Все записи
15:15  /  18.11.09

1214просмотров

День Сурка

+T -
Поделиться:

Азбука конформизма, или Бухарин нашего времени

 

 

В оригинале азбука была, конечно, «Азбукой коммунизма», но сразу вспоминается еще одно сочинение Мойши Долголевского – имя, под которым усатый теоретик марксизма скрывался в Швеции – «Экономика переходного периода», книга, которую Бухарин написал уже как Член Социалистической (Коммунистической) Академии в захваченной им с друзьями стране. «Новое общество не может появиться, как deus ex machina, – писал Бухарин. – Его элементы вырастают в старом. А так как речь здесь идет о явлениях экономического порядка, т. е. затрагиваются вопросы экономической структуры, производственных отношений, то необходимо искать элементы нового общества в производственных отношениях старого».

 

Известно, что некоторые мысли в книге Ленину очень понравились: «Верно! – писал он на полях. – И хорошо сказано, без выкрутас».  А чужих выкрутас Владимир Ильич не любил, давая, например, такую общую оценку книге Николая Иваныча, конечно же, шутливую: «Превосходные качества этой превосходной книги испытывают некоторую деквалификацию, поскольку они лимитируются тем обстоятельством, primo, что автор недостаточно фундирует свои постулаты…»  А?  Каково?  Чем не пародия на стиль наших собственных западников, продвинутых авторов Снобщества?

 

Так вот, весь этот бесполезный исторический хлам самым чудесным образом полез ко мне в голову, когда товарищи заговорили о Мойше Долголевском нашего времени – вельможе путинского режима и авторе романа «Околоноля».  Поначалу товарищам я и отвечать не хотел, так как увидел на Яндексе, что писатель Прилепин уже сказал, что роман – «кудрявая графоманская поделка, мертвечина, не стоящая того, чтобы о ней вообще говорили», добавив: «Я как старый графоман в этом знаю толк».  Но потом с ужасом обнаружил, что сказал это вовсе не писатель Прилепин, смелости которого я на мгновение подивился, а анонимный читатель на сайте Прилепина.  Писатель же Прилепин, наоборот, сказал, что роман – «хорошая литература, в России такую мало кто умеет делать».  Заметьте добротность, солидность, даже некую суровость, с которой мэтр Маяковский-Прилепин высказался о мэтре Асееве-Дубовицком.  Хватка, дескать, у него моя.

 

Натан Дубовицкий – Мойше Долголевский нашего времени, то есть еще не облаченный в полноту и долговечность власти (увы, как всегда оказывается, недостаточно полной и не на шутку недолговечной) Н. И. Бухарин.  И замечательно в истории с «Околоноля» то, что Бухарин современности – не основатель Академии (пусть имени Мене), не ученый (способный писать «без выкрутас»), не специалист (хоть и по выдуманной им самим экономике), а самый что ни на есть рядовой графоман, печатающийся в «Пионере».  Не правда ли, нельзя представить себе Бухарина печатающимся в «Пионере»?  Вечно юного Троцкого – да, а серьезного человека с развитым литературным вкусом, в будущем заступника опальных писателей, нет, просто невозможно.

 

Первое, что бросается в глаза, когда открываешь «Экономику переходного периода» Дубовицкого – полное отсутствие у пишущего чувства собственной значимости как фигуры.  Важность есть, самовлюбленность еще какая, самодовольства хоть отбавляй, но все это идет от вельможного сознания социальной защищенности или, точнее, критической безнаказанности, а вовсе не от текста.  Писавший в «Правде» и редактировавший «Известия» Бухарин гораздо острее чувствовал собственную уязвимость, но, тем не менее, перечитывающий его в наши дни ощущает присутствие ключевой фигуры эпохи.  Читающий «Околоноля» ощущает лишь наличие у автора «квартиры и машины», как начинающие проститутки в Лондоне представляют себе предел собственных желаний.

