Все записи
15:31  /  13.02.13

4579просмотров

Мнимая скорая помощь

+T -
Поделиться:

На кинопоказы, которые организует Snob.ru, я ходить люблю, и не потому, что перед сеансом хорошее вино дают, а зал - «Красный», который в ГУМе - аккуратен в своем ретро. У отборщиков - хороший вкус и, благодаря им, довольно легко понять, что и кто сейчас на волне, в моде, на устах. В случае с иностранным кино легко, наверное, и самим отборщикам - можно брать для спецпоказа практически все из репертуара «Вольги», чудесным образом монополизировавшей в России качественный зарубежный артхаус.

Но на «Мастера», которого давали на сей раз, я бы, наверное, пошел и в окраинный ДК - очень уж велик риск, что полутайком, стыдливо, будут показывать в России эту самую захваленную картину современного американского кино.

Потому, например, что там есть голые женщины всех возрастов, две сцены мастурбации и три-четыре раза слово «манда».

Картина - про витийствующего шарлатана в послевоенной Америке, открывающего жаждущим «Первооснову» - лекарство от всего, мистическое плацебо, приготовленное из подручного материала («он сочиняет на ходу»). Пища не самая удобоваримая, ожидаемо мучительная и - для меня, влюбленного в лицедейство - неизбежная.

Дело в том, что «массу», служащего мессу, сыграл Филипп Сеймур Хоффман (все никак не могу понять, где у него начинается фамилия) - актер дьявольского таланта, из тех, которых можно только за пределами церковного кладбища хоронить. Всегда достоверный, он может быть любым, и «The Master» - "Хозяин", "Учитель" - исполнен у него мастерски до дрожи; он одновременно и груб, и ласков, и смешлив, и полон пафоса как канализационная емкость дерьмом - и не зря, конечно, за эту роль актеру прочат еще одного «Оскара».

Актера, сыгравшего подмастерье, я обычно стараюсь обходить стороной, пусть и обязан признать, что Хоакин Феникс - живое и ярчайшее воплощение тезиса о примате таланта над фактурой. Он гугняв, у него шрам над губой и перекошенная мимика, но плохо играть он попросту не умеет, был бы косоглаз - и гетеротропия показалась бы «неточностью взгляда». Непросыхающий алкаш, авантюрист, кособокий бродяга, вор, вечный беглец, герой Керуака - это человеческое месиво, истеричное, бухое, воющее - ожидаемо получилось у Хоакина Феникса таким, что, глядя на него, кажется, будто стоишь у стены Цоя на Арбате, туда, где собираются воедино бомжи и панки, рокеры и рожи.

Зачем мне человеческое месиво на экране, если оно и в жизни в двух шагах?

Понятно, что, став учеником (едва ли случайно умеющим готовить алкогольное зелье из всякой дряни - растворителя, например), герой Феникса должен когда-нибудь и сам сделаться учителем, восстать из пепла, и девушки должны его полюбить, избавив наконец от хронического (тут неразборчиво). Кино, которое можно воспринимать, как визуальное предисловие к сайентологии, подробно отвечает на вопрос, как можно (тут неприличное слово) мозги.

Полезное знание, вне всякого сомнения.

Но, верный себе, Пол Томас Андерсон и в этой своей сказке-притче в поддавки не играет, стройностью сюжета, динамичностью его, не озабочен, и потому требуется некоторое умственное усилие, чтобы зрителю, например, неамериканскому, ответить себе на вопрос, зачем (за вычетом удовольствий сугубо синефильских) стоит смотреть «Мастера» - особенно если ты атеист, сектантством не интересуешься и даже кухонные радости российского либерализма считаешь разновидностью «промывки мозгов».

Когда на сеансе, организованном Snob.ru, я смотрел «Мастера», то старался думать о России начала 1990-х, о сеансах массового гипноза, о Кашпировском и Чумаке в телеящике, о бахаистах, адвентистах, кришнаитах и прочих уловителях исстрадавшихся душ на экзотическую приманку. О жажде избавления и о той липучей вязкости, с какой норовит прийти мнимая скорая помощь. И больше ни про что.

Хотя слово «ебать», конечно, сильно звучит в устах Эми Адамс, прежде игравшей принцесс и монашек.

Комментировать Всего 8 комментариев

До фильма доберусь вряд ли, а рецензия мощная.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Выбыл из рядов киноманов по неведомой причине. Уже год уговариваю сам себя пересмотреть хотя бы что-то некогда любимое. И не уговорю никак.

Я его случайно посмотрела в самолете две недели назад.

Какая, оказывается, может быть разница в ощущениях, когда смотришь на английском или в переводе! Все-таки русский мат сильно режет ухо и меняет восприятие намерения, мне кажется...

Лена, так и это и понятно: как бы хорош ни был выученный язык, мы все равно воспринимаем только часть семантического облака, что заметно облегчает восприятие лексики, например, табуированной.

Я вижу эту ситуацию по-другому.

В английском впомине нет той семантической окраски пресловутой лексики, которая есть в русском. И дословный перевод английских слов, на мой взгляд, зачастую вульгаризирует разговор (как в приведенных Вами примерах).

А в некоторых случаях, кстати, может и облегчать. Например, на мой взгляд, русское слово блядь семнтически менее вульгарно, чем слова whore или slut. Может из-за того, что у него в русском есть общеругательное значение, эквивалентное слову shit, то есть оно является не только описательным? Это так, к слову, кино навеяло.

Ну а насчет выученного языка, да, наверное зависит от того, насколько он "выученный" и насколько на нем живешь. То,что Вы описываете в смысле восприятия, я воспринимаю во фламандском - ну сказали слова, ну переводятся они так-то и так-то. А на английском я живу и больше половины дум думаю. По-русски только в снобе общаюсь...

Если вам удается, Лена, понимать иностранный, как родной, то это, конечно, здорово.

 Я думаю, что слово "родной" естественым образом применимо только к языку, который ты выучил, пока рос. Поэтому по поределению язык, который появился позже, пусть даже в юности, родным быть не может. Так что про английский я в таких случаях говорю; "он мне не родной, а близкий". Например с русского на анлийский мне переводить проще, чем с английского на русский...

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина, Сергей Мурашов