Все записи
22:06  /  13.06.17

12410просмотров

Итак, восемь месяцев в NYC, и моя почти девятилетняя дочь заговорила по-английски.

+T -
Поделиться:

Итак, восемь месяцев в NYC, и моя почти девятилетняя дочь заговорила по-английски. Теперь мы переживаем период, когда лексическая, ментальная и грамматическая базы разрастаются, подобно снежным комкам - каждый день по 10-20 новых слов и вербальных структур - и тут уже проще.

Я же попробую рассказать о самом трудном периоде первой детской адаптации, который, слава богу, кажется, остался позади.

Первое, что я хочу сказать, - это ни хрена не легко. Точка зрения, что маленькому человеку схватить новый язык проще пареной репы, не совсем корректна по отношению к ребенку. Если только вы не родитель-придурок, который не в состоянии распознать, что ваш близкий переносит огромнейшую ментальную, психическую, социальную и даже физиологическую (активизируется другой слух, зрение, речевые навыки) нагрузку.

Исключение - дети до 4-5 лет, у которых еще не состоялась любовь с родным языком (в таких случаях переход вообще выглядит как настоящее чудо, и все равно это труд ребенка) У моей же дочки к моменту "входа" в английский были с русским уже настоящие отношения - она его обожала, отлично знала, распознавала малейшие смысловые оттенки, читала огромные томины художественной литературы и владела так называемым филологическим юмором.

Больше всего меня поражают люди, которым ты рассказываешь с горящими глазами, что ребенок начал, допустим, интуитивно пользоваться системой модальных глаголов сразу по правилам, а они - мол, разумеется, так и должно быть, странно, что этого не произошло раньше. Особенно так любят реагировать те, которые ничего подобного не проходили. Ну, да бог с ними.

Если же вы собираетесь себя в такую ситуацию погрузить, то готовьтесь к тому, что ничего само собой разумеющегося не будет, и какое-то время придется полагаться на совершенно иррациональную веру в чудо. Нам, русским людям, это по природе легче дается, чем прочим, но поверьте -вы можете взвыть. "Ты заговоришь". Я все время повторяла моей привыкшей в Москве к лидерству дочери, что когда она наконец заговорит, весь класс в изумлении признает, что она самая умная. Ее это слабо утешало.

В период адаптации будет работать все то, что вы успели вложить в ребенка за годы его жизни. В школу вас с ним, естественно, не пустят, и вы толком не будете знать, что происходит за ее дверьми. А там будет настоящее выживание. Смекалка, быстрый ум, скорость реакции, человеколюбие, великодушие, обаяние, умение прощать, способность не обижаться, не плакать, додумывать, осознавать, ориентироваться - пригодится все.

Еще в Москве я начала качать Даниелу на тему того, что в американских школах детям очень хорошо - дают сидеть на пуфиках, кормят пиццей и по всем предметам разрешают делать поделки/доклады (это все правда, кстати)

Когда мы уже приехали, я отвела ее в будущее учебное заведение "на экскурсию", и ей вроде даже понравилось. НО! Никакие превентивные меры не спасли нас от шока, когда в первый день учебы открылась двери класса, и на нас посмотрело 30 пар огромных белых глаз.

Толерантность, понимание, что цивильный мир так и живет, широта взглядов и элементарная взрослая уверенность в себе - все моментально ушло в топку, когда стало понятно, что в классе все до одного - афро-американцы и хиспэник (Мексика, Пуэрто-рико, Доминикана и тд), и Даня реально одна белая на 30 человек. И не говорящая. И испуганная. И я тоже никогда прежде с этими людьми особо не сталкивалась, не имела дела, ничего об их культурах взаимодействия с детьми толком не знаю. Мне пришлось дать своему достопочтенному внутреннему голосу команду заткнуться и рукой поставить на место отвисшую челюсть.

Глубокий вдох, мы запустили девочку в класс, и за ней закрылась дверь. Откровенно говоря, настоящий инфаркт в этот день пережили мы, взрослые, а Даниела вернулась через пять часов довольная (на ланч был бургер) и обвешанная браслетами дружбы. Весь день ее водили по школе сопровождающие-подружки. Звали их - навсегда запомню - Малыани, Персейлес и Кхаризма.

Так началось наше длинное и увлекательное путешествие по миру простой бруклинской паблик скул, где смешались вынесенные на берег джентрификацией вылизанные родители-хипстеры, богатые (район небедный) нарядные (кроссовки от двух сотен и выше) родители афро-американцы, какие-то мексиканские бабки в шлепанцах, настоящая гетто-шпана, отец с огромной шапкой дрэдов, матери-мусульманки в никабах аж по самые глаза, с которыми все болтают не видя лица, и еще какие-то десятки разновидностей хомо-сапиенсов, которые я не могу распознать в силу своего невежества.

Даниела как ребенок, не владеющий английским языком, сразу попала в программу ESL - english as a second language - которая представляет собой целых восемь часов в неделю английского на английском же с носителем английского. Это работает для всех. Бесплатно.

Собственно, уроки ESL и учительница английского - милейшая внешне очень еврейская и глубоко беременная Ms Rosemary - и стали основой Даниной жизни в первые недели. На остальных уроках она считала ворон и рисовала. Каждый день она приносила мне стопки своих рисунков, которым она посвятила то время, пока остальные занимались математикой, географией и биологией.

