Все записи
16:41  /  25.06.18

Дети, которые хотят быть журналистами

+T -
Поделиться:

Родители в других странах обычно молятся на дополнительное образование, которое дорого стоит, но очень помогает ребенку с адаптацией и пониманием, кто он такой и чем он хочет заниматься, снимает тревожность и вообще помогает социализации. Обычно в Европе или Израиле, где я живу, «допобр» — это маленький частный бизнес, где работают энтузиасты и высококлассные специалисты, и самое главное — куда дети бегут с охотой и огромным удовольствием.

В СССР кружков было много, они стоили дешево, но в целом ценность их была невысока: «Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота». Оттуда, как мне кажется, и идет некоторое пренебрежение к «подобному виду досуга». Хотя на самом деле это не столько досуг, сколько большая и важная часть становления ребенка.  

В Норильске есть два совершенно выдающихся кружка. Первый — это «Авиамоделирование», которое 20 лет ведет рабочий одного из заводов Норильска и куда толпами валят мальчишки после школы. К сожалению, посмотреть место у меня не получилось — руководитель уехал в отпуск (на 7 недель, как это водится на Крайнем Севере).

Второй «кружок» — это медиашкола (Mediaшкола), с учениками которой я познакомилась во время турнира по кёрлингу. Я сначала заметила небольшую группу подростков, которые бегали по этажам, что-то оживленно обсуждали и строчили в блокнотах в пресс-руме. А потом уже узнала, что это студенты Игоря Попова, выпускника журфака МГУ, преподавателя Школы юного журналиста и бывшего сотрудника АиФ. Игорь с 1991 года преподавал старшеклассникам в Москве основы журналистики, через его школу прошли сотни студентов.

Школа постепенно разрасталась, менялась, а потом «Норникель» предложил Попову перенести школу не просто за пределы Садового кольца, а средней полосы России, и Попов принял это предложение.

Фото: Маша Кушнир
Фото: Маша Кушнир

Сначала школа появилась в Норильске, затем в городе Заполярном Мурманской области, и сейчас — в Дудинке. Игорь весь год ведет занятия, мотаясь между городами: «В этом году у меня было уже 32 перелета, я больше не могу видеть самолеты», — шутя жалуется он.

Школа устроена интересно. Ученики школы тесно сотрудничают с медиакомпанией «Северный город», которая работает на территории Норильска. Они буквально оккупировали их мобильную телестудию, там брали интервью у разных участников турнира по кёрлингу.

«Мы снимали стендапы, записывали синхроны болельщиков. Правда, старались спрашивать не столько о самой игре, сколько о человеке и его жизни. Новости выходили на YouTube-канале “Северного города”, а некоторые кусочки из наших интервью показывали по норильскому телевидению»,  — рассказывает Таня, белокурая девочка в очках.

Таня интересуется журналистикой с шестого класса и в этом году поступает на факультет журналистики МГУ. «У нас в школе был пресс-центр, для которого мы снимали на видео школьные новости. В 9 классе я пошла в детскую студию “Перемена”, а в 10 классе узнала, что открывается медиашкола Игоря Попова».

Фото: Маша Кушнир
Фото: Маша Кушнир

В школе занятия проходят раз в неделю. Они должны длиться два часа, но нередко затягиваются.

Дети рассказывают, что медиашкола — это не курсы журналистики, а «что-то гораздо более родное, где можно обсуждать проблемы в мире». «У нас отношения не “учитель — ученики”, а скорее “отец — дети”», — делится со мной шестнадцатилетняя Наташа. «Это что-то нереальное, такой семейной связи на каких-то курсах я не получу», — продолжает она. При этом быть журналистом Наташа не хочет — собирается получать педагогическое образование.

Фото: Маша Кушнир
Фото: Маша Кушнир

17-летний Глеб ходит в толстовке с надписью «Дичь», аккуратно подворачивает джинсы и все время норовит снять очки, когда я пытаюсь его сфотографировать. В школу Игоря Попова его записала учительница, которая хотела помочь мальчику раскрыть его журналистские таланты.

Фото: Маша Кушнир
Фото: Маша Кушнир

«Моя розовая мечта — жить жизнью, которая будет мне нравиться. В какой-то момент я начал бояться серости: что я скачусь в монотонную работу, когда просто не замечаешь, как проходят годы. Я этого боюсь до смерти, поэтому хочу работать в области, которая, помимо того, что будет мне нравиться, будет делать жизнь ярче».

Фото: Маша Кушнир
Фото: Маша Кушнир

Во время этих разговоров я вспоминаю свою учебу в Школе юного журналиста, поступление на журфак и творческое собеседование, на котором почти всех спрашивали про любимого журналиста. У нас это был Андрей Лошак. Интересно, а кто кумир у сегодняшних абитуриентов? Спрашиваю об этом ребят. Наташа называет Ксению Собчак — «потому что она смелая и решительная» — и заодно рассказывает, что терпеть не может Соловьева и «снобизм» Познера. Глеб не может назвать журналиста, но с трепетом говорит про работу на «Первом канале»: «Там работают профессионалы своего дела. Если мне придется работать с ними, я буду рад».  

Чем вообще «Mediaшкола» помогает детям? Зачем она нужна? — спрашиваю я Попова. Он говорит о проблемах в области среднего образования: «Я рассказываю ученикам про то, о чем сегодня в школе совсем не говорят. Я им открываю какие-то литературные имена. К сожалению, многие сейчас не знают, кто такие Юрий Трифонов, Фазиль Искандер, Стругацкие. Для нас, когда мы учились на журфаке, не знать Стругацких было неприлично. Сейчас их не читают. Я рассказываю на занятиях про книги, про людей, про авторов — для эрудиции. Я объясняю, что прочитать только “Пятьдесят оттенков серого” недостаточно для того, чтобы идти в журналистику. Да и в целом, в мир только с этим выходить неправильно».

Бывшие ученики Попова работают и тут, и там. Он следит за судьбой всех своих студентов, которых называет не иначе как «зайцы». Так же, кстати, называется и журнал, который он выпускает с ними в Норильске.

Мне было интересно узнать, отличаются ли дети из Москвы от детей, живущих на Крайнем Севере? Я спрашиваю Игоря и втайне мечтаю услышать, что дети везде одинаковые. Он же говорит, что отличия есть: «Московских я очень люблю, не хочу их критиковать. Но здесь ребята стараются не упустить ничего, хватаются за все. Когда я приезжаю, они на мне виснут, занятие должно идти два часа, а оно идет три с половиной. У них больше жажды знаний. И в общем-то понятно, почему. Это для них единственная возможность».

Попов не совсем прав насчет возможностей. Кружков и секций в Норильске больше ста. Другой вопрос, что в медиашколу идут самые активные, те, кто страстно мечтает заниматься креативной работой и в конечном итоге — уехать из Заполярья.

Спустя сутки я окажусь в интернате и увижу совсем других детей, с совсем другими историями, перспективами и возможностями. Об этом — в следующем тексте.

Предыдущий текст: «Поменять балетки на ботинки, или Путешествие из Тель-Авива в Норильск и Дудинку»