Все записи
17:27  /  13.05.11

534просмотра

Эхо Москвы

+T -
Поделиться:

 

Гости пожелали посмотреть квартиру, которая продается недалеко от моего дома.  Это всего в нескольких шагах от шумного рынка Вучирия, прославленного полотнами Гуттузо, но в тенистом дворике особняка стояла гробовая прохладная тишина.  Входная дверь конца шестнадцатого столетия застонала с горьковским «ииии… касатка…», и перед нами открылась зала с восьмиметровым потолком, через которую мы прошли во внутренние покои с потолками высотой метра в четыре, местами украшенными фресками начала восемнадцатого века.  Вы слышите эхо?

 

 

Квартира, конечно, полуразрушена.  Чтобы привести ее в порядок, как десять лет тому назад я привел в порядок мою, нужно потратить 400 тысяч евро.  За саму квартиру площадью в 400 квадратных метров просят еще 400 тысяч.  Однако пересчитать метры на евро, чтобы сравнить цены на недвижимость в Палермо с Нью-Йорком, Лондоном или Воронежем, в данном случае невозможно, потому что речь идет не о квадратных метрах – и даже не о кубических.  Просто я думаю, что в Воронеже за эти деньги не купишь и сотой доли такого эха.

 

Но ведь эхо – это театр, история, искусство.  А жилплощадь считалась на квадратные метры и у нас в коммуналках.

 

В этом году исполняется 30 лет с выхода книги, название которой я бы перевел на русский язык как «От Баухауса до нашего хаоса».  В книге Том Вулф, позже завоевавший всемирную известность романом «Костер тщеславий», проехался по современному зодчеству, запустив бульдозер памятной фразой, пародировавшей гимн «Америка прекрасная» – оригинал, с которого Лебедев-Кумач списал с детства знакомый нам дифирамб: «Я другой такой страны не знаю, где столько богатых и влиятельных людей от всей души ненавидят, однако покорно оплачивают, такое количество омерзительной архитектуры…»

 

В Москве мы жили у Красных ворот, и с балкона на пятом этаже был виден дом, о котором старшие шепотом говорили: «Корбюзье».  Больше они ничего не говорили, потому что само слово – не имя, а именно слово, – было так красиво, что и добавить к нему было ровным счетом нечего.  Так и в либеральной Америке до сих пор, несмотря на разгром современной архитектуры шалуном Вулфом.  Достаточно произнести вслух «Бильбао» или «Бьеннале» или «Бетон брут», как разум американца замирает, словно поддельный Ролекс на следующий день после удачной покупки, и на лицо собеседника снисходит та особая восковая благодать, которая в любом споре означает, что ты имеешь дело с вопросом веры.

 

«Корбюзье был в архитектуре тем, кем Пол Пот был в политике, – недавно писал в статье один мой знакомый по журналу «Спектэйтор». – Вовсе неудивительно, – продолжал Теодор Далримпл, – что архитектор с восторгом предлагал свои услуги как Сталину, так и правительству Виши. Подобно камбоджийскому диктатору, Корбюзье хотел, чтобы история – в его случае, история архитектуры, – начиналась с него самого, и присутствие хотя бы одной из его бетонных тумб в городском ландшафте отменяло все предшествовавшее ей зодчество».

 

 

В авангардной архитектуре первой половины ХХ века пересекаются две дороги – одна, ведущая на восток, к тоталитаризму, и другая, тоже ведущая к тоталитаризму, но западная и гораздо более древняя.  Ясно, что футуристические урочища Корбюзье вроде спроектированного им в 1922 г. в расчете на 3 миллиона жителей «Современного города», а также последовавшие за ним «Проект Вуазан» 1925 г. и «Лучевой город» 1935 г., представляют собой синтез западной, рациональной механичности и сталинской, азиатской бесчеловечности, как если бы конвейеры Генри Форда использовались не для автомобилестроения, а для расчленения трупов.  Достаточно вспомнить «сады» – смешнее сказать, «парки отдыха трудящихся», – в проектах Корбюзье, «сады», выполненные исключительно в армированном бетоне без единой мелкобуржуазной травинки как, впрочем, и все остальное в его проектах. «Он хотел дать городу, – злобно шутил Далримпл, – то, что пастеризация дает сыру».

