. Открываю глаза. Пустой самолет. Стюардесса обращается на английском. Почему не на итальянском, если на ее фирменном значке написано: Alitalia GIOVANNA ? Прошу больше не будить и интересуюсь, сколько еще лететь.

 

 "О, сорри ! Меньше половины полета, сэр. Приземляемся без задержки через три часа, в 15:40 по местному времени, разница с Миланом минус 6 часов." 

 

На соседнем кресле титульной стороной обложки вверх подаренная тобой книга. Вот почему Джованна заговорила со мной на языке незаконченного романа.

 

Такси. Водитель ближневосточной внешности всю дорогу болтает по мобильному. Пытаюсь дочитать книгу. Наступают сумерки. Слова на тускнеющих страницах становятся неразборчивыми. Смотрю в окно. Здания все выше и выше, в салоне все темнее. Размышляю о причине своего странного состояния. Как буд-то окутан чьим-то благословением. Все легко и спокойно, не смотря на неочевидность  результатов нашей предстоящей встречи. 

 

"Вот она!"- произносит с удовлетворением таксист. "Как он смог тебя узнать и, вообще, понять, что меня ждут?"- первое, о чем думаю, отвлекшись от самоанализа. Конечно, кто же кроме тебя будет стоять на холоде в легкой одежде, всматриваясь в проезжающие такси. Ты вся в этом взгляде. Читаю без усилий: "Ну, наконец ! Как ты? Как выгляжу в твоих глазах? Обними! "

 

У нас много общего. Мыслим и говорим об одном и том же одинаковыми словами, предпочитаем одни ресторанчики, любим похожие книги, живем не как все. Вот и сегодня с блеском в глазах соглашаешься на безумно ранний завтрак в круглосуточном дайнере. Ко всему прочему ты еще и жаворонок. Такая редкость в наш развращенный век! Все без исключения мои девушки были не в состоянии просыпаться раньше 11 дня, что означало параллельность жизней почти половину отведенного на общение времени. Увы, параллельность не ограничивалась временной осью координат.

 

4:15 утра. Выходим на мороз. Улицы пусты за исключением редких такси и полицейских патрульных машин. Поднимаем воротники, на ходу прижимаясь друг к другу. Во дворе соседней церкви заснеженные фигурки волхвов поклоняются чуду.

 

Атмосфера ресторанчика теплая и деловая, как и вид посетителей. Праздничные гирлянды. Почти все места заняты работягами ночных и утренних смен. Превалируют негры. Из парочек только мы и те двое, что за столиком в углу у входа. В отличии от нашего их день подходит к концу. Поздний ужин одних пересекается с ранним завтраком других, как закат и рассвет в белые ночи.

 

Вся обстановка заведения и, особенно, общение с видавшим виды официантом превращают дайнер в сцену голливудского фильма, а нас в обычных героев захватывающих приключений. Во время разговора, бОльшая часть которого не связана с заказом блюд, каждый из нас испытывает удовольствие, природу которого не сразу улавливаю. Ну как же ! Это радость не только ощущать себя свободным человеком, но и общаться с близкими по духу. Джо упивается уверенностью профессионала и запасом прочности своей независимости. Мы наслаждаемся чувством единства и отсутствием конкретных планов на день. Твоя озорная и одновременно глубокая улыбка тому доказательство. Весь этот завтрак - легкое дурачество и игра, но именно так представляем нашу жизнь: возможность выбора всего, что хотим, свобода быть самими собой. 

 

Как еще может проявиться наша свобода в эти ранние часы, если не прогулкой по начинающему шевелиться городу в сторону самого роскошного французского ресторана, открытого для завтраков с 7 утра? Идем по просыпающимся улицам пока не замерзаем окончательно. Начинают загораться огоньки на рождественских елках в ветринах магазинов. Рассказываешь мне об интересных деталях города, в основном бытовых, а не глобальных и культурно-исторических, про дальних родственников, знакомых и друзей. Ты, как никто, чувствуешь тонкости, а я люблю тебя слушать, узнавая больше тебя, чем предмет повествований. Пора греться. Предлагаешь ехать в центр на автобусе, а не, как обычно, на такси.

 

Твой проездной не сработал. Водитель машет рукой, давая понять, что можем ехать бесплатно. Кроме нас пассажиров нет. Небо стремительно светлеет. Подъезжаем к парку. Здесь еще темно. Только свет фонарей отражается в матовой корке льда маленького пруда в уголке замерзшего оазиса. С тобой уютно везде, даже здесь на холоде в таящих сумерках. Надеюсь, и ты обращаешь внимание не только на пронизывающий ветер. 

 

Ровно в семь утра распахиваются двери известного ресторана. В обществе бизнес-элиты больше греемся, чем завтракаем. Днем занимаемся каждый своими делами. Вечером идем на театральную постановку. Потом блуждаем по нашему району, задерживаясь в уютных барах. Разговариваем о самом важном. С удивлением замечаем, что на часах четвертый час ночи (или утра?).

 

Поздний ужин предлагаю провести в том же дайнере, где ровно сутки до этого завтракали. Здорово, что у тебя хватает сил, а главное энтузиазма, согласиться! Тот же блеск в глазах.

 

Заведение гудит. Почти те же люди. Вместо молодой парочки седая старушка за столиком в углу у входа. Внимательно изучает первую страницу свежей газеты. Джо узнает нас как старых приятелей. Странный день, точнее сутки, вошли в нашу с тобой историю. Уже наступила суббота. Можно проснуться поздно, чтобы порадовать друг друга: я тебя кофе, который не пью, а ты меня овсянкой, которую ешь редко. Остальные радости разделим, иначе они потеряют всякий смысл.

 

------------------------

Голос из динамика сообщает, что приземляемся через 20 минут. Снова, как во времена интенсивных полетов, научился спать в самолете. Сны кажутся более настоящими, чем реальность. Если бы не твои рождественские подарки в багаже, поверил бы в иллюзорность видений.

YouTube - Driving home for Christmas