Все записи
13:16  /  1.07.19

429просмотров

Люди любят

+T -
Поделиться:

«...А-ах, как люблю я в людях эту способность любить. Просто так. Тянуться, как вьюн к солнцу — винтами меж препятствий.

Я люблю любоваться любовью, и в этом любовании есть что-то от удивления, словно мне любовь недоступна. Словно та любовь, которая выпала мне, недостаточно любовна, она проста, объяснима и вряд ли станет взбираться к солнцу, если у нее возникнут препятствия.

Моя любовь так обыкновенна, что я боюсь называть ее любовью. «Это не любовь, — говорю я, — Это черт знает что».

Прежде я любовался любовью тайно, стесняясь выказать свое любование, потому что мужчине не положено быть сентиментальным; он должен признавать любовь, но интерес свой должен выказывать скупо.

Теперь мне все равно. Я люблю, когда люди любят, и не собираюсь скрывать своего любования. Я смотрю на влюбленных, меня заливает теплом, я рад, что они — чужие, мне посторонние — тянутся к друг другу. Может, теми самыми вьюнами; они, может, сплетаются где-то в эмпиреях, в существование которых хочется верить. Они сходятся в целое и сообща тянутся к солнцу, которое питает их общность, оно делает возможным их целостность.

Сегодня видел знакомого. Он меня не видел, а я его — вполне.

Я шел в магазин — за рамой для красивой фотографии. Я шел по пешеходной улице, ближе к витринам, а он шел по центру: некрасивый, с шишковатым носом, с рыхлой прыщеватой кожей, глазами такими, которых можно и не заметить; у него торчали волосы; у него был тесный костюм, который выдавал желание принарядиться и от того казался особенно нелепым.

Но он не шел, — он вел за руку девушку, тонкую, неясных очертаний; я не успел ее разглядеть. Она шла рядом с ним, этот знакомый держал ее за руку и при ходьбе свободной рукой похлопывал себя по боку, как птенец, выпавший из гнезда и пытающийся взлететь. На лице его было написано счастье. Оно было прописано большими буквами — не проглядеть даже с другой стороны улицы. Он выглядел в точности так, как должен был выглядеть влюбленный человек.

Он шел и не видел божьего света. Потому что свет этот был в нем.

Я не верю в бога. Но в свет я верю. Это человеческий свет.

Он — человечный. И если кому-то захочется найти оправдание человечеству, — причинившему вселенной столько зла — то, наверное, способность к любви, тяга к ней — единственное, что может помочь в вынесении оправдательного вердикта. Люди любят.

Просто так. Это главное...».

из книги "Такие парни".