Сотрудник редакции
Все записи
11:50  /  4.09.12

1920просмотров

Как не превратить культурную революцию в бардак

+T -
Поделиться:

 

Георгий Пинхасов как-то рассказал мне, что  когда Германия объединилась, то одним из первых решений новой страны стала выплата компенсаций с последующим увольнением и запретом на работу сотрудникам детских садов из восточного блока. Только так, по мнению властей, можно было быстро сформировать новое государство, новых граждан. Прошедший день города Москвы наглядно продемонстрировал, почему нам надо немедленно перенять германскую мудрость.

Шоу «Космогония» французского уличного театра Les Passagers. Фото — RIDUS

Департамент культуры решил в одночасье истребить весь балаган и треш, который сопутствовал празднику много лет подряд, и сделать много крутых мероприятий по всему городу. Описание площадок было, действительно, интересным, и если бы я выбрала одно-два события себе по душе, пожалуй, я бы осталась в благостном настроении и не писала сейчас этот текст. Однако я побывала на нескольких мероприятиях и впечатление это оставило ошеломительное. Две главные претензии к организации мероприятий формулируется так: обилие полиции и громкой музыки.

Громкая музыка — это история моего народа, невежливого, безвкусного, хамоватого. Это машины на дорогах, из которых громко играет шансон или drum-n-bass, или что-нибудь еще. Водители таких машин никогда не включают поворотник при перестроении, а на светофоре газуют с визгом и мчатся прочь, оставляя за собой только дым. Это сосед, который включает по ночам музыку. Это палатки у метро, где из каждой мурлыкает, кричит и бьет что-то свое. Это ярмарочное бахвальство, демонстрация удали и отсутствия воспитания. То же самое я видела на площадках праздника. И неважно, что на основной сцене выступает хорошая группа, если у тебя рядом что-то орет и беснуется, соревнуясь, кто громче. Уже на Никитских воротах я слышала песни ABBA концерта московских мюзиклов, что звучали на Пушкинской площади. А на улице Бориса Галушкина было понятно, что где-то в районе ВДНХ народ серьезно гуляет. И то, что это не дает ощущение праздника, а лишь оставляет ужасное послевкусие и головную боль, почему-то не приходит в голову организаторам. Дети, которых родители взяли с собой на «праздник», орут в голос от усталости, им плохо — и они плохо себя ведут. Родители же в ответ лишь трясут посильнее коляску, бьют их по попе или орут: не мешайте нам развлекаться. Так разговаривают родители со своими детьми. 

И именно так государство разговаривает со своими гражданами, огораживая площадки, расставляя по периметру забор и рамки металлоискателя с полицией, которая бессмысленно толчется, не понимая, что надо делать с людьми, которые пришли на мероприятие. Ну, может быть, запретить им к памятнику приближаться? Точно. Запретим. Мало ли что? И это прямое порождение советской системы, наследие ее: лагерный принцип, распространяемый на все сферы жизни. 

И я не против Дня города, хоть это праздник искусственный. Я очень даже очень за. Потому что все можно придумать и сделать здорово. Даже если День города совпал с годовщиной трагедии в Беслане. Потому что жизнь не стоит на месте и нужно учиться не забывать, продолжать жить, друг друга поддерживать. И День города — это идеальный формат, чтобы напомнить о трагедии большому количеству людей и научить смотреть в будущее бесстрашно. Но если это все сопряжено с тотальным хамством и бестолковостью, никакой Сергей Капков и Федор Павлов-Андреевич здесь ничего не сделают, будь они хоть трижды умницами.  

Итог Дня города один: уж если пока мы не умеем делать приличные мероприятия, давайте на каждую площадку ставить Юрия Сапрыкина, Дениса Бояринова, Олега Кашина, Кирилла Серебренникова или отца Валерия — то есть тех, кто умеет это делать и делает хорошо. На бульварах, Болотной площади и Поклонной горе полиция хоть и была, но не напрягала посетителей; в храме Мартина Исповедника, где был концерт в рамках фестиваля «Сорок сороков», — вовсе не было ни одного человека в серой форме.  И в каждом из перечисленных мест было тихо, красиво и по-настоящему празднично. 

Начните нас уважать, не надо нас пасти, не надо делать нам загоны для развлечений, пропишите прописью количество децибел на праздниках. Уважаете и себя. Начните подготовку к следующему дню города прямо сейчас. Мероприятие, наспех сделанное за полтора-два месяца (как признавались организаторы события), может оставлять только чувство легкого недоумения, хотя, надо признать, многое уже сейчас получилось (тому пример и шоу «Космогония» французского уличного театра Les Passagers, и выставка современнного искусства «Сталкер» на заводе ВНИИМЕТМАШ им. академика А. И. Целикова, и фестиваль «Москва. Молодость. Музыка» на Болотной площади и многое другое). Закрепите успех: развивайте систему резидентов — пусть те, кто не умеет делать праздник, за это не берутся, — привлеките департаменты рекламы и транспорта, дайте больше времени на поиск спонсоров, сделайте так, чтобы весь город знал об этом событии и захотел в нём участвовать. И пожалуйста, начинайте мероприятия вовремя. Салют, который пробил на Васильевском спуске на 10 минут раньше, — это, откровенно скажем, результат бардака. 

 

Комментировать Всего 2 комментария

ДА! Громкая музыка, это агрессия и хамство. И мне запомнились стайки девушек в милицейской форме. Они явно боялись ходить по одиночке...

Громкая музыка — это история моего народа, невежливого, безвкусного, хамоватого.

Громкая "музыка" - большая беда. (И к тому же никогда не музыка).

Но вот о собственном народе так отзываться не стоит.

Этот народ создал величайшую страну мира и свою особую цивилизацию.

И вообще, это самый лучший народ!

Что безвкусного в наших великих городах, картинах, храмах, музыке? (не "музыке"). 

И если кое-кто воспитан не так здорово, лучше задуматься: кто же добился того, что значительное большинство народа не ходит еженедельно в храм, чтобы там получить самое лучшее воспитание вкуса - художественного, литературного, музыкального?

И вот про этих-то и писать подобными словами.