 

В политику Корбюзье полез сам.  Заданный в самом начале карьеры вопрос «Архитектура или революция?» остался для него основным на протяжении всей жизни.  Под этим подразумевалось, что в государстве, открывшем себя мегаломании архитектора, революции не случится, так как все необходимые социальные преобразования будут происходить в рациональных рамках железобетонных конструкций, а не в импульсивных перебранках и перестрелках конфликтующих классов.  Далримпл, по профессии врач, поставил этому политическому прожектеру диагноз синдрома Аспергера, среди симптомов которого «неспособность разделять радость, интересы или достижения с другими людьми», а также «настойчивое увлечение деталями или предметами», в данном случае, обширными поверхностями и армированным бетоном.

 

Ошибался Далримпл, как за 30 лет до него ошибался и Вулф, в одном. Вопрос «Архитектура или революция?» на столетья древнее Советского союза и Третьего рейха, и восходит он не к Великой Октябрьской, а к Промышленной революции.  Возвращаясь из городов Италии в Лондон я не раз изумлялся слякотной советскости и хлюпавшему под ногами хрущевству даже в таких якобы роскошных районах Лондона как Кенсингтон или Белгравия.  Насмотревшемуся каменных сводов у автомехаников и паркетных просторов у аптекарей ничего не оставалось как ужасаться двухметровой высоте потолков маркизов и полутораметровой ширине лестниц герцогов, не говоря уже о кудрявых ковриках в ванных комнатах обыкновенных лордов, которых постыдилась бы любая из московских сверстниц моей матери, культивировавших в сталинские времена аристократические и, следовательно, антибуржуазные вкусы и предубеждения.

 

Уже который век пэры королевства, точно так же, как и их сегодняшнее воплощение – американские биржевые маклеры, живут как самые бедные из их рабочих или служащих, только богаче.  Если в одном из сотен региональных центров Италии даже самый захудалый аристократ жил как ему хотелось, с причудами, капризами, потолками, музыкой и живописью, которые ему приходились по вкусу, уже с конца Георгианской эпохи английский лорд все более жил регламентом, все более дублируя своим образом жизни быт низших классов, все более похожий, в свою очередь, на быт средних.  Викторианские «террасы» Лондона, составленные, подобно авангардным городам Корбюзье, из почти одинаковых, и почти одинаково отштукатуренных, сотов огромного улья, и есть политическое наследие Промышленной революции.

 

 

 

Когда мы с гостями выходили на улицу, мне вспомнилась моя последняя, холостяцкая, купленная уже после развода с Венецией, квартира в Лондоне.  Я искал самые высокие потолки, что были мне по карману, и, в конце концов, нашел три более или менее старомосковских метра, заплатив за квартиру из расчета 10 тысяч фунтов за квадратный метр, раз в 20 больше того, что просят за дворец в Палермо.  Хоть и в доме буржуазной застройки Южного Кенсингтона, теперь я понимаю, что в истории мировой архитектуры драгоценная квартира занимала место где-то между вдохновленными «Проектом Вуазан» кварталами городской бедноты Кабрини-Грин в Чикаго и тем «Центросоюзом» на Мясницкой, о котором в моем детстве с таким уважением говорили старшие.

 

Эха, конечно, в той квартире не было никакого.

 

Иллюстрации: (1) Антонио Сарти, фонтан у входа в Палаццо Торлония в Риме, 1842 г.; (2) Ле Корбюзье, здание Цетросоюза, Москва 1933 г.; (3) он же, “сад” знаменитой Унитэ д’абитасьон, Марсель 1952 г.

 

Комментировать Всего 76 комментариев

"Уже который век пэры королевства, точно так же, как и их сегодняшнее воплощение – американские биржевые маклеры, живут как самые бедные из их рабочих или служащих, только богаче." - блестящая оценка, Андрей.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Irina Abarinova

Спасибо, Сергей.  Рад стараться.  Оценивать всегда готов, а вот зарабатывать - совсем другое дело.))

мне тоже приятнее оценивать, чем зарабатывать :)

Как сказал бы Роналд Рейган в годы старческого маразма, "Может, сие означает, что мы родственники?"

