На эти размышления натолкнула меня заметка - "Коммерсант" судят за цитату. Политик А назвал деятеля Б коррупционером и вором. "Коммерсант" это опубликовал, за что и был привлечен к суду за клевету и признан виновным. Зам. Главного редактора Максим Ковальский искренне недоумевает:

"В законе сказано, что СМИ обязано проверять факты, которые приносит корреспондент. Получается, что если кто-то сказал, что такой-то плохо ведет себя с женой, то мы должны пойти и это проверить. Но в реальности это абсолютно невозможно. Когда корреспондент пришел с какого-то события и пишет репортаж, как мы должны его проверять? Главный редактор должен выехать на то же место и то же самое увидеть? Абсурд."

По странному совпадению, я совсем недавно прочел интервью с Дэвидом Ремником – главным редактором The New Yorker. Журналисткие стандарты The New Yorker требуют, чтобы любой опубликованный факт был тщательно проверен. Это подразумевает и журналисткие расследования и проверку фактов и то, что любому человеку дана возможность ответить на обвинения. Отправляются запросы о подтверждении или опровержении каждого факта упоминающегося в материале. Если ответа нет, журнал использует традиционную формулировку - такой-то "не ответил" или "отказался от комментариев".

Именно такой подход к публикуемой информации, отличает серьезное издание от желтой прессы, которая готова поставить на кон что угодно, ради крикливого заголовка.

Виновным может признать человека только суд. К сожалению, СМИ часто забывают и об этом принципе и о журналистких стандартах. Нередко, спешат опубликовать имена пока что подозреваемых или вообще непричастных людей, не проверив информацию и нанося таким образом вред репутации человека. Публикуют непроверенные материалы, порой весьма скандального характера. Недолго думая, находят виновных в заголовках - "такой-то получил взятки на сумму...". Ведь в случае если дело рассыпается до суда или в самом суде, никто из них потом не выходит с опровержением на первых полосах: "такой-то - НЕВИНОВЕН".

Что важнее, "презумция невиновности" или "право публики знать"? Боюсь, публике не так важно знание, как важно получить порцию эмоций, зрелища, шоу.

Жизни скольких заложников, стоили реалити-шоу прямых передач в эфир обстановки вокруг захваченных террористами объектов? Кому, спрашивается, необходимо знать, что полиция расположилась там-то или что подъехала группа захвата? Хомяку с пивом перед телевизором?

Существует ли она вообще, эта журналисткая этика? Несут ли журналисты хоть какую нибудь ответственность?