Вчера на Пикнике Афиши я модерировала социальный лекторий Social Garden. 10 лекций подряд о самых разных гражданских инициативах — от экономики компании по продаже авосек, сплетенных слепыми людьми, до преобразований города партизанскими методами. Мы придумали рисовать план лекций, чтобы каждый, кто не услышал предыдущего оратора, мог познакомиться с тем, что было.

Разумеется, в процессе возникла веселая чехарда и выступали также все, кто хотел рассказать о своих инициативах: по 10 минут на самопрезентацию.

Схемы я сфотографировала на телефон и хочу вкратце рассказать о том, что на них изображено. Этот текст — попытка зафиксировать, что я услышала. 

Авоська дарит надежду. Лектор — Женя Рапопорт

В конце 90-х были закрыты все предприятия по плетению авосек, на которых работали инвалиды по зрению. Тысячи слепых людей остались без средств к существованию. Спустя 20 лет Денис Симачев, который, как известно, очень любит эксплуатировать советскую эстетику, делал корпоративные подарки для представителей одного из банков (здесь не реклама detected, а я попросту забыла название банка). И Женя Рапопорт был одним из продюсеров проекта. Узнав об истории авоськоплетения в России, Женя решил возобновить производство. Опущу подробности через что пришлось пройти Рапопорту, просто сообщу только один факт: за все это время помощи от государства никто не просил.

Сейчас в производстве задействовано 60 инвалидов по зрению. Каждый автор получает 100 рублей за одну сплетенную авоську. За месяц один человек может сплести от 150 до 200-250 авосек. Нижняя цена за авоську — 280 рублей. Авоськи стоимость ниже 200 рублей — китайские. И мы очень просим потратьте чуть больше денег, чтобы поддержать слепых в России. С советских времен авоська претерпела изменения — ручки ее удлинились, чтобы можно было носить ее на плече. Краску для окрашивания авосек не производят в России. Вообще российское текстильная промышленность, по утверждению Рапопорта, находится в крайне чудовищном состоянии. Авоська — это зверски модно. И это не только сумка, то и гениальный абажур, например. Авоська вообще не рвется, а выдерживает до 100 кг. Из-за особенностей плетения авоська растягивается практически безразмерно: в нее можно загрузить пять 5-литровых бутылок

— Сейчас в производстве задействовано 60 инвалидов по зрению.

— Каждый автор получает 100 рублей за одну сплетенную авоську. За месяц один человек может сплести от 150 до 200-250 авосек.

— Самая маленькая цена за авоську — 280 рублей. Авоськи стоимость ниже 200 рублей — китайские. И мы очень просим потратьте чуть больше денег, чтобы поддержать слепых в России.

— С советских времен авоська претерпела изменения — ручки ее удлинились, чтобы можно было носить ее на плече.

— Краску для окрашивания авосек не производят в России. Вообще российское текстильная промышленность, по утверждению Рапопорта, находится в крайне чудовищном состоянии.

— Авоська — это зверски модно. И это не только сумка, то и гениальный абажур, например.

— Авоська вообще не рвется, а выдерживает до 100 кг. Из-за особенностей плетения авоська растягивается практически безразмерно: в нее можно загрузить пять 5-литровых бутылок.

 

Социальное предпринимательство. Рассказывала Юля Титова

Питерская девушка, которая будучи в Англии была поражена, оказавшись в благотворительных магазинах. Накупив там по дешевке невероятное количество крутейших вещей, Юля решила открыть такой магазин в Питере.

— Начальный капитал — 60 тысяч рублей.

— Из 100% собранных вещей (те самые, которые мы не носим и пытаемся пристроить в детские дома) 10 % самых фриковатых и странных (типа золотых кофточек и туфель на 15-сантиметровых шпильках) идут в магазин. 90% отдают в социальные учреждения.

— Дизайн магазина делали сами, не прибегая к помощи профессионалов

— Через месяц вложения окупились. Через год был открыт еще один магазин на Невском проспекте.

