Все записи
14:05  /  5.05.14

3940просмотров

"Отличник"

+T -
Поделиться:

Джастин Тимберлейк, гладкий юноша с лицом похорошевшего муравьеда, поет высоко и сильно. Голос, - от природы оттенка, скорей, некрасивого, злого, - длится уверенно, замирает аккуратно, вибрирует и меняет тональность.

Гладкий юноша в костюме и с бабочкой сильно гримасничает, когда поет, лицо его искажается, заворачивается книзу недлинный нос, едет набок рот небольшой и тонкий , пока горло выталкивает и выдувает звуки – Джастин Тимберлейк, американская суперзвезда, играет роль свою спазматически, стараясь, вроде, в степени большей, чем прототип.

Понятно, что юноша с лицом муравьеда хочет быть, как Майкл Джексон, «поп-король»: он, мнясь кронпринцем, похоже скрипит и свистит, хватает себя за лацканы щегольского пиджака и за ширинку, перебирает ногами в черно-белых ботинках, застывая  вдруг туловом, как во внезапной глубокой заморзке.  У него нет шляпы, а сохранность светлой прически, полубокса с челкою, заботит его, мальчика из бой-бэнда родом, он прилепливает к аккуратной голове своей чуть отставшие пряди – а лицом содрогается, гримасничает, усилие за усилием.

Джастин Тимберлейк, которого я послушал и посмотрел вчера в Гамбурге, в общем, не поет.

Нет в нем совершенно той легкости и свободы, непринужденности пения, когда льются звуки от переполненности чувствами, когда слова нужны и возможны только ради пения, а говорение, вроде, и не подразумевается.

Он не поет в смысле пения, но, наученный очень старается, и, будучи прилежен крайне – типичный отличник – уже знает, как прятать всякое отсутствие харизмы: у него хороший, преимущественно негритянский хор, из родного Теннесси, который ловко перенимает у него эстафетную палочку – он не дает Джастину ошибиться, он поет с Джастином, он пляшет.

Юноша-муравьед пляшет, да. Он хорошо движется, у него прекрасная координация движений, он не теряет дыхания, когда проворачивается волчком, он поет куда больше вживую, чем Мадонна – другая суперзвезда с голосом Микки-мауса. И кордебалет – все десять человек также, как он, производят все те движения, которые напоминают распадающуюся на части куклу, у которой вдруг выдернули позвоночник.

Джастин Тимберлейк очень хорошо пляшет, он умело поет – а еще у него оркестр живой, включая духовые. Он садится за белый рояль – сам в белом и черном – и бьет по клавишам, черным и белым, и экраны показывают движения его пальцев, увеличенных многократно, искусственно. Он берет гитару и перебирает струны ее, пока на задах за него играют – он умеет играть, это видно, это сложно проглядеть, ведь показывают экраны игру его, на гитаре, вы подумайте, он еще гитарист, такой разносторонне-талантливый мальчик.

Он поет и играет, и конечно приятно знать, что гладкий юноша, хорошенький, как муравьед, ходил, должно быть в музыкальную школу, и учился игре на разных музыкальных инструментах – также прилежно, как и учился пению, все более совершенствуясь в умении прятать слабости, подчеркивать силу.

Кишка его тонка – одаренности редкой нет, есть старательность, трудолюбие, есть умение сшивать одно с другим все точнее, все более ловко: он поет, он танцует, он с гитарой поет Элвиса, он скачет, как Джексон, он и рэп, он и рок, он хочет быть джазом, он - автор хороших пластинок, он любит музыку, а музыка все охотнее его терпит, он не больше, чем все эти элвисы джексоны –  так, и черт с ней с харизмой – молодец, Джастин, все на «отлично».

В зале духота, тысячи тел потеют с кумиром вместе, двигаясь мало – ведь они все снимают, светлячками светятся их телефоны.

Сядьте уже, отдохните.

Это пять.