Написав про Первую национальную американскую выставку в Сокольниках, я невольно затронул верхушку айсберга. Я писал о том, как хорошо она была сделана, и в какой культурный шок она повергла московских зрителей. Как выяснилось, про эту выставку и происшедший на ней «кухонный дебат» между Никсоном и Хрущёвым существуют икниги, и сайты, и блоги; она обсуждается на конференциях и в прессе. Один энтузиаст даже проследил дальнейшую судьбу автомобилей, привезённых на выставку и осевших в СССР.

 

  

  

  
  
  
Спасибо Максиму Жукову, снабдившему меня массой ссылок. Оказалось, он и сам побывал на этой выставке два или три раза. Хотя, благодаря космополитичной атмосфере дома, где он рос, он во многом был подготовлен к тому, что увидел там, но и он был поражён увиденным и испытанным. Это были люди из другого мира, это был другой мир, инобытие. Что-то чужое, загадочное, непривычное. Сам воздух и запахи были там иными по его словам.