Все записи
10:05  /  5.07.17

11951просмотр

Оно внутри

+T -
Поделиться:

Недавно был в магазине для бедных и, стоя в очереди к кассе, увидел толстую женщину, которая выкладывала на ленту две бутылки фанты, упаковку зефира, печенье, леденцы,  журнал с телепрограммой и коробку лазаньи, которую готовить не надо - хватит и пары минут в микроволновке.

Она очевидно одинока, она плохо питается, она много смотрит телевизор, она не очень тщательно следит за собой - потому что она бесформенно толста, она с ног до головы в чёрной не по жаре синтетике, но главное - на затылке ее, меж коротких иссиня-чёрных волос, светлая непрокрашенная полоса.

И это означает, что у неё нет близких, которые сказали бы, что голову она не докрасила, нет подруг, которые помогли бы довершить эту процедуру, и нет денег, чтобы доверить себя парикмахерам.

И коллег, которые хотя бы высмеяли эту нелепость, у неё тоже нет. Она привела себя в порядок, как смогла, надела, что было, поволоклась за тем, чего хочется, и это, конечно, оглушительное одиночество – жизнь как скитание по равнодушному океану.

Так я подумал, выложил на ленту свое барахло, пока она тяжеловесно удалялась.

Я не видел ее лица, и слава богу, потому что история, которую сочинил в два счета, получит тогда неотменимое уже подтверждение. Я мог увидеть приметы проигранной борьбы, жизнь без надежды, у телевизора, с липкими от сладостей большими руками.

Ее несчастье станет фактом, а не предположением.

И что мне от этого знания? Зачем мне оно?

Бултыхаться в вероятностях удобней,  - приятней додумывать жизнь такой, как описывает ее глянец - в неожиданных и счастливых поворотах.

Сюжет про Золушку.

…про Спящую Красавицу.

…про Принцессу на горошине.

И кто я такой, чтобы ставить диагноз "несчастлива" неизвестному человеку?

Также как и те - другие - кто они, чтобы считать меня в той или иной степени несчастливым?

В историях моей мамы мне кажется поучительной та, которая рассказывает, как она шла темной улицей, глядела в окна и представляла себе чужое счастье. Она была молодая мать-одиночка с двумя детьми, которая поняла, что в этой жизни ей придется рассчитывать только на себя.

И вот я вижу, как она идет, а мимо – желтые квадраты окон, там серванты, люстры, столы, люди за столами, разговоры, душевная близость и теплота. Хочет ли она туда, я не знаю, - но точно думает, как у них – там.

Как они? Счастливы?

- Я хочу как она? Нет. Или как другая? Тоже нет, - так однажды сказала себе моя мама, и наступил момент, когда поняла она, что чужого счастья ей не надо, - как бы прекрасны ни были чужие абажуры.

А свое уж сама сделает, раз уж надо быть селфмейдвуман.

Коллеги говорили, что такая и семерых одна вырастит, - вон, смотрите, все пляшет и поет.

Меру горечи и меру сладости мы вольны выбирать себе сами.

- Детей тебе нужно, - с безапелляционностью потешной говорила мне однажды одна молодая мать.

- Мне? Да ты в своём уме? – я захохотал.

Она считала, что я не знаю своего счастья, что я притворяюсь, - а я только рад, что дети не получились у меня сами собой, просто по оплошности, когда была такая возможность.

Я не хочу детей, а посторонняя молодая мать рассказывала мне только о себе - она накидывала на меня, ей не очень знакомого, сетку своих знаний о счастье, она была готова жалеть меня, бездетного, и, возможно, говорить какую-нибудь банальность о стакане воды на смертном одре.

Дети? Нет. Мне не надо. Не мои это люстры, серванты и столы.

Я сам определяю себе меру счастья. Я сам его формулирую.

- А помнишь свое обещание? - говорил, вот, не так давно не скажу кому.

- Какое? – отвечает.

- О женщине, - говорю, - которая была одна и очень собой довольна. Что там с ней?

- У неё все хорошо, - отвечает, - у неё интересная работа, она много путешествует, у неё куча друзей, богатая культурная жизнь, она фотографирует и танцует...

- И при этом одна?

- Да, именно так. И выглядит хорошо.

И она действительно так выглядит, потому что мы познакомились - и в ее квартире с неразобранными после переезда коробками провели весёлый вечер.

Она одна, но с чего я взял, что ей должно быть плохо? Что она – несчастлива?

Люди разные, счастье разное.

Мне, например, не понять яхтсменов и филателистов, орнитологов, боксёров и мазохистов -  людей, которые получают удовольствие от побоев, мне точно не понять, но они же есть!

- Мне не нужна карьера, - говорю я, и мне не очень верят, потому есть миллионы людей, готовых на все, ради табели о рангах, - Мне нужна карьера на моих условиях, а так не бывает, - добавляю я, - То есть, получается, что  карьера мне не нужна.

Однако ж люди думают, что вру, что “лузер”, и, желая доставить удовольствие, я так и говорю, да, “лузер”, живу чуркой в чужой стране, без роду, без племени и без дома, потому что "домом" в конечном своём понимании был у меня СССР и ещё десятилетие после него, а сейчас того дома нет, а я здесь,  вне родины, где все не мое, и моим никогда не будет.

И опять эти участливые покачивания головами, эти бровки домиком, - бедный, мол, несчастный...

И звякают висюльки чужих люстр.

Одна моя приятельница по фамилии "Пятница" ждёт пенсии, до которой осталась еще пара-тройка лет, она работает там, куда бюро по делам безработных пошлёт, у неё дома все кверху дном и летает пух от не очень ухоженных канареек из огромной клетки.

На праздники она присылает мне открытки собственного приготовления, - на картонках белых акварелью изображены условные деревца и цветочки, сердечки и просто наборы цветных пятен. И я ясно вижу, как она вот такая же, неповоротливая, нелепая, погружённая в себя, не очень ухоженная, - как приходит она домой, расставляет на полу краски, кладёт картонку и с упоением начинает рисовать.

И что? Разве не счастье?

Оно внутри.

 

Пишу о счастье. Например, о #щасте как карикатуре...

Теги: #щасте