Все записи
11:25  /  9.06.17

1187просмотров

Тот Самый Счастливый Момент

+T -
Поделиться:

Разговоры о счастье хороши тем, что напоминают беседу клоуна с канатоходцем, эквилибриста с укротителем львов. Слово-то одно, а говорят о разном. И даже если считать счастье моментами, яркими вспышками счастливого переживания, то и тут ничего толком неясно. Получается, в общем, карнавал, а не разговор, цирк, а не дискуссия. Весело и щекотно.

#ТССМ

Анна из Черногории, вспоминая Тот Самый Счастливый Момент (#ТССМ), рассказала о встрече, которая определила ее жизнь: она влюбилась. И дело, может быть, не в самом моменте, а в эхе его, которое получилось долгим и многообразным, -из одного момента, как в сложном фейерверке высеклись другие огни, все выше и ярче: “Он обернулся — я увидела Его. Мозг далеко не всегда успевает за сердцем. Поэтому я не сразу поняла, что вижу свою любовь, своего будущего мужа и отца своих детей. Он понял сразу или почти сразу, а я — спустя 2,5 недели. Он обернулся и улыбнулся, я тоже улыбнулась в ответ. Меня как-то сразу накрыли его улыбка и харизма. Я не помню, что он сказал, но это не важно. Важно первое ощущение — что ко мне обернулся спокойный, сильный, уверенный в себе и крайне харизматичный мужчина. Как выяснилось, именно этот коктейль мне и был нужен”.

А Любовь из Москвы, говоря о #ТССМ, вспоминает суп: “После родов страшно хотелось есть, но вставать было не велено и, поскольку рожала я в хорошем месте на улице Веснина, то медсестра принесла мне тарелку с холодными фаршированными кабачками, и я ела их практически лежа, стараясь не ронять”.

Для Елены из Киева счастьем стало внезапное избавление: “Долго лежишь в больнице, все время больно, капельницы, тошнота, кровь. И вот все кончается, и ты выходишь в парк. И — ничего не болит! Ты просто сидишь на лавочке в парке и дышишь, и это счастье. Как ни странно, я хоть и художник и визуал, но в такие моменты — никаких картинок. Все на уровне физиологии — вдох-выдох, тактильные ощущения в подушечках пальцев, когда касаешься ими скамейки. Максимум по картинке — игра теней от листвы на асфальте. Было лето”.

А Ксения из Тель-Авива говорит, что счастье не ранжирует, у нее каждый день счастливый. “Ну например, сегодня, когда мастера по ремонту кондиционеров в отеле разобрали потолок и достали оттуда пластмассовый автомат. Я прямо увидела целую историю про родителей мальчика, которые купили ему этот автомат, а потом поняли, что им лететь обратно из Израиля домой (а ни в чемодан, ни в ручную кладь ты не можешь взять даже игрушку, напоминающую оружие), и спрятали его в потолок”.

И это мне кажется очень мудрым решением. Я сижу сейчас в кресле перед открытым балконом, мне ноги ветерок щекочет, — и почему, спрашивается, этот момент не считать счастливым? Чем, спрашивается, он хуже других моментов моей жизни, которые я по какой-то прихоти определил, как «самые-самые»?

Что и почему я считаю счастьем? Что и почему счастьем считается?

А может быть, предлагая разговор о счастье, следует еще на берегу договориться, что речь о состоянии эйфорическом? Об уколе счастья внезапном и сильном, о понимании, что вот он — миг, который только сейчас и больше никогда, и именно в этот момент, именно сейчас неважно ни прошлое, ни будущее, они отступают, а мир утрачивает свою текучесть, он фиксируется в памяти, как картина исключительной полноты.

Например, в августе 2013 года в Новой Англии я видел кита. Этот момент был спланирован, что ничуть мне не помешало. Мы поплыли на корабле, из Провинстауна в открытое море, там увидели дельфинов, а затем гладь вздохнула, и из нее проступил темный островок, а затем как в замедленной съемке выпростался хвост, поначалу показавшийся огромным цветком, а далее вода закипела, и закачало корабль, потому что кит — а это был китенок — хотел познакомиться, поиграть, и он началкрутиться, хлопать, дышать и тыкаться, пока мать его — вон тот остров на отдалении — ждала, когда набалуется дитя.

Приближение большого, другого, волнующего и дружелюбного мира — это ли не счастливый момент?

Я чувствовал мурашки, глядя на кита.