 

То, что Бухарин в действительности писал, норовя блеснуть западным образованием и иностранным словечком – «новое общество не может появиться, как deus ex machina» и так далее, вплоть до расстрела – было, конечно, сплошной чушью, завиральным бредом, культурной рухлядью, которую можно целиком выбросить на помойку, как давно выбросили полные собрания сочинений Ленина. Но даже у вельможи Коминтерна никогда не хватило бы наглости придать этому бреду ту беспомощную расплывчатость, чернильным пятном Роршаха переходящую в бесхарактерную трафаретность, которая характеризует писания его преемника.  Коминтерновская чушь, подобно газетным полосам моего детства и брежневской эпохи, должна была выражать точку зрения, организовывать содержание, приводить факты.  Пишущий должен был «иметь что-то сказать».  И в этом рецепт коминтерновской чуши не отличался от рецепта того, что вот уже несколько тысячелетий цивилизованный человек подразумевает под словом «литература».

 

Литература – новости, говорил еще Эзра Паунд, «новости не перестающие быть новостями».  Если это действительно так, то литература – скорее повестка в суд истории, чем приятная болтовня; скорее бездыханный гонец, несущий известие об исходе битвы при Марафоне, чем заключительный эпизод «Sex in the City»; скорее обывательский слух о грядущей войне, чем игра в бирюльки; скорее религиозная схизма, чем светское недовольство жизнью.  Позвольте же дать пример того, что по этому определению я считаю литературой.  Отрывок я хотел сократить, но рука не поднимается:

 

При строительстве финских укреплений использовался цемент марки "600". На каждый кубометр бетона – 95 килограммов стальной арматуры. Вот результаты. По финскому ДОТу № 0031 прямой наводкой вели огонь советские 203-мм гаубицы и 280-мм мортиры. Использовались особые бетонобойные снаряды. Вес 203-мм снаряда гаубицы Б-4 – 100 килограммов. Вес 280-мм снаряда мортиры Бр-5 – 246 килограммов. По доту № 0031 203-мм снарядов было выпущено 1043, 280-мм снарядов – 116. Только после этого дот прекратил сопротивление. 132 тонны снарядов по одному доту. Представим себе подготовку к проведению обстрела этого ДОТа. Прежде всего, его надо найти. Это стоит многих человеческих жизней. После этого надо к ДОТу пробиться через минные поля и другие заграждения. Это тоже стоит многих жизней. Затем под огнем ДОТа надо подготовить огневые позиции для орудий.  После этого орудия надо доставить на огневые позиции. 203-мм гаубица в боевом положении весит 17, 7 тонны, в походном 19 тонн. 280-мм мортира – 18,4 тонны в боевом положении,  в походном – 19,7 тонны. Их разбирают на части и тракторами тянут по проселочным дорогам и по бездорожью: ДОТ ведь не на магистрали стоит. Во время транспортировки, сборки и нахождения на огневой позиции эти орудия-гиганты чрезвычайно уязвимы. Далее нужно подвести снаряды. 132.836 килограммов – это чистый вес снарядов, которыми стреляли по ДОТу № 0031. Но снаряды – в прочных деревянных ящиках. Это дополнительный вес. Надо погрузить 200-300 килограммовые ящики на машины и по проселочным дорогам подвести на огневые позиции. И тут разгрузить. Но это только снаряды. Еще нужны заряды. Чтобы вытолкнуть снаряд такого веса из ствола орудия, требуется несколько десятков килограммов пороха. У орудий такого калибра заряжание раздельное, причем используются не гильзы, а картузы – сгорающие шелковые мешки с порохом. На 130 тонн снарядов требуется не менее ста тонн зарядов. Несколько десятков тонн пороха в шелковых мешочках – это предельно капризный и запредельно опасный груз. Перевозка и хранение – дело деликатное, трудоемкое и рискованное. Если при стрельбе по ДОТу № 0031 203-мм гаубица делала один выстрел в две минуты, то на 1043 выстрела надо потратить 2086 минут, т.е. почти 35 часов. Но стрелять без перерыва нельзя. Надо стрелять только в светлое время суток, иначе невозможно корректировать огонь. Но может быть, по ДОТу № 0031 огонь вела не одна гаубица, а целая батарея? Эти орудия столь громоздки, что в батарее только два орудия. В дивизионе – три батареи, шесть орудий. Если стреляла батарея или целый дивизион, то время на поражение ДОТа сокращается. Однако возникают другие трудности: одно дело развернуть на огневой позиции одну гаубицу, другое дело – две или даже шесть. А ведь рядом еще 280-мм мортира стреляет. Или целая батарея из двух орудий. Противнику засечь огневые позиции огромных орудий очень легко. Эти чудовища на огневых позициях предельно уязвимы от любого огня. И еще: ствол 203-мм гаубицы весит 5 тонн. В момент выстрела огромный снаряд мгновенно разгоняется до скорости 607 метров в секунду. При этом ствол испытывает чудовищные тепловые и динамические нагрузки. Ствол быстро перегревается и стрельбу следует прекращать. Кроме того, ствол быстро изнашивается и его надо менять. А ведь все это лишь стрельба по одному ДОТу № 0031.

