Все записи
15:39  /  6.06.13

12691просмотр

Почему я не люблю Москву

+T -
Поделиться:

Москву я не люблю, в этом я не одинок, но, - уверен, - в отличие от большинства, я знаю, почему ее не люблю.

Совсем недавно у меня под носом, в арбатском переулке, дом снесли. Кроме того, что он был стар и, как водится, напоминал комод, вспомнить о нем я ничего не могу. Дыру теперь неспешно латают - гудят и воют на все лады - а вывеска рядом со стройкой сулит трехэтажное элитное жилье. Судя по всему, это будет считаться реставрацией - дом снесли, но один угол с лепниной оставили, а затем, вероятно, втиснут старье в новешенькие стены.

Вероятность, что новый дом будет меня злить, очень велика - в округе много вариаций на тему «элитной Москвы» с этим ее изобилием скульптур и колонн, арок и эркеров - блевать, блевать, блевать (замените в слове женское имя на местоимение и будет точней вскрик мой, в связи с вакханалией высокодуховности в письменном виде не разрешенный).

А возле станции метро «Смоленская», что от меня в двух шагах, снова землю роют. Прежде ее рыли, чтобы потом закатать жирным слоем асфальта, создав на пути к подземке что-то вроде кургана (для того, видать, чтобы девушкам на каблуках не было скучно, а юношам можно было показать свою галантность), а затем асфальт сняли и сейчас создают не то газон, не то стоянку.

Что бы ни сделали, будет плохо, потому что здесь так принято.

А на «Красном Октябре», в хипстерской резервации из ветхого красного кирпича, воздух от выхлопных газов хоть лопатой зачерпывай. Остров с видом на жопу поддельного Петра I, заставлен строениями крайне плотно и для такого количества машин не предназначен. По уму, остров должен бы стать пешеходным, но им не станет - потому что слово «комфорт» соотносится в Москве с местоимением «я» и коллективных удобств не подразумевает (блевать, блевать, блевать).

А на Садовом кольце оживилась другая стройка - там возводят что-то вроде индейской пирамиды (элитное жилье? банковские офисы? караван-сараи? сады Семирамиды? блевать, блевать, блевать).

А на Мосфильмовской многоэтажное эпигонство.

А на Киевской торговый центр, похожий на напившегося крови клопа-мутанта.

А под боком у меня «ногтевая студия», школа танцев живота, разрушающиеся барельефы времен модерна, великолепный особняк Мельникова, готовый вот-вот съехать в яму соседней стройки. А еще дорожные пробки, а еще  бессмысленная дороговизна супермаркета, пустынные пассажи, диваны в плохих ресторанах, дым столбом в них же, арбатские алкаши - да, много всего.

Я не люблю Москву за то же, что и большинство, но, - настаиваю, - я знаю, почему ее не люблю.

Знаю.

Когда стало ясно, что жить буду в скором времени в Берлине - и это надолго (там мне работу предлагают, а в Москве я нахер никому не нужен), то первое, что сделал - заупрямился. Меня тошнит от социализма, а Берлин - на две трети социалистический город, заставленный типовыми домами, как столами - столовка.

Но потом я прошелся по Пренцлауэр Берг, я изучил Шарлоттенбург, я прокатился на кораблике по озерам, я нашел кинотеатр, где показывают арт-хаус, я отыскал винный бар, где мне приятно, клуб, куда ходит симпатичный для меня люд, кафе, где дают хорошие завтраки.

В общем, я сделал все, что не спешу делать в Москве.

Я не пытаюсь искать в Москве достоинства, потому что не собираюсь здесь жить всегда.

У меня нет нужды любить этот город. 

Москва действительно не так плоха, но смотрю я на этот факт нехотя, без желания. Вон, рядом с домом из развалюхи сделали прехорошенькую церковь, напоминающую веселую гимназистку. В Парке Горького симпатичных кафе понастроили, павильонов - чисто, удобно, почти по-иностранному. Недавно выгуливал по городу своих немецких друзей - они восхищались чистотой московских улиц, роскошными газонами, полными тюльпанов, дешевизной метро.

