Сотрудник редакции
Все записи
17:50  /  21.08.12

9909просмотров

Охлобыстин в «Правом деле»:
Русский человек должен кланяться правителю

+T -
Поделиться:

 

Иван Охлобыстин вошел в высший совет партии «Правое дело». Его кандидатура была единогласно одобрена партийцами. Лидер «Правого дела» Андрей Дунаев считает, что Охлобыстин может стать «дополнительным идеологическим генератором» партии

Под одобрительный гул и смешки журналистов Иван Охлобыстин вошел в помещение ИТАР-ТАСС. В белом халате с воротником-стоечкой, белых штанах и черных кожаных сапогах до колена. Рядом с ним топтался Андрей Дунаев, председатель партии «Правое дело». Охлобыстин задержался, дав фотокорреспондентам снять его в полный рост. И потом, уже во время пресс-конференции, он периодически застывал в картинных позах, видимо, чтобы подчеркнуть драматичность момента.

Первым слово взял Дунаев. «Для начала я хочу объяснить, почему мы с Иваном решили двигаться вместе на политическом поприще», — бодро начал он. Но, впрочем, тут же передал полномочия: «Сейчас Иван все вам расскажет».

Охлобыстин начал речь с объяснения своих взаимоотношений с Русской православной церковью, попутно воздав должное своим организационным талантам: «Я фанатичное и верное дитя русской церкви. Я ей обязан всем. Буду служить ей, как служу своей идее. Я не член партии, я возглавляю верховный совет, и с точки зрения пастырской я занимаюсь всего лишь кадровой работой. А кадровик я хороший. Я закончил ВГИК, факультет режиссуры, я знаю и понимаю, как собирать людей. Я их чувствую. Первым делом я бы хотел, чтобы к нам присоединился Вадим Квятковский, предводитель движения "Георгиевцы". Это люди, делающие настоящее дело: они посещают храмы и приюты. Потом я хочу привлечь в свои ряды промышленный бизнес. Не буду скрывать, мы заинтересованы в промышленниках...»

И далее он начал пространно рассуждать о судьбе России, ее прошлом, настоящем и будущем. Охлобыстин путался в понятиях «монархия» и «империя», с трудом отвечал на вопросы о целеполагании, не смог сформулировать, в чем общность его незарегистрированной партии «Коалиция "Небо"» и зарегистрированной партии «Правое дело». За исключением общего представления о том, что тело Ленина «как православного человека, на которого ходят американцы за свои деньги смотреть — это же стыд и позор» должно быть захоронено, что короткоствольное оружие должно быть легализовано и что общая цель «Правого дела» и «Коалиции "Небо"» — создать «реальную» альтернативу «Единой России» на следующих выборах.

Дунаев держался молодцом, во всяком случае сохранял спокойствие и иногда даже улыбался. Его совершенно не смущали пассажи Охлобыстина о возвращении в паспорт «пятой графы», и о национал-патриотической направленности «Коалиции "Небо"»; казалось, ему было все равно, когда новоявленный идеолог партии заявил, что ему от «Правого дела» нужны «только ксероксы, помещения, их печати, их сила, а мы будем заниматься тем, что делали раньше». Он сохранял безмятежное спокойствие, когда его спросили, не смущает ли его, что «Правое дело» сейчас выглядит клоунской партией. Не успел Дунаев ответить, как вступился Охлобыстин: «Я выгоден! Меня троллить нельзя, я король троллей. Я же себя не люблю».

С каждой минутой он все больше распалялся, почти не отвечал на вопросы, занимаясь исключительно, что называется, гоном. Вот несколько фраз, претендующих на то, чтобы стать афоризмами.

«Я жду высочайшего указания. Если церкви не будет угрожать раскол, — а ей угрожает раскол, — все будет нормально. Политические дрязги нас могут довести максимум до войны, а церковные — введут страну в пучину хаоса...»

«Я человек национал-патриотических воззрений. Это дело практически семейное».

