Все записи
10:38  /  6.12.19

734просмотра

Paris Photo 2019

+T -
Поделиться:

Кажется, за последние несколько лет на ярмарку Paris Photo успели съездить все, кто хотя бы немного интересуется фотографией. В этот раз я решила, что тоже могу позволить себе отправиться в Париж и увидеть, что происходит в визуальном мире, своими глазами.

Тут надо сказать, что я не раз была в Париже, и возможно поэтому не испытывала особого трепета перед встречей с городом, скорее наоборот — готовилась увидеть голые ветки деревьев, продрогнуть до косточек, попасть под дождь и простудиться.

Каково же было мое удивление, когда, выходя с чемоданом из метро, я первым делом наткнулась на рыжие деревья, притихший Нотр-Дам и остывшее ноябрьское солнце. 

Я влюбилась в Париж так же стремительно, как и десять лет назад, но за время, что мы не виделись, научилась чуть лучше справляться с чувствами, так что еще раз напомнила себе, ради чего я приехала.

Меня интересовала Paris Photo — одна из крупнейших ярмарок фотографии, на котороую раз в год съезжаются галеристы, коллекционеры и фотографы со всего мира. И на этот раз я была среди них. 

6 ноября

Пребывая в ностальгическом настроении и мечтательно плутая по хорошо забытым улицам, я перепутала Grand Palais (где проходила ярмарка) с Palais Royal. Дойдя до площади и не увидев никаких признаков фотоярмарки, я поплелась через Тюильри теперь уже в нужном направлении. 

Сам Гран Палас, и без того помпезный, с открытием Paris Photo выглядел еще более величественно. Красная ковровая дорожка, подсвеченные тканевые вывески, изысканно одетые французы, дорогие машины, подъезжающие ко входу, — все это создавало очень кинематографичную картину, внутри которой было приятно находиться. 

Получив пресс-карту и попав внутрь, я сразу поняла, что потребуется несколько дней, чтобы обойти гигантский зал целиком. 

Ярмарку открывали черно-белые работы Занеле Мухоли — южноафриканской ЛГБТ-активистки и фотографа, висящие при входе на экспозицию. Но основную массу составляли все-таки классики: от Августа Зандера и Ман Рэя до Картье-Брессона, Эллиотта Эрвитта, и более современных — Джоэля Мейровица, Алекса и Рэбекки Уэбб, Антонио Д’Агаты, Гарри Грюйера, Патрика Захмана и других.

 © Zanele Muholi

Первое впечатление — очень дорого, очень красиво и… очень традиционно. Молодые авторы хоть и представлены, но теряются среди остальных. Фотографа Chad Moore и Диму Маркова я увидела в последний день в галерее Du Jour Agnes B. Работы прекрасной Сig Harvey, представленные в Robert Mann Gallery, висели где-то сбоку. 

 © Cig Harvey

Все время приходилось напоминать себе, что это не фестиваль фотографии, а ярмарка, где выставляют, в первую очередь, то, что хорошо продается. 

Пока я думала об этом, доедая сэндвич с индейкой, ко мне за столик подсела дама с бокалом шампанского, которая оказалась хозяйкой фотогалереи в Майами. Завязался разговор, и на мой вопрос, как она выбирает фотографии, она весело воскликнула что-то вроде: "Черт его знает!" и тут же вспомнила историю о том, как купила портрет с топ-моделями 1990х, чтобы повесить его в гардеробной. 

7 ноября

Ярмарка длится четыре дня, и за это время здесь проходит нескольких круглых столов, десяток artist talks (на которых в основном присутствуют сами выступающие) и сотни (!) автограф-сессий. Не смогла удержаться, чтобы не пожать руку Мартину Парру, взять автограф у Софи Калль (часовую лекцию о которой прослушала совершенно случайно буквально за неделю до этого) и обсудить воспитание детей с американцем Тоддом Хайдо, у которого, как и у меня, близнецы. 

Надо сказать, что это очень крутое ощущение — увидеть вживую людей, одна из профессиональных задач которых — уметь быть невидимыми, незаметными и призрачными. И как-то очень правильно, подумала я, что есть такие мероприятия, на которых они наконец становятся видимыми и чувствуют себя значимыми. 

Вообще мне кажется, в этом как раз смысл таких мероприятий: развиртуализация, осознание сопричастности, доступности и открытости. Неважно, кто ты — начинающий фотограф или Куделка.

Я почувствовала какое-то вдохновение и радость, хотя в то же время прекрасно отдавала себе отчет, что Paris Photo — история в большей степени про бизнес, чем про искусство. 

8 ноября

Когда я уставала бродить по ярмарке, я все время возвращалась к секции книжных издательств, где подолгу рассматривала альбомы незнакомых раньше авторов, и даже составила вишлист на будущий год. Вот несколько пунктов:

'Juliette' (Denis Dailleux) — обаятельная серия черно-белых портретов французской старушки — тети автора. 

'Playground' (Alice Quaresma) используя разные материалы, бразильянка Элис Куаресма создает новые объекты, ставя под сомнение объективность фотографического изображения. 

'Les Filles de Tourgueniev' (Philippe Herbet) —  Филипп Эрбе пытается понять, как выглядят "тургеневские девушки" в современном мире. Пока листала книгу, наткнулась на портреты нескольких знакомых, чему была почему-то очень рада. 

 How we see photobooks by women' (в редакции Russet Lederman, Olga Yatskevich, and Michael Lang) — Это сборник, в котором представлены фотокниги 100 женщин-фотографов и несколько очерков об истории их создания. Выглядит очень внушительно и круто, если бы не цена 50 евро, купила бы не глядя. 

9 ноября

В дни Paris Photo в городе проходит куча мероприятий — ярмарок, выставок и фестивалей фотографии. Ужасно рада, что заглянула на Offprint, где купила фотоальбом Jack Davison и увидела совсем другую публику: более молодую и неформальную. 

В те же дни в одном из пришвартованных кораблей проходил Polycopies Paris, где можно было купить зины и фотокниги, ярмарка Fotofever, показ работ победителей LensCulture Discoveries и выставка Дугласа Киркленда с фотографиями Мэрилин Монро, которую он снимал 60 лет назад. 

Друзья, которые ездили на Paris Photo до меня, предупреждали, что в какой-то момент перестаешь воспринимать информацию и просто физически не можешь смотреть на фотографии. Я отмахивалась, будучи уверенной, что со мной такого не произойдет. Но все-таки через четыре дня я сдалась. Айфон, кстати, тоже — память кончилась, а это могло означать только одно: что пришла пора спрятать телефон в карман и достать из рюкзака фотоаппарат.