Все записи
09:52  /  11.06.13

4822просмотра

Бытовая. Беззлобная.

+T -
Поделиться:

Вот же, пример.

В один из тех первых дней июня, когда солнце ослепительно, зелень свежа, а воздух напитан ликованием после долгих-долгих дней холодов, по набережной, в толпе идет молодая пара.

Она - условно молодая, потому что у азиатов, в особенности в национальных нарядах, сложно определять возраст. Женщина в расписном летящем балахоне цвета лазоревo-зеленого, в шароварах и шлепанцах позволяет вести себя за руку мужчине, вероятно, ее возраста, по всей видимости, той же средне-азиатской национальности.

Он - невысокий, смуглый, кривоногий, в джинсах и рубашке в клеточку. Он прожарен солнцем, и ленивое воображение сует мне стройку, где этот рукастый мужчина, вместе с такими же, таскает кирпичи и месит бетон.

Гастарбайтер, каких в Москве, по слухам, несметные тыщи.

Я думаю, они - молодая пара. Я думаю, она приехала в Москву недавно, потому что озирается и весело, и с испугом.

Они идут вдоль Москвы-реки, по воде плывут веселые кораблики, набитые людьми. В парке, на берегу, тоже яблоку негде упасть. По дорожке снуют роллеры, подобные стрекозам, пробираются четырехместные машинки на ножном ходу, возле скамеек дети рисуют на асфальте разноцветными мелками, едва одетые девушки, отклячив то, что имеется, позируют своим юношам в смартфоны - у дерев, у бортика набережной, возле колонн ротонды, рядом с которой стоит будка с мороженым, а к ней, презрев слепящее солнце, тянется очередь.

Ротонда - еще сталинских времен, псевдоклассическая, с белыми колоннами и синей шапочкой торчком, а новенькую деревянную будку покидают люди с пломбиром советской еще модели, на палочке и в простенькой бумажке - и воображение, чуть потрудившись, помещает азиатскую пару в старый, полный поддельного солнца фильм о дружбе советских народов, об освобожденной женщине Востока, за ударный сбор хлопка премированной поездкой в столицу нашей родины.

Женщина в национальном наряде, держась за своего мужчину, озирается оживленно, на голове ее торчит фигушка, скрученная из собственных черных волос и перемотанная цветной вязочкой.

Воскресный день, культурный отдых. И у меня тоже. Я гуляю с Зиной.

Зина - очень хороший человек, она - земная, здравая, у нее сердце доброе, хорошая душа. Мы встречаемся иногда, обедаем вместе или ужинаем, болтаем. Она грубовата и терпкое свое очарование не забывает лелеять: речь ее перчит, она прошита обязательными "ну, это самое", "ты ж понимаешь", "я что хотела сказать". Она посмеивается, не забывая туповатой шпилькой ткнуть и в саму себя, которая не без придури, но все равно умеет и любит жить.

Это правда.

В Зине напор есть, жизнь, ненатужное здравомыслие.

Мы сошли с веранды ресторана, где только что поели простенькую итальянскую еду за несоразмерно большие деньги, пересекли зеленую лужайку, где там и сям, на огромных подушках, барахтались детки, их родители и бездетная молодежь. Прошли к реке, где и увидели азиатскую пару.

- Ой, ты посмотри, - сказала Зина довольно громко, - Приоделись, вышли, у них прогулка, вдвоем.

Говорила она голосом издевательским, но на публику не рассчитывала и обидеть никого не хотела.

Перчила, как всегда.

- Эти теперь везде, - сказала она.

- От нищеты приехали, - сказал я, - Были бы дома деньги, думаешь, поперлись бы они в Москву?

- Да, от них спасения нет. Они же размножаются со страшной скоростью, - сказала Зина, потомственная москвичка, не лишним будет заметить, - У всех по одному ребенку, по два, а у них по три, по пять. Места в детсадах, в школах занимают.

"Размножаются", - сказала она, мне резануло ухо это слово, хотя, возможно, и напрасно.