Я тоже вижу, я тоже понимаю, но говорить хочу только о том, что грязно, что душно, что неудобно, некрасиво, пошло - блевать, блевать, блевать.

Мне нехорошо, как нехорошо, подозреваю, в Москве многим.

Но если б я знал, что приехал в Москву навсегда, если бы маячила передо мной перспектива до гробовой доски любоваться на сталинские шпили, на хрущобы, на лужковские дома-самовары, и новодел последних времен, приходящийся недальним родственником унитазам, - то я бы, конечно, полюбил Москву. Отыскал бы углы и уголочки. Улочки. Ракурсы. Перспективы.

Я потренировал бы свое селективное зрение, я бы смотрел на прекрасное, а уродливое бы старался не замечать. Я сделал бы усилие и, в конце-концов, убедил себя в том, что живу в городе, пусть не идеальном, но моем.

Я сделал бы Москву своей, я заставил бы себя в нее влюбиться, потому что это единственный способ быть в ней счастливым. Жить с ней, как с любимой. И никак иначе.

Берлин мне нравится все больше и больше. Мне ж там жить....

Комментировать Всего 8 комментариев

Поздравляю, Константин! Отличный выбор!

А жить где будете?

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов, Лариса Гладкова

Это, Алена, на выбор не очень похоже, а больше похоже на судьбу (личные обстоятельства плюс тот факт, что в Германии я по своей профессии могу работать только в Берлине). 

В Шарлоттенбурге - им я, конечно, планирую гордиться))

Хорошая судьба.

Шарлоттенбург - замечательное место, как и весь Берлин, но почему не Митте?

Я вот как-то в Митте Вас себе представляю, а в Шарлоттенбурге не очень, что не так?

Митте, по сути, новодел. К тому же холодноватый, прусский. Мне не хватает там величественно увядающей старины, всех этих финтифлюшек, которые создают "старые деньги" - домов не без причуд, тенистых улиц, традиционных кафе, странных магазинов - этой ненарочитой фешенебельности, которую в избытке предлагает Шарлоттенбург или Вильмерсдорф.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

У Гениса понравилось :

"Из родного у меня остался язык и смутная география : дома я себя чувствую там, где моросит..."

Эту реплику поддерживают: Максим Терский

Чувство дома возникает иногда довольно неожиданно. Однажды, помню, у меня сердце заколотилось, когда мой самолет подлетал к Франкфурту и я увидел его высотки. А совсем недавно, гуляя по Амстердаму, я понял, что хорошо себя чувствую на европейском севере - вода, дома из красного кирпича, плоская, как тарелка, земля, которая кажется бесконечной - думаю, связано это с тем, что на немецком севере я прежде часто бывал и это было не самое плохое время. Дом в смысле географическом - где родился и не пригодился - похож больше на сон, который видел, который забыл и, увидев его снова, ничего, кроме смутного видения, со мной связанного очень косвенно, не увидел.

У меня, впрочем, есть развернутая реплика на тему дома. 

Три раза перечитала, любуясь...)

Иногда дом - это зимняя шапка с меховым козырьком, который опустишь пониже - и ты в домике... И может перестать твой дом быть им, когда внезапно в 6 утра в него врываются оперативники... Было дело... А  ведь в родной стране, в родном городе, в МОЕМ доме...

"Родився я на чужині - і сивію в чужому краю", - писал Шевченко 200 лет назад. Переведу так : "Родился я на чужбине - и седею там же." 

Мне кажется, дом - это люди, которыми ты его наполнишь. Хорошо, когда есть семья, но, если нет - пускай просто приходят иногда те, кто тебе дорог и кому дорог ты. "Человек один не может. Нельзя теперь, чтоб человек один. Все равно, человек один не может ни черта" (Хэмингуэй). 

Для меня дом - это защищенность. )

Эту реплику поддерживают: Константин Кропоткин

По-украински фраза Шевченко звучит интересней, конечно))

Эту реплику поддерживают: Лариса Новицкая