— Власти ничем не помогали Юле, скорее, она бесконечно сталкивалась с представителями разных департаментов, которые мечтали награбить взяток за самые разные "услуги".

— Зарплата у Юли пока самая низкая в компании. Всего трудится 10 человек.

— Цены в магазине чуть ниже, чем в Second Hand. 

 

Как заставить работать ЖЭК, объяснял Дмитрий Левенец

Тут все просто — ребята сделали сайт , в котором собрали образцы заявлений, направляемых в надзорные органы. Уверяют, что это не сложнее, чем написать статус на facebook. А суть их выступления была такова: в государстве есть контрольные организации, которые с радостью вздрючат подведомственные им органы.

Здесь я вставлю свои пять копеек: отчаявшись общаться с собственным ЖЭКом и Управой, я обратилась в Контрольно-счетную палату. Те произвели аудит и измочалили Управу. Так мы установили во дворе заборчик, перекрасили стены в подъезде и добились спила аварийных деревьев и компенсационного озеленения. Ура?

 

Рассерженные горожане, лектор — Сергей

Это примерно то же самое, что и предыдущие ораторы. Два человека, которые за 5-6 часов готовы решить любые городские проблемы: запись видео, интервью с ответственными за решение проблемы, три-четыре заявления — и дело в шляпе. Настоящие супермены.

Однако их деятельность была подвергнута серьезной критике со стороны Антона Мейка из Партизанинг.ру: "Это прокремлевские организации, деятельность которых примерно такая же вредная, как и у сайта Probok.net, которые продвигают инициативы, направленные на увеличения количества автомобилей в городе". В свою очередь я готова покритиковать Партизанинг.ру.

 

Вопреки моим представлениям, что ребята ищут дырки в законодательстве, чтобы улучшить городскую среду или действуют неожиданными методами для того, чтобы изменить наши представления о городе, Антон рассказал, что главное для движения — это их собственные представления о хорошем и желание самоорганизации жителей: "Мы не хотим сотрудничать с властью, пусть она сама с нами работает и играет по нашим правилам. Ну вот после нашей акции с велосипедными знаками и дорожками звонит нам Капков и говорит: "Давайте работать вместе". Давайте, только это они с нами работают, а не мы с ними". В общем это такие обаятельные прекраснодушные социал-анархисты. Ребята сотруднчают со "Стрелкой", изучают движение Occupy, активно стимулируют горожан на то, чтобы они участвовали в жизни города.

 

Приют.ру. Лектор Люда и собака Ляля

 

Главная цель этой организации объяснить людям, что не обязательно покупать породистое животное. Модно и круто брать животных в приюте: собаки там социализированы, готовы к жизни в семье, веселые, здоровые и невероятно благородные.

 

Как переделать городскую навигацию. Лектор — Илья Рудерман

Москва неудобна и практически непонятна, особенно для тех, кто с ней незнаком. Добраться из точки А в точку Б — не веселое путешествие, а всегда подвиг, сопряженный с приключениями и постоянным общением с прохожими: "Не подскажете, где здесь метро? А где улица 60-летия Октября?"

Город обладает примерно десятью слоями: от навигации в подземке до навигации на перетяжках. Все сделаны криво и косо. Найти информацию практически невозможно. Одна из главных проблем — это запрет на рекламу. Так, написать на указателе в метро, что справа выход к МВидео, а слева в Ашан — нельзя, хотя люди, выходя из вагона метро, в растерянности останавливаются и мечутся из угла в угол. Примерно то же самое происходит на развязке на Кутузовском проспекте, когда у водителя на повороте на Третье Транспортное кольцо есть доли секунды, чтобы сообразить, куда ему поворачивать, направо — на Ленинградский или налево — на Ленинский проспект.

Есть проблема и со шрифтами — они разрозненные и откровенно уродские. Создание нового, своего, московского шрифта — большая задача. В ближайшее время пройдут большие открытые слушания, какими должны быть указатели в городе.