Мы шли дальше, азиатская пара, скользнув в тень дерев, смешалась с толпой, исчезла. Он ей мороженое купит, или сводит в кафе, у них выходной. О чем они там говорят? О том, что русские - ленивые свиньи? Или о чем-то более приятном? День выдался красивый: облака были разнообразно подсвечены, а когда мы позднее плыли с Зиной на кораблике, то на темном фоне отдаленных туч, выхваченные шальным солнечным лучом, сияли, как на картинке, золотые купола Кремля.

Мне рассказывали, что в Таджикистане, чтобы сохранить работу, русские отдают таджикам-начальникам две трети зарплаты. Там коррупция везде, говорят, правят кланы, а русские меж жерновов - платят местным, потому что надо же как-то жить. А в Туркменистане, богатом на дорогостоящий газ, вся прислуга из киргизов. Говорят ли там туркмены о хищных киргизах, которые "размножаются" и "позанимали"?

Узнаю вряд ли, потому что в Среднюю Азию не поеду, тамошние нравы от меня далеки и приближения не жажду. Есть культуры, которые мне хочется узнать, а есть такие, которые останутся экзотикой.

Зина ловко командует "джамшудами" (так она называет безропотную обслугу в супермаркетах), она, полная нерассуждающего чувства превосходства, знает о них наверняка больше моего.

Я о них не знаю, я выстраиваю образ по тому, что вижу, а прямых контактов избегаю, поди пойми почему.

На паспортном контроле в аэропорту я даже сторонюсь очередей с гостями из Средней Азии, потому что они толкаются, гомонят, они перемещаются кланами, и из одного человека впереди вдруг может сделаться десяток-другой.

Они - другие, и грубоватая добросердечная Зина мне определенно ближе.

Более того - подумал я, когда уже, расцеловался, прощаясь с Зиной - мне не по себе, когда на улице вечером навстречу мне идет толпа крикливых инородцев.

"Мало ли", - пищит трусливая душонка.

Почему?

Может быть, сейчас мне просто хочется извинить приятельницу, хорошую женщину, сказавшую гадкое слово "размножаются"?

Она, уверен, неправа. Но я же промолчал, не стал особенно спорить.

Я даже разозлиться не удосужился, хотя следовало бы.

Ксенофобия, как она есть.

Бытовая, беззлобная.

Опасная.

Комментировать Всего 13 комментариев

Эх, Константин.

А я вот читаю комменты под этим текстом "вконтакте"... и там смрадная, унитазная фашистская жуть.

Женя, я, конечно, не стану смотреть туда, потому что и так ясно, что говорят и почему говорят. Лучше тут в башенке посижу, поиграю на лире.

И меня уж в компанию возьмите... Я правда ни на чем окромя нервов играть не умею, но я надену тюбетейку и буду колориту молча добавлять:-) ваши нервы трогать не буду!!!

Эту реплику поддерживают: Лариса Новицкая

Мы с Аленой можем на двух роялях подыграть (для усиления), а если найдется еще две тюбетейки, то и колориту ) удвоим-утроим...

Почему молча-то, дорогая Алия? А ударные на что? ))

:-) ну так сидим то негромко, душевно, Лариса! А ударные, они для негромкой душевности большого профессионализма требуют, "тут надобно уменье..."!

А, думаете, в башенке Константина совершенно случайно есть два рояля? :-)

Респект за шутку о ДВУХ роялях, Алия!!! ))), к тому же, не в кустах, а в башенке...

А мы именно что негромко и душевненько - на маракасах и на бубне, они тоже ударно-шумовыми называются : нужно же хоть чем-то "вдарить"!

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

"За счет  "оступившегося"  все срочно переодеваются в белое. И в белых тогах отказывают в доверии, дружбе, работе" (с). 

(пропел тихий голос из бэк-вокала комментаторам "ВКонтакте")...

хорошо  - но не верю.Херня, одним словом.

Вообразите, Сергей, и я даже не стану спрашивать, что хорошо и почему херня.

Верное решение. Хотя мне и самому любопытно )

Эту реплику поддерживают: Константин Кропоткин