Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:20  /  29.09.14

28535просмотров

О ВРЕМЕНИ И О ТРУБЕ

+T -
Поделиться:

Спасти "Интеллектуал"

Ну что, спрашиваю я у сына, чувствуется у вас там нервозность? Ага, говорит он, еще как чувствуется. Известие пришло, когда у меня было окно [в “Интеллектуале” дети учатся по принципу почти университетскому], и на перемене я увидел одноклассниц — они так потянулись ко мне, “Мии-иша”, и я все понял. Постояли, уткнувшись друг в друга, как усталые лошади.

Я подумал — что мне это напоминает? Много что: оркестр, который играет Nearer, My God, to Thee на борту “Титаника”; лондонцев, которые рассказывают друг другу греческие мифы и семейные истории в бомбоубежищах в 1940-м; ленинградскую премьеру 7-й симфонии Шостаковича в 1942-м. Конец некоторых из этих историй можно условно считать счастливым.

Школа “Интеллектуал” существует с 2003 года; в прошлом году ученики, учителя и выпускники радостно отметили свою первую круглую дату. За эти годы она уверенно расположилась в топ-500 школ России (в топ-20 по параметру “высокий уровень развития таланта учащихся”), в топ-100 школ России по ряду предметных областей, от физико-математической до социально-гуманитарной, в топ-20 школ Москвы. Выпускники “Интеллектуала” выигрывают олимпиады, отлично сдают ЕГЭ, поступают в лучшие университеты Москвы (тут следует заметить, что академическая концепция “Интеллектуала” предполагает продолжение образования в российских вузах). В эффективности созданной модели, держа цифры в руках, не сможет усомниться ни один человек, знающий арифметику.

Я впервые столкнулся с “Интеллектуалом”, познакомившись с несколькими учителями и немного зная Евгения Владимировича Маркелова, человека с внешностью Хагрида и Карабаса-Барабаса, отца, основателя и ангела-хранителя школы. Маркелов умер в 2010 году, его приземистый памятник стоит теперь у входа в школу. Пройдя тяжелые вступительные испытания, в “Интеллектуал” поступил сын моей жены, сейчас — аспирант в одном из биологических институтов дышащей на ладан РАН. На первой своей линейке он стоял не с цветами, а с жабой, которую собственноручно поймал для учителя биологии, и ничем особенно не выделялся из толпы. Маркелов произнес директорскую речь, которую я приведу целиком: “С праздником вас всех! Я предлагаю пойти и заняться нашим любимым делом — учиться!”

Да, это особая школа. Люди вообще бывают разные, у них разные способности и потребности. В эту школу принимают тех, кто хочет и может учиться, и кто при этом доброжелательно относится к успехам других. То, что это государственная, т. е. бесплатная школа, где и шестиразовое питание, и интернат доступны ребенку из семьи с любым уровнем достатка — это важнейший залог интеллектуального уровня школьников. Или в России больше не принято гордиться Ломоносовыми, Циолковскими, Курчатовыми и другими гениями из скромной среды? Протест против “элитарных” школ часто пытаются представить как социальный. Ну вот вам пожалуйста, школа, для поступления в которую не нужно происходить из семьи министров, бизнесменов или кинозвезд. Если социальный протест — это протест против мозга, то тогда да, пожалуй.

Кстати, о деньгах. Иногда приходится слышать, что педагогический коллектив держится за свои повышенные зарплаты. Это вздор: люди с такими способностями и такими социальными навыками (все-таки учитель — это довольно высокий уровень социальной адаптированности) могли бы зарабатывать на порядки больше. Им просто нравится учить детей; многие видят в этом форму служения — человечеству, стране, новым поколениям, назовите это как хотите. Вы искали настоящий, без фальши и агрессии, патриотизм? Вот он.

Я знаю, о чем говорю; мы с женой уже несколько лет ездим преподавать в летние и зимние школы, куда дети съезжаются, чтобы добровольно провести месяц каникул в семинарах, учебных походах, зачетах. Преподаватели этих школ не то что не получают денег — сами платят за походные харчи и прочие организационные расходы. При этом на твою лекцию приходят семиклассники и профессора одновременно, и будь любезен расскажи так, чтобы ни тем, ни другим не было скучно. Вы думаете, у десятков преподавателей, которые туда съезжаются, не нашлось бы более комфортного и более прибыльного способа провести время? Вопрос риторический. Дети из “Интеллектуала” и нескольких других похожих по духу школ составляют заметный процент учеников. Они очень разные — хулиганистые и тихие, артистичные и занудные, спортивные и неуклюжие; их объединяет одно: они любят работать головой.

Это — гордость страны; это — ее будущее, если оно еще есть. Иногда кажется, что чиновники всерьез, как руководство к действию, восприняли придуманные полковником ФСБ (не тем) слова Тэтчер — что, мол, в России достаточно оставить 15 миллионов человек, чтобы обслуживать трубу. Уничтожение “Интеллектуала” — это уже не намек на то, что нам другой человеческий капитал не нужен, это открытая декларация. И тогда нам всем точно труба.