 

Так Виктор Суворов, дважды приговоренный к смерти за измену родине, пишет о Финской войне.  Если бы у него вырвали язык, он смог бы рассказать свои «новости не перестающие быть новостями» на обгорелых спичках, или чертя на сицилийском песке, как Архимед.  Если бы ему в придачу отрезали и руки, он сумел бы выразить свою основную идею упрямым мычанием.  Ибо приведенный выше отрывок – литература, в том вечном смысле, в котором Геродот, св. апостол Павел, Шекспир и Чехов – литература.  Рассказы Чехова, кстати, я пересказывал неграмотным сардинским пастухам, когда владел лишь сотней слов неродного для них итальянского, и они смеялись. А в свое время и св. апостол Павел умудрился пересказать им то, что стоило пересказывать.

 

Но вот как пишет, сам не зная о чем, не изменивший родине Натан Дубовицкий:

 

Покой, замечу, особенно ценен для моей жены по причине отчасти деликатной.  Дело в том, что ещё за полгода до нашей свадьбы она сошла с ума.  Ей показалось, что она жена Шопена – безумие вполне рядовое в здешних краях, на которое можно было бы и не обращать внимание, но ей нужен был композитор.  Тут, в каком-то кафе, она впервые увидела меня.  Ей показалось, что я Шопен.  Я и не заметил её, но было поздно.  Через месяц мне позвонил её врач и рассказал всю эту дичь.  Родители несчастной ползали у моих ног и читали навзрыд историю болезни. Они умоляли меня жениться на ней, поскольку жена Шопена должна же быть замужем, иначе безумие обострится до крайней степени, так что станет возможным летальный исход.  Я, естественно, отказался, но они приползли опять, прихватив с собой и врача, и дочь.  Врач бубнил про гуманность и самопожертвование, а жена Шопена смотрела на меня так, как ни одна женщина не смотрела на меня раньше. Шопену повезло (не знаю, был ли он женат) – она настоящая красавица.  Я влюбился сразу, приврал, по совету врача, что-то насчёт незавершенной симфонии и с наслаждением вступил в брак.

 

Что можно сказать об авторе этих строк?  Что он празднослов и зануда («Покой, замечу, особенно ценен»)?  Что он не может без выкрутасов («по причине отчасти деликатной»)?  Что он недостоин и мизинца всю жизнь строчившего коминтерновскую чушь Бухарина («она настоящая красавица»)?  Что он а) ничего не понимает ни в психиатрии, ни в обывателях, праздно обсуждающих психические расстройства; б) ничего не понимает ни в музыке, ни в людях, плохо разбирающихся в музыке; и в) ничего не понимает ни в женщинах, ни в типе мужчин, которым они непонятны?

 

Скажите правду. Разбирается Дубовицкий в человеке, как Долголевский разбирался в марксизме?  Заметьте, я не говорю «как Суворов разбирается в истории Финской войны». В данном контексте это было бы профанацией искусства.