«Нет никакого спора между западниками и славянофилами. Конечно, мы никогда не могли договориться. Но мы попробуем. Наступило время новых реалий. Глава вторая. Сговор».

«У меня сформированная позиция по поводу происходящего в стране. Это только внешне она радикальная, на самом деле я почвенник».

«Владимир Владимирович должен быть в нас заинтересован. Ну а с кем он еще может договориться?»

«Социальные сети сжирают, нам уже трудно долго говорить».

«Власть должна быть сакральной. Русский человек должен кланяться правителю».

«Мы должны возродить здоровую тенденцию нарядности».

«Вообще я за монархию — это идеальный путь. Довольствуйся жалованием и слушайся начальство. Самый простой путь к спасению. У нас есть сектор даже в Израиле. И когда нам говорят про жидов, я говорю, что у нас свои тут есть, которые с ними разберутся».

«Нам нужно вводить понятие политической сиесты с 9 до 10».

«Все идет к расколу. Кровь застоялась у народа. Я предчувствовал Pussy Riot. Вообще без вариантов. Я знал, что так все и будет. Посмотрите, что творится в стране: шахматисты кусают милиционеров, девки пляшут в храмах — вообще срамота. У меня чувство недостоинства перед русскими людьми. Я почвенник. Потому я и согласился на коалицию с "Правым делом"».

«Я не говорил с представителями церкви о своей партийной работе, это некорпоративно. Они же не могут признать, что в обществе раскол, это поставило бы их в неловкую ситуацию».

«Мы должны взрастить царя. Общество должно его взрастить».

«Георгиевцы делают наш мир цивилизованней. Мы уже создаем православные дружины».

Все это было бы смешно, если бы не было так печально. И бог с ним, с Охлобыстиным, запутавшимся националистом, который уже после пресс-конференции объявил, что история его вхождения в высший состав партии «Правое дело» была чистой случайностью: «Мы же байкеры, ну, после очередного слета, встретились, поговорили и поняли, что могли бы быть полезными друг другу». Я даже готова простить цинизм Дунаева, который откровенно признался, что журналисты игнорируют «Правое дело», а теперь, дескать, будет нам утеха. И простить — себе — то мимолетное чувство жалости к Ивану Ивановичу, который выглядел как Петрушка на руке нечистоплотных людей, когда после пресс-конференции его коллеги по партии практически вытолкали его из зала, не разрешая больше отвечать на вопросы.

Но одно то, что у Охлобыстина масса поклонников, жадно внимающих его нелогичным, нездоровым речам, в которых попираются основы демократического государства, попирается Конституция, приводит в ступор. На оглашении приговора Pussy Riot я почти двадцать минут говорила с одним из георгиевцев. Я выслушала его доводы. Я понимаю, что кто-то может испытывать настоящие нравственные страдания из-за того, что случилось в храме, но я так и не смогла понять жажды крови, мести и причинения боли тем, кто не разделяет их убеждения. Полное отсутствие способности к анализу, фашистские лозунги, народные православные дружины по типу гитлерюгенда, доносы и правовой беспредел — вот мои выводы о будущем России в представлении Ивана Охлобыстина и партии «Правое дело».

Комментировать Всего 8 комментариев

Мрак, кроме того Охлобыстин малообразованный дурак, которому верят, а это весьма опасно!

Артур Валитов Комментарий удален автором

Едрёна Матрена...  Надоб еще нимб .

Очередная клоунада!!!

Как это все печально!

мне кажется, самое большое одолжение, которое можно сделать г. Охлобыстину - просто игнорировать его

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Жириновский уже не молодой, но смена вырастает достойная :)

Эту реплику поддерживают: Мария Овчинник

Как же мне надоели эти клоуны. Чисто Пелевенские персонажи - хотя и аффтор, напоминающий Суркова, вывел таких же в Околоноля.

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин

Такая партия еще есть? Дунаев же хотел закрывать проект

Блин ... Только счас дошло что он у Бойко-Великого одевается,

А они случаем не родственники ну уж больно похожи и речами иодеждами да и лица ...