Все записи
09:32  /  7.09.17

4256просмотров

Выйти на пенсию и стать самым популярным хипстером Берлина

+T -
Поделиться:

У него сложная фамилия, но она ему и не нужна. Ему даже имя не очень-то нужно, потому что все зовут его «хипстер». Или так еще: «Hipster-Opa». То есть «хипстер-дед».

В Берлине я иногда с ним встречаюсь — то на улице, то в общественном транспорте; недавно видел на гей-параде. А вчера разглядел плакат с участием этого франта. Еще там была надпись: «Берлин — это биотоп для безумцев и психопатов».

Я приглядываюсь к нему, потому что он похож на человека, который на склоне лет нашел себя. На него смотрят, ему явно нравится быть в центре внимания, — и, воображая себе счастливую старость эксцентрика, можно запросто дать ей это имя.

Зовут его Günther Krabbenhöft. 

У него есть легенда, мне ее однажды принес фейсбук. На вирусном видео пожилой мужчина с фигурой аскета, в канотье и тесной пестрой одежде приплясывает на берлинских улицах и в клубах.

Говорят, он случайно попал под прицел камер, затем стал интернет-звездой, утоляя массовый запрос на беззаботную старость, а сейчас это один из самых ярких персонажей Берлина, «свадебный генерал» альтернативных вечеринок, гость ток-шоу, — он где-то там, где прочие «безумцы и психопаты», символ города не в себе.

Я почитал о нем все, до чего смог дотянуться, и решил, что хипстер-дед себе на уме, что часто бывает у профессиональных безумцев.

Фото: Facebook/@GuentherKrabbenhoeft, Instagram/@sakihina_photography

 

Повар по профессии, живет где-то в Кройцберге, районе свободных художников. Сам родом из Геттингена, а в Берлин (тогда только западный) переселился в 1968 году.

Гюнтер Краббенхефт говорит, что переехал по случаю, — и поначалу только ждал, когда для него освободится место на корабле, — он собирался работать судовым поваром. В Берлине однако остался, до пенсии трудился на какой-то кухне недалеко от дома.

Наряжаться и прежде любил. Только если старость он выбрал себе расписную, то прежние годы у него были черны — герр Краббенхефт ходил в черном по моде леваков-анархистов. Тогда на нем были лыжные штаны 1920-х годов и ботинки туриста.

«Я менялся, менялся и город», — говорит сейчас пожилой хипстер, позволяя себе и брюзжание вполне старческое: туристов не любит, молодежь корит за леность — та одевается как попало, да и вообще, род людской слишком любит практичное — носит «цветное стиратьприсорокаградусах».

Быть хорошо одетым, по его словам, — вопрос не денег, а умения и вкуса. Принарядиться так, чтобы другие не сводили глаз, можно и на скромную пенсию: «Классика — отличный выход для стареющих мужчин».

Эффект «вау», для которого я придумал тег #ТССМ, возник у него по случаю — нарядившись, пошел в клуб: «Сначала я боялся, что про меня скажут молодые, но там сразу понял: я — часть этого мира».

С того времени он — и завсегдатай берлинских дискотек, и их живая достопримечательность, благо, некоторые работают по выходным круглосуточно, так что Гюнтер Краббенхефт отправляется танцевать в воскресенье утром, чтобы провести на танцполе весь день. «Конечно, многие меня держат за сумасшедшего, — говорит он, — но я не собираюсь себя в чем-то ограничивать. Мне все равно, смотрят на меня или нет. Я чувствую себя свободней, легче, и никому не позволю отнять у меня это чувство».

На этой благодушной ноте можно бы поставить точку, однако ж я — справедливости ради — добавлю и вот еще что: он всегда один. И танцует как в коконе, — в нем же, кажется, и живет.

Во время берлинского гей-парада, сидя в одной из расписных машин, Гюнтер Краббенхефт улыбался, обмахивался веером и поправлял канотье, но был сам по себе, — не знаю, хорошо это или нет.

Причудливые пути счастья в формате телеграм.

Теги: #щасте