Рейган успел упредить, чтобы в эти грядущие годы к его словам никто серьезно не относился. Ну а сие может означать, что мы духовно богатые родственники, а отсутствие должной мотивации - лишь наше достоинство, низкими людьми понимаемое как порок :)

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Рад, что появились, Андрей. Обычно Вы уже с утра здесь, а сегодня немного позднее. Внимательное прочтение оставим до вечера...

Хотя фраза "на лицо собеседника снисходит та особая восковая благодать, которая в любом споре означает, что ты имеешь дело с вопросом веры", не могла не обратить на себя внимание, не в последнюю очередь потому, что вопросы веры много где, в том числе и здесь, зачастую являются предметом спора или, того хуже, аргументом последнего.

Особенно, Артур, как мы с Вами заметили, в конфликтах между остро- и тупоконечниками... Однако не знаю, заметили ли Вы, что на самом деле мы с Вами на стороне тупоконечников, "и как один умрем в борьбе за это".

позвольте вопрос, Андрей: "мы с Вами  на стороне тупоконечников" по убеждениям или по результатам?

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Результатов никаких нет и быть не может.  Следовательно, по убеждениям.  А вообще, если выйти за пределы дихотомии результаты/убеждения, то просто-напросто по некоей схожести в складе характеров.

Тогда нам как минимум незачем умирать "в борьбе за это". Предоставим такую возможность и право декларирующим безусловный приоритет результата над всем прочим,  и готовность бороться за него до смерти, которая, согласно цитате, и есть результат борьбы. Странно, не правда ли? Я думал, что результат (или хотя бы цель) борьбы - это победа, а не заранее объявленная смерть.

Думаю, даже тупоконечники не чужды некоторой остороты преживаний ;)

Конечно!  И далеко не все остроконечники - тупоумны!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Какой замечательный текст, Андрей - и сколько в нем самом эха! Браво.

Помимо шедевров "восковой благодати" и "как самые бедные, только богаче" понравилось еще про разум американца, который замирает словно поддельный Ролекс на следующий день после удачной покупки. 

Квартира моих родителей в Москве на Арбате, в которой я вырос и в которой мы жили с моей первой женой и сыном, была почти 4 метра высотой. Потом я ушел к своей нынешней (чтобы не сказать"актуальной") в коммуналку на Дмитровке, в которой она ютилась со своим сыном - там потолки были 2,7 м. Потом мы переехали в свою собственную, в 12ти-этажке в Ясенево - там высота потолков была 2,5. Я думал, это предел.

Однако приехав в Германию и сняв "по нужде" квартиру, с ужасом  вынужден был признать, что бывают и потолки на высоте 243 см!

Тут я понял, что если так пойдет, переход к последнему пристанищу - гробу - будет вполне плавным...

Правда, сейчас в новой квартире снова дышится несколько легче. Но до эха -  далеко!     

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов, Мария Генкина, Сергей Любимов

Да, тут главное плавность перехода, привыкать надо постепенно.

Сергей, все самое главное для себя я уже постепенно перевожу - в новой квартире у меня рояль как бы уже под землей. Только вот обязать наследников положить мне рояль в гроб вряд ли удастся.

Владимир, теоретически это можно сделать через завещание. Но при нынешних ценах... Вы же надеюсь, не хотите, чтобы они и на ваших похоронах и после долго рыдали и поминали Вас громким злым словом ?

при этом есть свои плюсы: из-под рояля точно не выберусь...

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Володя, спасибо, замечательная статистика.  Наша самооценка - на высоте карниза, а иногда и в руках штукатуров.

Но ведь еще остались и замки, в той же Англии -  не так ли?Ты помнишь, я тебе рассказывал, что как музыкальная скорая помощь ("музыканты без границ") три года прилетал сюда заниматься с ученицей. Вот там было эхо!..

Верно, верно, Володя, замки - есть.  Но ведь индивидуализм измеряется городом.  Если у тебя поместье в 5000 акров, со своей собственной церковью, почтамтом и ж/д полустанком, конечно ты в нем индивидуалист!  А попробуй быть им в городе, который и без Промышленной революции - улей!  Так вот, в любом итальянском городе это удавалось: не случайно я выбрал фонтан Торлонии 1842 г.  Не 1442 г., а всего лишь 150-летней давности.  То есть принц Торлония мог чудить в Риме, как наши помещики чудили в какой-нибудь старосветской глуши. Найди мне эквивалент этого в Лондоне!  Один-два, может, ты и найдешь, но в городах Италии этим добром - индивидуализмом - хоть пруд пруди.

