Все записи
21:54  /  6.06.11

261просмотр

"Позитивная жизнь". Текст к 1.12.2009.

+T -
Поделиться:

Первого декабря две тысячи девятого года газеты ФРГ писали о страхе немцев перед исламом, о суде над бывшим надзирателем концлагеря, о беглом рецидивисте. Глас немецкого народа, газета Bild, вспомнила об особости этого дня одним абзацем в самом углу второй страницы: министр здравоохранения принял участие в раскатывании красного транспаранта возле Бранденбургских ворот в Берлине. ВИЧ никого не будоражит, рассказывать о нем сделалось для прессы скучноватой обязанностью, все ведь заранее известно: болезнь неизлечима, число инфицированных растет, только с презервативом….

Европейцы научились жить с «позитивом». Временами это веселая жизнь – кто был на антиспидовском Lifeball в Вене, тот знает. Вот уже полтора десятка лет подряд в конце мая в венской ратуше устраивают действо, списанное будто с булгаковского бала сатаны: там, в старинных декорациях политики обнимаются с порноартистками, а трансвеститы обсуждают с модными дизайнерами их новые коллекции. Говорят, это самое успешное благотворительное мероприятие Европы. Побывав на «балу во имя жизни», я не заметил примет того отчаянного, жуткого веселья, как оно бывает с людьми, которым уже нечего терять.

Отчаяние вообще все реже сопровождает слово «aids». Цифры сами по себе уже, вроде бы, никого не пугают. Вот они: за последние девять лет число вич-инфицированных в Европе удвоилось. В прошлом году смертельная инфекция была обнаружена у 51600 европейцев. В 43 странах, где статистике можно доверять (Россия вне списка), на миллион жителей приходится 89 вич-инфицированных (в 2000 году было 44).

В Германии в последний раз СПИД был у всех на устах пару месяцев назад в связи со скандальным задержанием певицы Нади Бенаиссы из группы «NoAngels»: бывший друг обвинил ее в умышленном заражении ВИЧ. Просидев несколько дней за решеткой, певица оказалась на свободе. Следствие не закончено, кто в этой истории жертва, предстоит выяснить суду, а Надя Бенаисса сделалась новым символом антиспидовских кампаний: она молода, красива, талантлива, у нее ВИЧ. Все имеют право на достойную жизнь – и красавицы-певицы в том числе.

- Поздравь меня, - недавно сообщил мне приятель по телефону, - Я здоров.

- Поздравляю, - ответил я, едва понимая в чем дело.

- Я негативен, - добавил он, - Представляешь? У всех есть, а у меня нет.

Приятель неглуп, не очень молод. В своем Кельне он ведет веселую жизнь светского репортера. У всех его друзей ВИЧ, и они, кажется, не особенно беспокоятся. Он тоже усиленно не беспокоился, да вдруг устал.

Думать про СПИД неприятно, не хочется, и, может, не нужно даже, если не играешь с огнем, и друзья твои тоже не делают глупостей. А те, кому не повезло, жить могут дольше. С появлением антиретровиральной терапии в середине 1990-х годов жизнь вич-инфированных удлинилась в среднем на 13 лет. Об этом сообщил журнал TheLancet, суммируя данные 14 исследований из Европы, Канады и США. Уровень смертности снизился на 40%, продолжительность жизни вич-инфицированного составляет в среднем 49,4 года.

Много ли это – 49,4? «А мне все равно, - все повторял один мой вич-инфицированный приятель, повествуя о своих секс-эскападах, одна другой забористей, - А мне все равно».

«Потенциально смертельным заболеванием», называют вич сотрудники немецких антиспидовских центров. Инфекцию можно сдерживать. В этом году в ФРГ образцово-показательгной стала история супругов Нимайеров, которые вот уже 19 лет живут с ВИЧ. Первой, скорее всего, заразилась Алмут Нимайер, работавшая тогда медсестрой в реанимации. Ее мужа, Дитера, бог не помиловал. С того времени их жизнь подчинена строжашему контролю: до тридцати таблеток в день, тяжкие побочные эфффекты – тошнота, понос, хроническая усталость. «Каждый день нужно проживать так, будто он последний», - в интервью телеканалу ZDF сказал Дитер Нимайер. Недавно он участвовал в марафоне, показав неплохой результат. Впрочем, горд он не своими спортивными достижениями, а тем, что сумел вырастить двух дочерей. «Они здоровы», - добавляет этот сухощавый подвижный немец.

Сейчас друзей не приходится вычеркивать из записной книжки в массовом порядке, как это было, например, среди европейских геев лет двадцать лет назад. Однако, заметив чью-то странную худобу, первым делом думаешь: да, он, СПИД. Как ни крути, чума никак не делается чумкой. По оценкам немецкого института Роберта Коха каждый третий вич-инфицированный европеец не знает о своем диагнозе. Или не хочет его знать. Если бы певица Бенаисса не поинтересовалась своим вич-статусом, то прокуратуре было бы не в чем ее упрекнуть.

«Болезнь все еще не излечима, - настойчиво медитируют немецкие знаменитости в телеспотах, - Защищайся».