Анита Мейсон. Иллюзионист.

Время действия: почти 2000 тысячи лет тому назад. Иудея - беспокойная провинция Римской империи, где люди так падки на чудеса, где умы бурлят в ожидании прихода Мессии, был не так давно был позорно казнен лидер странной секты предвещавшей конец света. Но указанное время прошло, а конец света так и не наступил.  Последователи этого проповедника, обыкновенные не очень образованные люди, находятся в растерянности. Они ссорятся из-за главенства в религиозной общине, из-за различного понимания  учения, но тем не менее проповедуют и даже творят чудеса.

 

В то-же время по провинции странствует некто Симон Волхв (Симон Маг), иудей по происхождению, получивший греческое образование и посвятивший свою жизнь изучению магии и искусству создавать иллюзии. Он способен владеть умами людей, вызывать духов, летать и предсказывать будущее. Он есть сосредоточие того, что в последствии Христианская церковь назовет ересью. И конечно-же, путям Симона Волхва и ученикам Иешуа суждено пересечься.

 

В центре повествования - конфликт между магом и проповедником - Симоном и Кефой (под этим именем выведен апостол Петр). Это конфликт между чистым знанием, убивающим веру и верой без знания, между уверенностью и верой, между фокусом и чудом.

 

В основу сюжета книги положена легенда из книги Деяний Апостолов о Симоне Волхве. Труды различных церковных писателей содержат известия о его жизни и учении. Даже слово «симония», которое сегодня многие используют для описания коррупции в муниципальных учереждениях, берет своё начало с предложения Симона Петру о покупке места лидера общшины христиан. Кроме Симона в книге легко узнаются многие христианские деятели того времени. Кратко дана история первохристианства.

 

Интересны рассуждения Савла (Павла) о еврейском законе, когда он убеждал  Иерусалимскую общину, что греков необходимо обращать в христианство не делая обрезания и не требуя соблюдения закона Торы. Очевидно, что это явилось поворотным моментом в истории христианства.  Из филосовской теории родившейся в одном народе, христианство превращалось в религию открытую для всех. Греков важно было обратить, но они с опаской смотрели на обрезание и совсем не знали еврейских законов. Важно понять, что до разделения, Иерусалимская община христиан продолжала строго соблюдать еврейские законы (и делать обрезание - базовая заповедь).  Они не подменяли еврейской религии, но лишь добавляли филосовские мировоззрения Иешуа. Когда произошло разделение, еврейская религия была оставлена и для тысяч новых нефитов (греки, римляне, сирийцы и т.д.) надо было создать что-то новое, отличное от еврейского закона, которого они не понимали.

 

- Мы так говорим. Но тем не менее вопрос, из-за которого возникла проблема, необходимо обсудить. Почему ты не настаиваешь на том, чтобы твои новообращенные греки делали обрезание?

- Почему? - Савл резко дернул головой, словно на него вылили ушат холодной воды. - Вы что, не знаете, как греки относятся к обрезанию?

- Как греки относятся к нему, Савл? - тихо спросил Иаков.

- Как к варварскому увечью.

- И ты так же к этому относишься? - улыбнулся Иаков.

Савл покраснел.

- Я горжусь тем, что я иудей.

- Рад это слышать.

- Но если, - сказал Савл, тыча пальцем в Иакова, - я попрошу грека совершить что-то, что он считает...

- Неважно, что он считает, - резко перебил его Иаков.

- Нет, важно! - Савл ударил кулаком по столу. - Это помешает ему вступить в наши ряды. Он упустит возможность...

- Путь не может быть легким, - сказал Кефа.

- Но из-за такого пустяка, такого глупого и неважного...

- Так вот как ты к этому относишься, - сказал Иаков.

Снова повисла пауза.

- Да, - сказал Савл. - Именно так.

- Я полагаю, мы должны помнить... - начал Варнава.

- Помнить? - Савл вскочил на ноги. - Мы только и делаем, что помним. А нам нужно забыть. Мы таскаем за собой прошлое, как цепь с ядром.

- Прошлое? - с грустью спросил Иоанн.

- Прошлое. Закон.

- А, - сказал Иаков, - вот мы и пришли к этому. Закон. - Его глаза опасно блеснули. Он казался спокойным, но его бледное лицо порозовело от возбуждения.

- Да, Закон, - сказал Савл. - Обрезание крайней плоти. Порядок убоя животных в пищу. Омовение рук. Точное указание расстояния, которое можно пройти в субботний день. И другая чепуха, к которой Иешуа относился с таким презрением, а ты относишься с таким почтением.

...

- Я не требую, чтобы новообращенные совершали обрезание по двум причинам. Во-первых, некоторые сочтут это настолько оскорбительным, что никогда не придут к нам снова. Во-вторых, если они даже и сделают обрезание, то вряд ли поймут, в чем его смысл.

«Нам необходим этот человек, - подумал Кефа. - Неужели Иаков этого не понимает?»

- Царствие, - сказал Савл, - недостижимо одним лишь соблюдением Закона. Вы не можете не согласиться с этим.

Трое согласно кивнули. Иаков нахмурился.

- Поскольку, - продолжал Савл, - в Законе нет спасения, мы не можем делать вид, что оно в нем есть. Человеку легче что-либо делать, чем кем-то быть, и если люди будут думать, что можно попасть в Царствие, если совершить обрезание или есть правильную пищу, они только это и будут делать.

- Внешнее действие выражает духовное состояние, - раздраженно сказал Иаков. - Ничего дурного в этом нет.

- Нет, есть, - возразил Савл. - Закон - это ловушка. Он заставляет людей ошибочно думать, что в нем их спасение, а это не так. Закон - это лабиринт, из которого человек никогда не сможет найти выход. - Он смерил Иакова холодным взглядом. - Люди тратят всю свою жизнь на борьбу с ним, а в конце не остается ничего, кроме горстки пепла.

- Закон был дан Богом нашим отцам, - взъярился Иаков, - Закон, который служил руководством и духовной пищей для нашего народа...

- Иногда мне кажется, что Закон был дан вовсе не Богом, а каким-то злым духом, который хотел посмеяться над нами, - сказал Савл.

Кефа смотрел на него в изумлении. Иаков лишился дара речи.

- Если спасение в любви, Закон бесполезен, - сказал Савл. - А если он бесполезен, то, значит, опасен. Очень опасен. Он несет не жизнь, а смерть.

Кефа подался вперед, чтобы заглянуть в глаза Савла, словно в них таился секрет.

- Я думаю, - улыбнулся ему Савл, - именно это и хотел показать нам Иешуа.

.

Об авторе:

Анита Мейсон родилась и выросла в портовом городе Бристоль (Великобритания).  Училась в закрытой школе для девочек, после окончания Оксфорда, где изучала английскую филологию, работала журналисткой, в медицинском издательстве, была фриленсером в различных изданиях. Позже Мейсон преподавала писательское мастерство в различных учебных заведениях, в том числе в колледже Троицы и Всех Святых в Лидсе, в Открытом колледже искусств, в университете города Бат. В романах писательницы заметен ее интерес к истории, религии, острым политическим вопросам. Дебютная книга Аниты Мейсон, "Бетани", увидела свет в 1981 году, а через два года был опубликован роман "Иллюзионист", попавший в шорт-лист Букеровской премии.

.