Замок на фото - чистейший Корбюзье

по сравнению с фасадом одного из зданий на улице, ведущей от наврозовского дома к храму

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Спасибо, Вадим!  Вот это - эхо!!

Из Бродского...:)

Вокруг — громады новых корпусов.У Корбюзье то общее с Люфтваффе,что оба потрудились от душинад переменой облика Европы.Что позабудут в ярости циклопы,то трезво завершат карандаши.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Как же Бродский жестко приложил Крбюзье...

Да, это сравнение Бродский любит:"Второй, чья внешность совершенно выпала у меня из памяти по причине избыточности, был архитектурной сволочью из той жуткой послевоенной секты, которая испортила очертания Европы сильнее всякого Люфтваффе. В Венеции он осквернил пару чудесных кампо  своими сооружениями, одним из которых был, естественно, банк, ибо этот разряд животных любит банки с абсолютно нарциссистским пылом, со всей тягой следствия к причине".

Набережная неисцелимых

"архитектурной сволочью из той жуткой послевоенной секты"

Конечно, Б. прав, и мы это чувствуем нутром, но просто брань - Б. тогда был уже во славе и мог себе позволить просто брань, - увы, никого не убеждает.  Я бы сказал: "Бранится как Гусов в Индии". Все равно, время от времени обозвать сволочь сволочью, как и секту сектой - не мешает.

http://www.snob.ru/go-to-comment/187019

для палаццо нерви-скаттолин   это вполне себе сдержанная брань

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Давайте поставим картинку, Артур...

ну да... назвать автора сего шедевра сволочью - это так,  по-дружески пожурить, не боле.

Эту реплику поддерживают: Алексей Фридлянд

Знаете, Артур, Вы, наверное, его сами помните в контексте и у Вас свое мнение, но, по-моему, это здание не так страшно как многие другие, гораздо менее знаменитые своим уродством, в Лондоне, Париже и прочих столицах мира. Проходишь мимо - и не замечаешь, а ведь это уже нечто вроде комплимента для такого здания в Венеции...  Урод, конечно, но не такой, кому много подадут где-нибудь в Стамбуле.

Соглашусь, разумеется. Это, конечно,  не мавзолей  единой Италии

но все-таки и Венеция не так устойчива против архитектурного хулиганства, как Рим или, боле того, Москва

Зато с него хороший вид на остатки былого архитектурного величия открываются :)

Согласен, но мы немножко уходим от темы: злодейство Корбюзье и ему подобных проявляется не в отдельных сооружениях там и сям, а в целых кварталах или даже городах, иными словами, в подгонке политики под архитектуру.  Я это знаю по пригородам Палермо, несущим отметины распилов между М и государством в виде кварталов, которые в США назывались бы (housing) "projects" и были бы де-факто no-go areas : здесь они, по крайней мере, населены белыми людьми и пахнут в полдень томатным соусом, а утром - свежеразвешенным бельем. 

Архитектура, литература,   кинематограф, вообще любое искусство, наука - перечислить всех, кто подгонял под это политику  - никакого Сноба не хватит. Архитектура в этом плане только лишь наиболее наглядна, но в прочем ничем не отличается. Когда политика первична,  в творчестве ничего хорошего получиться не может.  Плохая политика портит нравы, говорил уже цитируемый нобелевский лауреат Бродский, и вкус, добавим мы от себя. О хорошей политике последние лет сто ничего не известно.

Артур, но ведь из всех этих видов искусства, архитектура - самый прикладной, не так ли? (Помните, в Недоросле, прилагательное к дверному косяку?)  Ведь людям в этом искусстве - жить.  Ведь не жить же им в кинематографе или в симфонии Генина или в моих стихах - это все так, баловство, третье блюдо, -  а в этом искусстве и стирать, и гладить, и самому мыться, и детей купать.  Поэтому подводить под него (в отличие, например, от продукции Императорского фарфорового завода или запасников Третьяковки) политику - чистый криминал.  Ну, нарисовали серп и молот на тарелке, и Бог с ними. Или шарики от шарикоподшипников в Бехштейн кидают, да, выродки, но Бог их простит.  А тут - живи с семьей в железобетонном гетто, жарком летом и холодном зимой, с протекающей крышей и неработающей канализацией, без единой травинки, единого орнамента, единой улыбки... 

