Все записи
18:52  /  26.02.18

750просмотров

Про хороших людей (1)

+T -
Поделиться:

Я начинаю обычно так: «Сейчас я расскажу вам про хороших людей...» и рассказываю о городе Великие Луки.

Да, рассказывая о городе, говоришь о людях. Рассказывая о людях, говоришь о городе. Рассказывая о городе и людях всё равно получается какой-то бесконечный рассказ о себе, о себе, о себе.

Я приезжаю в Великие Луки, крошечный город в Псковской области. Это я считаю его крошечным,  для Псковской области – он крупный.

Я родилась там когда-то и жила свои самые первые полгда.  Мои дедушка с бабушкой там жили всю жизнь. Там их могилы. Там до сих пор живут их ученики:  бабушка с дедом были учителями в школе. У их учеников уже свои внуки, может и правнуки… Там памятник моему прадеду, установившему советскую власть. Там раскулачивали второго прадеда. Там живут моя тётя и  моя юная троюродная  племянница.

Там тюльпаны весной вырастают по пояс - я такое раньше только в Голландии видела.  Там страшные вещи про «просто жизнь» рассказывает мне моя славная тётя обычным своим голосом – я такое раньше читала только в «Life news».

Я сажусь в поезд, еду сколько-то часов из буйной, громкой, шумной, сверхскоростной  Москвы. Я приезжаю в другой город, в другое  время, в  параллельное пространство, в другую вселенную, в другой кинофильм, другую реальность, другую правду…

Не было ни одного человека в городе Великие Луки, который не сказал бы мне «Маша! Смотри какие здесь у нас люди хорошие! Какие хорошие люди!!!»

ХХХ

Испытала потрясение или "эмоции, похожие на потрясение" с ёлками.  Вышла на центральную площадь города и замерла:  огромные, пушистые, крепкие голубые ели.

Потрясение накрыло из-за того, что я, оказывается, помню, как  их посадили.

С совершенно неважными для меня, абсолютно ничего не значащими деревьями - я физически почувствовала "время". 

Мне  три года, дедушка специально повёл меня смотреть на "чудо" :  на редкие, невиданные голубые ёлки. Мы таких тогда действительно даже по телевизору  не видели. Потому что цветного телевизора тогда ни у бабушки с дедушкой ни у нас с родителями не было! 

Дедушка мне:"вот такие на Красной площади, Маша, у Мавзолея растут!" 

Я киваю. На мне  красное платье и  панамка

Прошла 1 секунда. Хоп. Мне за тридцать. Смотрю на ёлки: Огромные. Здоровые. Макушки - в районе 3-его этажа.

Если учёные и правда открыли "кристалы времени" - я прочитала об этом на днях, - то, видимо, в ту секунду  у меня в руке оказалась их полная горсть.

 ХХХ

Моя тётя Алла рассказывает:

- в Великих Луках у нас очень хорошие люди. Жизнь непростая, а люди хорошие. И всегда были очень хорошими, отзывчивыми. Никогда своих не бросали, помогали всегда. Мы так воспитаны, Маша, у нас это внутри.

Вспоминает:

- Я пошла работать, мне 17 лет было. Даже сперва не было, а исполнилось, когда я уже работала. Я и моя подружка Нина пришли на завод. И нас приставили к мастеру ученицами. Но мы хотели сразу как-то начать работу, чтобы зарплату получать.

Денег не было, у меня мама с инвалидностью, сестра младшая – школьница.  Нина  у нас вообще из детдома. В общем, нужно работать.

Завод холодильники делает. И там к работам нужен допуск. Производство серьёзное: несколько месяцев учеба.

Но тогда наш мастер на себя взял ответственность. И допустил нас в аммиачный цех. Там же очень вредное производство. Зарплата больше. Ну, сначала нам копейки платили. Мне копейки, а Нине две первых зарплаты пирожками выплачивали.

Я говорю : тётя Алла, какими пирожками?

Она : ну, ей мастер пирожков накупил за первый месяц работы,и сказал, что будет обед ей покупать каждый день. Так Нина плакала сильно. У неё же нет никого. Детдомовка. Ей помочь некому.

Я: а Вам не пирожками?

Она : нет, мне платили деньги. Небольшие. Мама приходила к мастеру упросила его, чтобы мне хоть сколько-нибудь, как ученице. Ну, вот, мы очень хорошо работали. Старались сильно. Всё схватывали. Аммиачный цех – самый вредный! Это опасно и ответственность, конечно, знаешь какая большая!?!? Ну, через 2 месяца стали нам зарплату платить. Но ученическую.  А полную зарплату, за работу  вредном производстве-то до 18 лет нам не имели права платить! Там же  допуск до 18 лет в такие цеха закрыт. Но мастер взял на себя ответственность и мы всё равно там работали.

Я : то есть вы, 17-летние девчонки, пахали как взрослые, старались, на вредном очень производстве  а вам платили ученическую зарплату? И никакой надбавки за вредность?

Она :  Да…. Но, как хорошо к нам относились! Маша!  Как по-божески! Любили нас очень. Приняли нас с Ниной в коллектив очень хорошо. Я через несколько лет перешла на другую работу. А Нина всю жизнь проработала. Холодильники всё делала.

Улыбается.