 

Если нет, тогда зачем он пишет о человеке?  И почему не напишет о том, в чем разбирается хотя бы в той степени, в которой Бухарин разбирался в марксизме – о Путине, например, о борьбе чиновника за насиженное место, о бессилии прессы, о литературе, коррумпированной властью?  О своем собственном бюрократически чутком ухе, наконец, в которое на знаменитой фотографии с «Пятых Пионерских чтений» (http://www.snob.ru/chronicle/entry/6970) Н. С. Михалков страстно нашептывает нечто столь лестное, что кажется, будто усы командора вот-вот перескочат на одутловатое лицо вельможного псевдонима, чтобы сделать его похожим на Бухарина не только морально, но и физически?

 

Ну, а как же идеи, – не унимались товарищи, – ведь есть же в «Околоноля» идеи?  Отвечаю, что любопытствовать относительно идей Дубовицкого может лишь человек, невнимательно меня слушавший.  Идеи – не более чем подзаголовки вечных новостей, а Дубовицкий – матерщинник, пошляк и конформист, неспособный оживить и строки ходульного диалога бранью, которая, когда Бухарин был мальчиком, называлась извозчичьей.

 

Брань – не новость.  Смутные намеки на ницшеанство – не новость.  Расхожий Борхес в дурных переводах – не новость.  Если Дубовицкий предполагает, что у автора, смешавшего три вида вторичности на одной странице в единый гибрид, получается идея «вроде как у Платонова», то цена такому варварскому предположению – репутация графомана, подавить которую можно лишь применением старой политической власти в новой тоталитарной стране.

 

По словам одного из персонажей романа Дубовицкого, «То бандитизмом попрекаете, то конформизмом.  Кем же быть?»  Какие идеи могут быть у писателя, не сумевшего ответить в собственной жизни на им же поставленный вопрос?  Как, впрочем, не сумел вовремя и Бухарин найти «элементы нового общества в производственных отношениях старого». 

 

Фото: Александр Гусов. Полежаево. Сибирь 2005.

 

Комментировать Всего 33 комментария

Андрей, неужто Вы весь опус осилили?

Преклоняюсь пред Вашей пытливостью, коли так. Я плюнул да бросил где-то на первой трети.

Стас, товарищи в Лондоне потребовали - дескать, прочти, - а поскольку они меня иногда кормят, я взял и прочел.  Ну, естественно, кровь вскипела.  А Гусов говорит, дурак, ты не понимаешь, это же основопологающий документ эпохи, все об этом говорят, я тебе лично заплачу, если ты об этом напишешь колонку.  Ну вот, я и написал.  Спасибо Вам за внимание. 

Да, документ. Такая, блин, эпоха...

Если б за хорошую подкормку – я, наверное, тоже прочел бы целиком. Но не предложили товарищи. 

Спасибо Вам за пространный разгром документа.

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Cтас,читайте! Завтра перешлю и Вам £5 на гамбургер через Western Union! Так я всю страну заставлю прочитать и накормлю всех гамбургерами! Первый раз в жизни занялся благотворительностью.

Саша, может, слегка изменим русло Вашей благотворительности? Например, можно заставить всю страну прочесть "Войну и мир". Или "Одиссею". А иначе что получается? Страна станет сытой, но останется тупой и неодухотворенной. А так - двух зайцев... Подумайте над условиями подкормки!

Sorry, Vladimir!

Ну, Наврозов, свалил все на мою голову, чувствую себя главным редактором Сноба, а вовсе никаким не фотографом.

£5, все что мог! Стыдно, я понимаю.

Отчего же стыдно? Если пять фунтов ежедневно – то на гамбургер хватит!