Архитектура так же немыслима вне политики, как и прочее. Городить  железобетонные муравейники ничуть не хуже, чем доводить умы людей до состояния, при котором обитание в таком муравейнике кажется приемлемым и, берите выше, единственно правильным. Первое без второго невозможно, одно продолжает другое.

Казарма может существовать постольку, поскольку есть желающие  в ней жить. Замечено: те, кто живет в казарме, намного легче ходит строем, чем обитатели особняков. Психология разная.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Сергей Любимов

"состояние, при котором обитание в таком муравейнике кажется приемлемым и, берите выше, единственно правильным"

Да, Артур, это, похоже, так и есть.

Про лондонское СТРОЙительство, как на параде

Эту реплику поддерживают: Ирина Столярова

Справедливости ради

Даже у "хрущёвок" в Лондоне есть своё лицо, точнее своя задница в виде заднего дворика. Там себя и чувствуешь человеком, хоть на маленьком, но своём кусочке земли, миниоазисе частной собственности. Можно поваляться  на травке, увидеть днём облака, ночью звёзды, а в рассветных сумерках отважную лису, забредшую из близлежащего парка.

В отличии от Москвы, да и большинства крупных городов бывшего СССР, Лондон сохранил много больших зелёных пятен на карте центральной части, чем сильно привлекает. Для меня самый близкий и понятный городской пейзаж - массивы зелёного цвета и домашние изумрудные лужайки с детскими качелями и грилем для барбекю.

Справедливости ради, согласен

Ну конечно же я не имею в виду буквально хрущевки, Вадим!  Это было бы то же самое, что сравнивать королеву Викторию с Фурцевой!))) 

Эту реплику поддерживают: Вадим Конаков

Про творение Муссолини

Благодарные потомки называют эту штуку пишущей машинкой, другие - чернильницей.

Про "чернильницу" не слышал.

Хороший домик, емуу просто воздуха не хватает, забыли площадку перед ним расчистить :)

Я все равно считаю, Николай, что Далримпл не слабее, и при этом ироничней, то есть тоньше:  "Корбюзье хотел дать городу то, что пастеризация дает сыру".

Андрей! Вот, хочу похвастаться. У меня в новой квартире потолки 4 с лишним метра!!! И какое эхо замечательное!

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина

Лучший потолок - это небо. Надо слишком любить себя. чтобы наслаждаться собственными отголосками. И не боятся при том разочароваться в себе - ибо любое разочарование породит стремление к смене квартиры.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Но поспешу и опровергнуть свой тезис о небе, как о лучшем потолке. Мы как то в одной малознакомой компании часов пять под небом чужим заспивали русские песни под скрипку и гитару , мешая водку со льдом и лимонами с ближайшего дерева. Я все не мог понять - что это за скрипач - думал из ансамбля одной из пристутствующих певиц, и удивлялся той виртуозности. с которой он мгновенно подхватывал любую тему, иногда ударяясь в очень красивые импровизации. Но сам звук скрипки был слышен очень слабо в этом открытом пространстве. А спрашивать было неудобно. Потом, когда мы отправились на поиски потерянной им по дороге машины, выяснилось, что это был Александр Поволоцкий (виртуозы Тель-Авива). Тогда я и понял, что не зря жалел, что сидели мы не в доме. небесная акустика не всегда хороша.

А вот я, напротив, в той же самой Англии попал в одну русскую компанию физиков-лириков на богатую виллу, где они ночью принялись распевать бардовские песни, сидя у... камина. Более глупейшей ситуации и более отвратительного звучания бардовских песен и представить себе невозможно!

Значит выбор уместного места для распевания - задача более сложная, чем для простого распивания.

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Каламбуры иностранцев!))  Обожаю их с детства!

Я больше наслаждаюсь отголосками своей дочери и своих любимых друзей!

А вот любить себя необходимо!!!

