Священники и менеджеры. Церковь и деньги. Дискуссия и спор.

 

Никогда не замечал за собой особого желания участвовать в публичных дискуссиях. Но вот промысел Божий привел меня за круглый стол. Прочитал комментарии к дискуссии, развернувшейся на сайте вокруг Сноб-шоу «Дело Русской православной церкви», в котором я принимал участие и понял, что промолчать именно сейчас не имею права. Появилась острая необходимость поделиться своими мыслями по поводу некоторых высказываний, сделанных в ходе обсуждений.

Прежде всего, никак не могу согласиться с заявлениями о том, что лица духовные являются менеджерами. Да, они управленцы в своих институтах. Но они остаются священниками, и мы должны говорить об этом с уважением, ведь мы говорим о лице прежде всего духовном. Наша интеллигентность во многом определяется тем, как мы умеем выразить свою мысль, с каким чувством. Это во многом определяет степень духовности в каждом человеке. Приведу пример. Есть в семьях матери, у многих мужчин есть жены. Они прекрасно готовят, но мы же не называем их кухарками. Они остаются для нас нашими матерями и женами. Отца или мужа, встречающего нас на станции, нам и в голову не придет назвать извозчиком. Почему же мы имеем право называть патриарха или епископа менеджером только потому, что он управляет? Он управляет духовным институтом и, прежде всего, с духовных позиций.

 Игорь Мальцев сказал, что он не будет ходить в церковь, где стоят попы в ризах от «Версаче». Ходить Игорю Мальцеву в церковь или нет, это его личное дело. Но церковь действительно не может существовать без финансовой поддержки в современном мире. Кстати, не забывайе, что ризы принадлежат не священникам, а храмам. И если кто-то видит на священнике красивую ризу, то это исключительно заслуга прихожан того храма, в котором он служит.

Была определенная критика в ходе дискуссии о том, что церковь зарабатывает деньги.

Да, церковь должна зарабатывать. Но не духовенство. Священник не должен иметь отношения к деньгам и оперировать деньгами. Священник должен духовно управлять, руководить церковью. А откуда брать деньги – это задача прихожан, мирян. Именно миряне должны заботиться о благосостоянии прихода, о достатке клира. Именно мирянам вменяется в обязанность обеспечивать семью священника в той степени, чтобы священник не думал о хлебе насущном, но полностью мог себя посвятить служению Богу и людям.

Конечно, мы живем в светском, секулярном мире. От этого никуда не деться. Но все же нам следует называть вещи своими именами и не стараться их перекручивать. Мне, к сожалению, очевидно, что у многих предвзятый подход, который мешает им жить. Человек, прибегающий к агрессивной риторике, беден. Он несчастен! Ему не хватает любви!

Должно быть, прежде всего, уважение и терпение к своему оппоненту, а не нападки на него. Если мы нападаем, мы не можем себя считать людьми образованными и представителями интеллигенции. Интеллигент себе этого никогда не позволит. У всех есть недостатки, и это неудивительно, потому что все мы люди, все мы подвержены слабостям.  И в церкви наверняка могут быть недостатки. Но в обсуждении их мы должны проявлять терпимость. 

Прежде всего, надо понимать, почему было принято то или иное решение, почему была сказана та или иная фраза. В каком контексте то или иное действо было совершено человеком, который стоит выше нас на социальной, иерархической лестнице. И только после этого мы имеем право обсуждать. Именно обсуждать, а не переходить к нападкам. Дискуссия – это не раздор, это даже не спор. Дискуссия ­– это обсуждение. Интеллигентное, умное, разумное обсуждение в котором каждый может высказать свою позицию.

Церковь составляют верующие люди. Они и есть тело церкви. Церковь –  это каждый из нас, и в отдельности, и вместе. А осознаем ли мы, какая ответственность на нас в этом случае лежит?

Во время обсуждения также было сказано, что в церковь нет смысла заходить, потому что там попы, с котороыми не о чем поговорить. Проблема образования духовенства действительно существует сегодня. Ведь сколько десятилетий это образованное духовенство уничтожали! Желая видеть на приходе образованного священника, давайте спросим себя, где наши образованные дети? Священники могут расти духовно не только благодаря институтам, где они получают образование, но и благодаря прихожанам. Забота прихожан, их общая молитва, их совместный труд дает священнику возможность формироваться духовно.

Мы должны научиться мыслить и говорить сердцем. Можно с чем-то и не соглашатся, но уважать собеседника мы обязаны.

Среди людей, оставивших комментарии к дискуссии, наверняка есть люди православные и верующие. Прискорбно, что ни один из них не удосужился принять участие в обсуждении с позиций человека церковного. А тема к этому располагала.  Я не осуждаю их за это. Но хочу обратить внимание всех на то, что все мы не должны забывать о главном, о первейшей нашей задаче – спасении своей души.