Сотрудник редакции
Все записи
01:53  /  26.10.15

7393просмотра

В зоне бэкстейджа. Как устроены модные показы в России

+T -
Поделиться:

В прошлый четверг я впервые приняла участие в модном показе в качестве модели. Позвала меня Дарья Разумихина — один из самых ироничных и веселых людей из всех, кого я знаю. Конечно, побывать моделью — это было и смешно, и ужасно лестно, безусловно. 

Колллекция весенняя — зимой всегда показывают лето и наоборот, — называется «Балканы»: много льна, вышивки, нежного кружева, радостной и такой уютной этники. Даша привезла ее из поездки по Черногории, где сейчас Марат Гельман вершит балканскую культурную революцию. Но речь не о коллекции, а о том, как выглядит индустрия моды с изнанки. 

Времена, когда я писала обзоры коллекций или отсматривала все, что появлялось в мире, закончились, чему я несказанно рада. Главная причина — разочарование, которое я испытывала, пытаясь пообщаться с русскими дизайнерами. Чаще всего я натыкалась на людей с большим самомнением, ужасно ранимых, а оттого нервных. И вопрос не в том, что я, как журналист, не могла расспросить их по-человечески про что та или иная коллекция — это ладно, тут я и сама не понимаю, как можно 16 юбок описать через «призму счастья повседневности» или рассказать, что они «поют гимн феминизму». Просто мне, возможно ошибочно, много лет казалось, что люди, делающие одежду, должны быть какими-то теплыми и нежными. Правда, такие люди мне встречались не часто. А те, кто встретился, и стал «моим дизайнером» навсегда. Любуясь ими самими, мне захотелось носить их одежду. Я люблю Лену Макашову — за ее чувство кроя, стиля и формы, Кирилла Гасилина — за ту маленькую революцию, которую он вершит ежедневно, Дашу Разумихину —  за иронию и тепло, Янину Урусову — за умение быть нежной и честной в индустрии, Настю Романцову — за ее удивление и радушие, Nina Donis — за открытость и закрытость одновременно, Александра Терехова — за застенчивость и доброту. Словом, по мне — и это, безусловно, непрофессиональный взгляд на вещи, — чем интереснее человек, тем приятнее его вещи.  

В общем, опыт бэкстейджа Mercedes-benz fashion week показал, что этот непрофессиональный взгляд — и есть единственно верный способ оценить действительность и, как ни странно, коллекции. Ведь самой моды нет — есть лишь набор одежды. Красивой, милой, дорогой. Что должно заставить меня купить это платье, а не сшить свое, например? Только образ бренда — что он мне говорит, что я о нем знаю, что я чувствую, что знаю про самого дизайнера, общалась ли я с ним, что он мне рассказывает, показывая ту или иную коллекцию, как видит своих клиентов, как относится к себе — серьезно или иронично?

Просто представьте себе на секунду, что вы оказались за ареной цирка — шмотки, губы, синие волосы, маленькие девочки гигантского роста, накладные ресницы, шляпки, солнечные очки, брызги лака повсюду, туфли, визг. И все в чудовищной суете и редко когда поймаешь улыбку, если только случайно перехватишь ту, что предназначалась фотографам. На этом фоне все, что хоть сколько-то отличается от этого, выглядит настоящей жизнью. 

Это врач-иммунолог, кандидат медицинских наук, которая рассказывает про Брянск, откуда она родом — она красит нам глаза и рассказывает о себе. Это инженер-кораблестроитель, которая рисует нам всем по очереди губы в ярко-красный цвет. Это мои коллеги-модели, которые вовсе не модели. Одна — математик, вторая — музыкант-флейтист, третья — студентка, четвертая — мам двух сыновей, пятая — художник-реставратор икон. И платья, юбки, кофты, жакеты садятся, потому что они для живых людей и сделаны живыми людьми. 

То же самое было на показе Wereable «Без границ haute coutute», то же самое — на показе Zarina, где на подиум вышли модели с особенными детьми и Наталья Водянова.

Это все не мода, но высказывание, теплое, искреннее, как и одежда, которую представляли модельеры. Эту одежду и хочется носить, потому что веришь в человека прежде всего, а не в кусочек красиво отшитой тряпочки.