Все записи
13:29  /  26.10.16

25444просмотра

Случай в Норильске

+T -
Поделиться:

В самом конце 80-х - самом начале 90-х в Норильске было паршиво.

В том смысле, что "чего уж: там всегда не курорт" холод-газ-ветер – вот это вот всё. 

Но в самом начале 90-х было особенно страшно. Зарплаты не платили, продуктов в магазинах не было, еду давали по талонам, талоны выдавали на предприятиях и их «отоваривали» в определенное время в определенном месте. 

Папы постоянно не было дома: он тогда начинал/продолжал заниматься бизнесом и почти всё время проводил в каких-то мутных командировках на материке. Телефонная связь была никакая и мы почти никогда точно не знали где именно он сейчас.

Между родителями уже всё было не очень…и это вот чувство «семейной катастрофы» (а в 13 лет очевидный надвигающийся развод родителей – реально «катастрофа» (правда они еще долго не разводились, но речь не об этом)) оно – чувство - нависало и отравляло жизнь. 

Я училась в средней школе, какое-то начало переходного возраста со мной происходило. Одиночество бесконечное… неизбывное, даже я бы сказала.

Мама всегда была на работе. Да, в самые паршивые и тяжелые дни театр в Норильске во всю работал. Утром спектакль. Днём репетиция. Вечером спектакль. Что-то там не ладилось у нее с новым режиссером – не помню точно. Только точно такую же тоску, что я из школы, мама приносила с собой из театра.

Так жили: 100 рублей на троих в неделю : маме сигареты, кошке кильку в томате, плюс хлеб-молоко всем.И ещё полярная ночь.О, чёрт! Всегда холодно, всегда темно… темнота давит и ты не сразу понимаешь, что что-то не так. Но всё «не так». И нервы постоянно напряжены.Кошмарная зима была, короче.Но рассказ не про это.

У моей мамушки была подопечная. Ну, как подопечная. Не то чтобы…Просто одна бабулечка из «бывших театральных». Одинокая старушка Антонинка.Когда-то давно её молоденькой девочкой арестовали, судили, сослали в Норильлаг. 10 лет. Родственники отвернулись и велели не возвращаться. После освобождения осталась жить в Норильске. 50 лет работала главбухом в одной театральной организации. Эстетка, аккуратистка, седые волосы подкрашивала синькой - очень трогательно.

Лет ей было уже больше 80, но была в хорошей форме и в своем уме.Вот к ней по дороге в театр – из театра несколько лет подряд забегала мама. Котлетку или кусок пирога занесет, или печенье, пять минут про погоду поговорит. Подарки из отпуска, цветы на 8 марта. Я думаю, что это мамушкина тоска «по своим старшим взрослым» тянула её к Антонинке. И чисто психологический фактор : «да, нам плохо, но есть и те, кому хуже нас». Приходила и очень грустно говорила : «Маш, Антонина одно яблоко два дня есть. Представляешь. Разрезает пополам и половинку сегодня , половинку завтра…»Назавтра тащила ей яблоки.

Ещё Антонинка сильно любила нашу кошку. И мы даже звали её «кошкина бабушка». Она просила подарить её. Но это было невозможно – кошка член семьи! Мы давали кошку погостить – на выходные.

Из родственников у старушки остался только непутевый племянник Виктор. Виктору тогда было за пятьдесят. Он приехал к своей тёте на север после развода начать новую жизнь. Но новую не начал. Продолжил старую. Пил. Приходил к Антонинке просить денег до зарплаты. Она вела с ним душеспасительные разговоры, просила остепениться. Он обещал. 

Та зима была какая-то просто ужас какая.

А весной Антонинка умерла. И плюс ко всей безумной этой непроходящей тоске и дикому холоду (весной у нас обычно мороз -34 и бешеный ветер гонит колкую снежную крошку в лицо) мамушке добавились хлопоты по поводу места на кладбище и чтобы организация в которой Антонинка всю жизнь работала, выделила денег на похороны, потому что её племянник Виктор с горя запил и сам делать ничего для тётки не мог.

Короче.Умерла. Похоронили. Помянули. А вскоре к нам в ночи пришёл пьяный племянник Виктор бушевал, а потом плакал.

Оказалось, что на сберкнижке у нашей Антонинки были бешенные тыщи рублей.

Бешеные тыщи! Много денег. Я в тот момент даже названия таких сумм в жизни не слышала. Только в кино. Это было несколько автомобилей "Волга" - в Cоветском союзе «штуками волг» измеряли крупные суммы денег. Много лет собирала. Северные свои зарплаты главбуха, видимо, копила. Не знаю. И накопила.

Но Виктору ничего не досталось – потому что ему сказали, мол, "ваша бабушка, в смысле тётушка всё оформила в пользу государства» и показали крестик в графе "подпись" с пометкой "Старушка неграмотная" и двумя подписями, удостоверяющими эту пометку. Подписи были начальника отдела Собеса по месту прописки бабульки и начальника самого Собеса…Ага! «Грамоте не обучена» Главбух с 50-летним стажем.

Ну а что, такое тогда , говорят не было редкостью.

Виктор пьяно рыдал. Мы с мамой были в шоке. Я – почему-то именно от того, что она всё это время ела по половинке яблока. Вот именно яблоко меня впечатлило.А мама от того, как же строго бабулька соблюдала правила конспирации и ничем – ну ничем (!) себя не выдала за все эти годы. Вот что значит «старая закалка и привычка никому не доверять».

Лет прошло – до черта!  И вот совсем недавно мы что-то вспомнили Антонинку. И опять подивились её зашифрованности. Ну ты подумай! Подпольный миллионер! Ну ты подумай!!! Половинка яблока! Все досталось работникам Собеса! Ха! «безграмотная бабушка».

Но сейчас впервые ! впервые, спустя почти 25 лет я вдруг подумала : а если бы Антонинка пожалела тогда мою мамушку и просто, я не знаю….одолжила бы денег. Посмотрела бы на молодую женщину с девочкой и кошкой, которая бегает к ней «с пирогами и котлеткой» по морозу  и помогла…Впервые мне пришла в голову мысль, что наша «кошкина бабушка» могла ведь тогда действительно сильно  изменить нашу жизнь. Но нет.

Тут, конечно :Ну и слава богу! Потому что  все всегда идет как должно. Но мысль такая всё же мелькнула.

А! Единственный племянник Виктор сгорел  в квартире буквально через месяц после смерти Антонинки. Пожар от зажженной сигареты.