Вот по ним я и провожу калибровку. Если мурашки есть, если чувствую трепет, то значит он — счастливый момент. Или даже больше — #ТССМ. Понимание, что жизнь — открытие.

«Я очень хорошо помню это, — пишет Ксения из Марселя, (она говорит, что писатель, но я считаю ее поэтом), — я беру ее, открываю и читаю первую фразу (наплыв камеры, крупный план): “Бенедикт натянул валенки, потопал ногами, чтобы ладно пришлось, проверил печную вьюшку, хлебные крошки смахнул на пол — для мышей, окно заткнул тряпицей, чтоб не выстудило, вышел на крыльцо и потянул носом морозный чистый воздух”. Читаю, а сама думаю: как хорошо! Как удивительно хорошо сегодня все. И Новый год, и ночь такая приятная была, и погуляли так здорово, и сейчас еще книгу замечательную почитаю, потому что я до этого читала “Ночь”, и знала, чего ждать-то. И снова читаю первую фразу. И дальше первой фразы продвинуться вообще не могу, потому что ощущение какого-то огромного абсолютного счастья наезжает на меня, как каток. И я встаю и начинаю прыгать по всей комнате, потому что, ну а куда девать-то это счастье, которое я совершенно не могу объяснить? А потом налила кока-колы, легла и читала до вечера».

И я! А я! У меня тоже был сюрприз! Только прыгал не я, а сердце — зайцем.

Однажды ранним-ранним утром я шел из клуба и почувствовал как на меня столбом падает свет, — слева дом и справа дом, а по улице иду я, и неважно все, и так легко, и ничего не надо. Так со мной попрощалась молодость, как я потом выяснил, чему я рад и о чем подробней в другой раз (и, может быть, отдельной главой, потому что я пишу книгу).

У меня был свет, а у Айнур из Стокгольма был снег:

«Я выросла в южной стране, где снег раз-два в году на несколько часов. Собирала открытки, особенно любила новогодние, где в темноте так тепло и уютно светились окна заваленных снегом домов, а в домах этих кто-то сидел за столом и ел плюшки. И каждый раз такое непонятное томление, ожидание сказки. Искала это тепло все детство, а вокруг был советский быт. И вот пару лет назад, в одной северной стране, взрослая, далекая от сантиментов и мимими дама, идет уставшая, нагруженная сумками и жалостью к себе. Валит хлопьями снег, тишина. Поднимаю голову и вижу огромные снежинки в свете уличного фонаря. И тут приходит ощущение счастья и сказки, которое так тщетно искала в детстве”.

И снова мурашки. У вас не так?

В разговорах о счастье хорошо то, что проговаривая свои переживания, какими бы ни были — суп, снег, кит — мы проживаем их заново, счастье преумножается делением, и кажется вечным этот цирк. Тянешь одно, а за ним и другое, и третье, как цветные ленты у фокусника.

«Когда напишешь о чем-то важном для тебя, а оказалось, что оно важно для многих, — рассказывает Радмила (она тоже писатель, и у нее скоро выйдет книга о свиданиях), — Когда обнимают друзья и не заставляют убрать айфон на вечеринке. Когда задержал взгляд на человеке (глаза в глаза) и он на тебе задержал, и всё уже в голове произошло, а значит и снаружи произойдёт. Когда все перессорились в комментариях и ты читаешь и видишь, что друзья твои — умнейшие люди, и ты с ними согласен, а других, кто глупости говорит, ты не знаешь или знаешь, что идиот. Когда сидишь и вкусную еду принесли, и солнце (или дождь, без разницы). Когда волновался про человека, а он пришел и с ним легко. Когда готовишь что-то первый раз и получилось, и как специально, тот человек, с кем взглядом совпали — за столом, и можно покормить. Когда зачем-то накрасилась (а не хотелось) и смотришь в зеркало — оказывается, красивая! Когда идешь потом по улице и точно. Когда по небу показывают радугу или закат. Когда облака”.

А что у вас? Хотите рассказать? Хотите заново пережить свой Тот Самый Счастливый Момент?

Напишите мне - в фейсбуке я @mimo.strok.

Или вообще напишите с хэштегами #ТССМ и (или) #моментысчастья и (или) #мурашки. Так я смогу найти вас и позвать в свою книгу.

Нет слов, но есть фото в инстаграм? Пометьте его хэштегом #ТССМ и (или) #моментысчастья и (или) #мурашки.

Приду — позову. Моя книга открыта для всех, кто счастлив.

 

А еще я шлю телеграмы счастья.