Гусов, не стыдись!  Поэт-лауреат Англии получает Королевскую стипендию 600 ф. в год!  Это - 2 ф. в день, а не 5!  Нынешний, Эндрю Моушн, только что списал 90 строк стихотворения содержавшего, если не ошибаюсь, 96 строк, из книги воспоминаний участников Первой мировой войны.  Страшный скандал.  Поэт говорит: "Найденная поэзия!"  А составитель книги: "Увидимся в суде, сукин кот!"  Так что, Гусов, давай прибавку, а не то в следующий раз все спишу у Ханкина.

Все понял, кроме одного

А на хера было Наврозову бисер-то метать?!

Интересно...

Разгром Суркова его как-то накормит?!

"Разгром Суркова"

Балагурить с Гусовым о гамбургерах можно сколько угодно, но пора подвести итоги.  Кроме Вас со Стасом, число комментирующих на "разгром Суркова" не около ноля, а ровным счетом ноль.

Это значит: 1) Сурков никого не интересует, или 2) Суркова боятся и не хотят со мной связываться, дабы не нажить в нем врага.

Искренне надеюсь, что дело в первой причине.

Не факт...

Побаиваются... зря... он излшне демонизирован. Милейший парень, по-моему

А свой контент надо продвигать, кстати

Андрей, вы лично знакомы или по картинке впечатление?

Это мне вопрос или Наврозову?

Если мне, то знакомы очень мимолетно, но я слежу за его творчеством

чтобы иметь представление какую идеологическую подлянку заворачивают "властители дум" или эстетическую радость доставляет?

Продвигаем " контент"

Андрей, пожалуйста взгляните на: http://www.snob.ru/chronicle/entry/9306

О том, как Наврозов не подстраивается под риторику Владимира Владимировича....извините за тавтологию!

Андрей, позволю себе выразиться как извозчик: да пошёл этот автор в жопу, много чести. И если пришлёт мне Гусов 5 фунтов, обещаю перевести их на какие-нибудь благотворительные цели (благо валяется квиток из гемайнды)

Константин, спасибо за комментарий.  Да, это Вы по-солдатски.

Вы спрашиваете, по картинке ли судит Андрей.  Я :) сужу по картинке, ибо именно так и пытаюсь судить все, что попадает в невод моих рассуждений.

Это - метод.  Зная многих и много о них, становится трудно сказать о ком-то что-то определенное.  Вот Андрей знает о виновнике торжества, что тот - милейший парень.  Я, кстати, это уже слышал от нескольких людей в Лондоне.

Ну, вспомним окололитературных нолей прошлого.  Блюмкин?  Брик?  Эфрон?  Уверен, с некоторыми из них можно было и закусить, и выпить.  Милейшие парни, возможно.  Ведь Брик был хлебосол, острослов, знаток ювелирного искусства - и оказался рычагом в процессе отказа Маяковскому визы, зная, что Маяковский мог бы и эмигрировать.

Но зачем застревать на литературе?  Что же, СС или НКВД не люди были что ли, не было среди них милейших парней, с которыми можно было и закусить, и выпить??  Да пол-Лондона, я уверен, сегодня сотрудничает с ФСБ, в том числе 99% Православных священников, которые меня, в частности, исповедуют.

Следовательно, не в "милейшем" дело.  А просто писать нужно не задумываясь кто есть кто, ничего не вспоминая и не связывая, а, как Вы говорите, по картинке.  Если человек - пошляк и богохульник, например, как автор "Околоноля", то это надо так и написать, будь он хоть мой кум - или кум Путина.

Надеюсь, я Вам не надоел этим пространным ответом.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская

Все мы люди-человеки. По части посидеть, выпить да закусить, те люди от Галины Борисовны, что мне встречались были только милейшие.  

По поводу же творения. Я вот тут прочитал рецензию от самого:

"Автору явно нечего сказать. Вот он и паясничает. Под пересказами, перепевами и переплетами — абсолютная пустота.... Надеюсь, к тому времени всем надоест, по-дубовицки выражаясь, вкушать вакуум. И «Околоноля [gangsta fiction]» станет наконец тем, чем является на самом деле — ничем."

