Все записи
14:29  /  21.04.14

18115просмотров

"Хроники брюзги": крохота принцессы, эйфория крысаты и другие сенсационные открытия.

+T -
Поделиться:

Весной расцветает все, включая злоречие. Зачем снимать с лица кружевные трусы, когда болезненна застенчивость, у кого заводятся принцессы, кому бы пригодился канделябр - все это в новых "Хрониках брюзги".

В кафе:

Мало что так уродует женщину, как желание выглядеть красивой всегда: она нарядилась, причесалась, накрасилась, она таращит глаза, она выпячивает губы, она поджимает щеки, она челкой трясет, она трогает себя то за руки, то за плечи, то за волосы, проверяя будто, нет ли на голове шлема; она не дает никакой возможности с собой познакомиться, испуская только невротические волны – якрасивая, красива-я. И хочется уж сказать, да надень же ты халат, с лица трусы кружевные сними, расправь щеки, будь же красивой, потому что красивое – просто.

 Дома:

 Соседка моя - женщина эйфорическая, ее то толкает слишком близко, то относит совсем далеко, на полюс холодности. Вчера я получил за нее посылку - чего соседке за ней на почту бегать? - с утра позвонила с благодарностями, опять рассказала, что была в Париже, "для тела, ты понимаешь", у нее там любовник пожилой, но бойкий, рассказала, что к ней подруга приезжает, на автобусе, что на пасху она к кому-то - нрзб - идет, что в музее была, на какой-то выставке - опять нрзб - что можно выпить кофе вместе или сходить к итальянцам, к новым, которые хороши, недавно дали ей соли и перца, когда было воскресенье и магазины были закрыты.

- Да-да, конечно, - волнистым голосом проговорила она, положила трубку, и руку даю на отсечение, что в другой раз, при случайной встрече, где-нибудь на улице, возле дома, она, решив, что я ее не вижу, опять шагнет от меня в кусты.

Не исключаю, что это застенчивость. Временами не безболезненная.

В палисаднике у нас розы. То есть шипы.

В городе:

 Все-таки с возрастом умение говорить - едва ли ни главный компонент в привлекательности мужчины. Если он, далеко неуродливый, говорит так, будто ему камней в рот напихали, если убог в словах, хоть и - если напрячься и прислушаться - неглуп и образован, то косая речь его не идет на пользу его косой сажени. Господи, - думаешь, вежливо кивая, - когда ж ты заткнешься.

И беда, если он еще любит поговорить. Через час ищешь глазами потяжелее канделябр.

 В гостях:

 - Как я в свои годы сохранила молодость и красоту? - переспросила она, ловко орудуя пальцами, - Рецепт очень простой. Все, что готовлю, я кладу на лицо. Огурцы освежают кожу, маска из кофе очищает..., - она разделывала курицу. С птицы кожу сдирала.

 В людях:

 Необычайно увлекательно наблюдать, как в гардеробе бассейна, возле зеркала, отец, - чернявый, наружности зверской, толстогубый, лысеющий абрек с бледно-розовыми белками круглых черных глаз, - склонившись над девочкой, дочкой, лет шести, заплетает ей косы, терпеливо распутывая толстыми пальцами влажные темные пряди. Девочке обряд привычен, она, опустив руки, стоит перед зеркалом, ждет, когда закончат, не знает еще девочка, что уж определено, что навсегда - пока жив отец - будет она принцесса....