Параллельно идет работа по созданию городского приложения, которое будет работать как программа по считыванию QR-кода. При наведении телефона на маркированное здание у пользователя будут отображаться данные об объекте, собранные по принципу Википедии: каждый может написать свой текст о том или ином здании или строении. Информация премодерируется. А приложение будет работать в содружестве с другими приложениями, как-то: Yandex-карты, facebook, foursquere и проч.

 

Как изменить город своими руками. Лекция Кати Базилевской (Look At Me).

О приложении Look At Me слышали все: владельцы неправильно или невежливо припаркованных автомобилей публично позорятся в разных социальных сетях. Но главное в этом мобильном приложении — его попытка изменить сознание горожан. На вопрос, что хуже — списывать или стучать, многие отвечают: стучать. Как сделать так, чтобы попытка сообщить о неправильно припаркованном автомобиле не была воспринята в обществе, как донос? А ведь именно с этим сталкиваются многие активисты, которые пытаются вовлечь граждан в совместную работу.

"Это не наказание, а воспитание, — говорит Катя. — Нам не нужно их штрафовать, нам нужно их опозорить в глазах колллег или друзей, которые тоже порицают неправильную парковку. Зачастую люди паркуются криво только потому, что торопятся или ленятся. Мы хотим сделать так, чтобы люди были ответственны за свои действия".

 

Как пересадить город на велосипеды. Маша Хромцова

Задача: сделать велосипед — основным средством транспорта. Кто мешает этой инициативе?

1) спортсмены-велосипедисты, которые считают, что не надо обесценивать этот вид спорта,

2) чиновники, которые не понимают, зачем нужны велосипедные дорожки,

3) стереотипы горожан, которые считают, что на великах можно кататься, а перемещаться из точки А в точку Б непрестижно, немодно, неудобно. И вообще в городе все время холодно — как использовать велосипед? Инициативные велосипедисты говорят: спокойно, мы катаемся по 7-8 месяцев в году. Все предложения по велодвижению можно отправлять Алексею Митяеву на facebook: facebook.com/velo.mos.ru

 

Как победить коррупцию. Елена Панфилова.

Лекция, которая собрала невероятное количество людей. Схему Елена Панфилова рисовала сама, пояснив, что коррупция возникает на стыке трех проблем в обществе: алчность, отсутствие контроля, большие возможности. Надо менять все три институции: образовательная работа направлена на искоренение алчности: воровать и брать чужое — плохо. Нужно усиливать контроль за работой чиновников и ограничивать возможности. Все это звучит в моем исполнении адски скучно, зато становится интересным, когда дело доходит до конкретных случаев: прозрачность судебного процесса, взаимоотношения с сотрудниками полиции или устройство ребенка в детский сад.

Главная задача Transperency International сегодня — это защита свидетелей, которые заявляют о коррупции. Почти 100 % дел Руси Сидящей, говорит Панфилова, — это заявители коррупции.

 

Как помочь социальным инициативам в сети, Алексей Сидоренко

Идея простая — всем социальным инициативам нужна медийная поддержка, чтобы как можно больше людей узнало о тех героях, что в одиночку сражаются с коррупцией или несовершенствами законодательства на местах. Для этого ребята находят людей в регионах, помогают зарегистрировать домен и распространяют информацию о них.

Ну и напоследок. Так или иначе практически все лекторы затронули новую законодательную инициативу Госдумы об НКО и присвоении тем, кто имеет финансирование из-за рубежа, статуса иностранных агентах. Были найдены следующие выходы из ситуации:

— изменение коннотации словосочетания: "иностранный агент" — это звучит гордо,

— игнорировать закон,

— ждать, когда все изменится,

— попробовать объединяться и продавливать закон.

Последнее предложение принадлежало Кате Базилевской, которая среди прочего сформулировала принципы работы всех гражданских инициатив:

— они должны объединяться, — не должны конкурировать друг с другом, ведь деятельность каждой из них направлена на улучшение среды,

— мы должны радоваться изменениям и быть благодарными коллегам за проделанную работу,

— если есть ощущение, что коллеги ошибаются, то критиковать надо конструктивно,

— критикуя гражданские инициативы, предлагайте свои варианты решения проблем.