Но тут, я полагаю, он мягко говоря лукавит. Хотелось ему так:

"Книга словно написана на оберточной бумаге, в которую упакован холодный полый ноль. Надутый неопознанным Натаном до размеров крупнейшей в этом году литературной мистификации".

Крупнейшей. Во как. Ну и performance, конечно: кто такой Дубовицкий, говорят сам Сурков, а может быть нет? Публика затаила дыхание...

Студент факультета режиссуры массовых театрализованных представлений (правда не окончил). 

Можно, конечно, в данном случае отделить картинку от персонажа и пуститься в обсуждение стилистических особенностей текста.  Более того, продвигать или не продвигать контент.

Я же вот, взглянув на обе картинки и ничего не продвигая, вижу в этом желание не просто трахать, а при этом ещё и поговорить.

На мой вкус, лучше просто не тратить время.

сурков сам по себе никому не интересен. так же, как, впрочем, и путин. интересно то что происходит на капитанском мостике управления страной, с которой связаны наши судьбы и судьбы наших близких. в этом смысле у меня двоякое мнение. согласен с теми, кто считает, что обсуждение упомянутых личностей как таковых и их "творчества" - трата времени. при этом, андрей наврозов не столько суркову дает оценку, сколько в его лице тем, кто влияет на нашу жизнь. на это, пожалуй, стоит потратить немного времени в перерывах между обсуждениями результатов матча словения - россия и выхода очередного порноролика (в постах л.горалик). андрей, вы, как интеллигент, как поэт, по сложившимся веками традициям в русском обществе просто обязаны тратить свое драгоценное время, "бисер" и т.п. на вечную тему : "а судьи кто?", независимо от количества гамбургеров, которые вам подсовывает саша гусов. может гусов на проценте у mcdonalds? это, конечно, было бы менее безобидно, чем продвигать "околонулевую литературу" :)

Спасибо на добром слове.  Далее о капитанском мостике - см. новую заметку www.snob.ru/chronicle/entry/9306 о шараде с Тимошенко!  (Видите, продвигаю контент.)

Алексей Бердюгин Комментарий удален

Спасибо за отличный материал. Устрашает больше всего новая тяга бандитской элиты к прекрасному. Материальные ценности уже не пробирают - хочется видеть себя создателем Гамлета и Раскольникова одновременно. Хочется, чтобы Москва ахнула и поразилась циничной смелости автора. Какой тонкий авторский ход! Какая бездна современной безнадежности! В общем, страх божий. 

Мария, не могли бы Вы поместить Ваш комментарий на сегодняшнем блоге, как бы воскрешающем этот материал?  http://www.snob.ru/profile/blog/7619/29996 Здесь он потеряется.  Но вот почему я прошу Вас об этом особо. Вы, как и я, с легкостью пользуетесь словосочетанием "бандитская элита" в определенном моей рецензией контексте.  А мне приходится отвечать на реплики людей, которым очевидность такого хода мысли невдомек.  Хотелось бы, чтобы Ваш комментарий засчитался!

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Андрей, как же я могла пропустить ваш материал в ноябре!!!!  Во мне уже год бушует недовольство от этой ужасной, просто параноидальной, червивой, разлагающейся ереси!!! Факт публикации ЭТОГО в "Русском пионере" а еще и с хвалебной редакторской оценкой  просто подорвал год назад во мне  положительное отношение к журналу.

А вот отношение к Суркову никак не изменилось))).. только еще прозрачнее все стало.

Андрей Наврозов Комментарий удален

Простите, Полина, только что увидел Ваш комментарий на другом блоге.  Спасибо!

Полина, милая, в ноябре п о з а п р о ш л о г о года!..  А кажется 100 лет тому назад, так время плетется...  Рад, что Вас бесит этог клоун с полномочиями вместо помочей.  И надеюсь, что в этом году, наконец, встретимся.

Эту реплику поддерживают: Полина Шершнева

Не заметила, что это было в 2009 году.  Да, правда,  клоун мне не мил, но еще больше раздражает вся буффонада вокруг него. Андрей, в 2011 точно встретимся!