Ирина, я думаю, что после многих лет совместной жизни с самим собой любовь к себе, в высоком смысле этого слова, уже невозможна. Здесь просто надо жить в согласии, не потеряв уважение к самому себе, и терпимо, но без всепрощения, относиться к своим мелким выходкам и недостаткам.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Ирина Столярова

Небо в тонких узорах

Хочет день превозмочь,

А в душе и озерах

Опрокинулась ночь.

Что-то хочется крикнуть

В эту черную пасть,

Робким сердцем приникнуть,

Чутким ухом припасть. 

И идешь и не дышишь...

Холодеют поля.

Нет,послушай...Ты слышишь

Это дышит земля,

Я к траве припадаю

Быть твоим навсегда...

"Знаю... знаю... все знаю,"-

Шепчет вода.

Ночь темна и беззвездна

Кто-то плачет во сне.

Опрокинута бездна

На водах и во мне....

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

А если сподвигнуться на крупные выходки? Может, потеряете уважение, зато приобретете любовь?

Эту реплику поддерживают: Ирина Столярова

Возможно, но если я вдруг страстно возлюблю самого себя, я не занаю, что мне делать с этим чувством. И не уверен, что отвечу себе взаимностью :)

Голубушка, это прекрасно!  А нельзя ли на радостях поменять эту ужасную и к твоей красоте не имеющую ни малейшего отношения фотографию??!

Хахаха ....Твоя тоже не из лучших.... Мерзавец Гусов меня отказывается фотографировать. Если ты настаиваешь,то я поменяю:)))

Настаивать не смею... но умоляю...))  Кстати, ведь была прекрасная фотография, которую ты зачем-то поменяла на эту, так что Гусов здесь ни при чем.  Что не спасает его, естественно, от клейма "мерзавец", которым он первым с удовольствием согласится себя заклеймить.))

Эту реплику поддерживают: Ирина Столярова

Лучше!!  Но поставь ее на сутки, не больше, а не то люди подумают что-то несуразное.))  А потом все-таки поставь ту, которая у тебя была вначале!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

А мне даже интересно,что подумают люди! Мне эта фотография очень нравится !!! Кстати,пришла вчера с Вадимом к Карлосу... Он ему говорит:" Привет, Андрей"! Хахаха.....

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

ВЕЧЕРНЯЯ КОМНАТА

Я говорю сейчас словами теми,

Что только раз рождается в душе.

Жужжит пчела на белой хризантеме,

Так душно пахнет старое саше.

И комната,где окна слишком узки,

Хранит любовь и помнит старину,

А над кроватью надпись по-французски

Гласит:" Seigneur ayez pitie de nous".

Ты сказки давней горестных заметок,

Душа моя не тронь и не ищи...

Смотрю,блестящих севрских статуэток

Померкли глянцевые плащи.

Последний луч, и желтый и тяжелый,

Застыл в букете ярких георгин, 

И как во сне я слышу звук виолы

И редкие аккорды клавесин.

Я не отказывался, но и не сильно настаивал.....и, как оказалось, тем самым проявил свою политическую близорукость!

...и навлек на себя гнев новоиспеченного члена нашей организации.

P.S. Прошу редакцию лишить гражданку Столярову права свободного, безцензурного самовыражения за это абсолютно незаслуженное оскорбление моего по тарзански-нечеловеческого достоинства.

Эту реплику поддерживают: Ирина Столярова

Проснулась сегодня рано..... Открыла твой блог.... А здесь такое! Умереть и не встать!!! Как же мне с вами весело... Жалко, что редко встречаемся....

Гусов!А где обещанные лирические фотографии к моему поэтическому блоку??? Ты предал саму поэзию!!! 

Давай, Ирочка!  Жучь его! Шоб его бессонница одолела! Шоб слезы раскаянья потекли!

Вообще, Гусов, ты должен обещать снимать только для Ириного блога.  А питаться будешь как отшельник, акридами и диким медом!

Эту реплику поддерживают: Ирина Столярова

Андрюшка! Ну ты и подстрекатель! Гусова одолеет бессоница и он, как тень, будет кружить вокруг моего нового дома. Боюсь... боюсь... боюсь....

Кстати, а где твоя обещанная трилогия о любви???

А ты дописал??? Ты же знаешь, мне очень интересно...

Ир, я тебе только что написал по е-мейл.  Так или иначе, надеюсь, увидимся в июне, let's catch up then.

Да,я прочитала... Сейчас отвечу...