Я их с удовольствием, разумеется, принимала и вешала на стену всякий раз. Еще я разрешила компенсировать отсутствие русской речи просмотром детских блогов в Youtube, покупала по итогам чуть ли не каждой недели подарок и вначале позволяла при желании прогуливать. Потом эта потребность отпала сама. Ругать нельзя. Заставлять нельзя. Поддерживать и формировать дома защитный климат, который компенсирует часы в зоне дискомфорта. Дети ничего не рассказывают. О всяких дискомфортных ситуациях она иногда говорила через два-три дня или даже неделю!!! Приходилось тянуть.

Девочка Кхаризма, которая подарила ей в первый день кулон, через четыре месяца об этом забыла. И увидев голубой кристалл на шее у Дани, стала ругаться, что это ее вещь, и что мой ребенок себе ее присвоил. Учитель "науки" не стал разбираться и сказал, чтобы она просто отдала чужое. Это было ужасно. Но Даниела (в эти моменты я очень ей горжусь) сама придумала выход, который я не могла придумать как родитель. Она взяла меня за руку и отвела в игрушечный магазин, где мы купили Кхаризме другой - тоже красивый - кулон. И на следующий день она подарила этот предмет, и девочка ее обняла, и смягчилась. Таких отдельно взятых ситуаций мы проработали штук 10, я говорила с мамами, и всем им я тоже казалась чудной какой-то, и мы строили концепты выстраивания отношений с каждым ребенком в классе. Сработало.

В школе оказалась одна русскоязычная учительница Ms Katy, которая безумно нам помогла и которой Даниела научилась, чуть что, звонить по телефону. В частности, ей пришлось звонить Мисс Кэйти, когда болели ушки от сережек (вынули, заросло) Вначале этих звонков было несколько в день, сейчас необходимость в них почти полностью отпала. В школе обнаружилась замечательная система кружков-продленок PTA (parents and teachers association), которые мы добавили через месяц после начала и которые стали также "фунтаментом" новой жизни. Гимнастика - с русским тренерами. Mixed Media - с Ms Katy. И Cooking - кулинарные мастер-классы, немного малышовый, но супер бережный адаптационный урок.

(музыкой мы занимались и занимаемся в отдельной проф школе с русской учительницей)

На этой переходящей изо дня в день монотонной базе мы прожили месяцев пять. Даниела не говорила. Она рисовала на уроках. занималась унылым чтением по программе Raz Kids целыми днями. Дома смотрела русские видео-блоги и читала большие книги на русском, ходила на кружки, на ESL и была равнодушна к английскому. По другим предметам неминуемо отставала. Казалось, что не происходит ничего. По крайней мере, ничего хорошего. Мозгами я понимала, что едва ли оно действительно так, но ощущение это было непростое.

Не то, что бы я испугалась... Но я слишком люблю понимать, что конкретно происходит. Для меня вот эта вера в чудо - "заговорит, и моргнуть не успеешь" - была жутким испытанием. Данины познания представляли собой некую оранжерею из слов, которые не скреплялись ни в предложения, ни в язык, ни в стремление вообще ими пользоваться. Она отсиживала часы в школе, как некую в меру развлекательную обязаловку, и очень шла счастливая домой - к айпэду.

Даже музыкальный урок STEEL PANS - игра на огромных карибских железных кастрюлях - ей не особо нравился, хотя, казалось бы, что может быть веселее....

А затем нам посоветовали педагога по скайпу - милейшую девушку, которая живет вообще в Афинах. С ней мы выработали специальный подход - аккуратное внедрение грамматических конструкций в лексическую базу, умение строить предложения, чуть-чуть разбор по временам (без perfect конечно) Растолковывание НА РУССКОМ языковых разниц и даже смех над разницами ("Я есть иду идти в школу") То есть девятый час английского в неделю (!!!) По скайпу!!! (разве ребенку это реально высидеть?), да еще и в пятницу (усталость после недели). Но каким-то образом я все-таки угадала, и именно эти занятия - их в сумме-то было три не больше - вдруг стали катализатором. И мы привели в действие некий механизм. Дело было уже в апреле.

С тех пор Даня потихоньку начала мочь объясняться. Она сама описывала так - "Меня начали понимать". И постепенно она стала вводиться в остальные школьные предметы. В мае она участвовала в докладе по "Окружающему миру", в рамках которого весь класс рассказывал о Японии (один мальчик даже читал рэп о Токио), Даниела рисовала суши и кимоно и сообщала нечто о них. Затем она стала приносить домой задания по математике, которые мы довольно быстро помогли ей расщелкать, и она почти догнала. Резко подтянулся и испанский (идет тут как обязательный). На бытовом уровне ребенок полностью объясняется сам. Фильмы просит больше не переводить. Иногда спросит одно-два слова. И вот прочитала первую полноценную (ну как.. комиксоподобную, но все же) книгу...

Мы учимся до конца июня, далее запланированы еще два летних лагеря, и там тоже обещают языковые скачки, так что следующий год она имеет шансы начать уже как почти полноценный ученик.

Неделю назад во двор школы привезли горки, батуты, мелкие аттракционы и даже пони. А родители (члены PTA) жарили кукурузки, хот-доги и бургеры. Было дико хорошо и мило. Я смотрела на всех этих людей, которых вначале стеснялась, и на мою дочку, с головой погрузившуюся в этот мир... Вот те самые мексиканские бабки пляшут под Diamonds Рианны, а песню исполняют дети на steel pans. Вот моя подружка пуэрто-риканская училка обнимает Даню. Вот тупая секретарша Дженнифер, которая пять раз не могла мне дать нормальную справку из школы, качается под хип-хапчик. А вот и тот отец с дрэдами в шапке жарит с женой без ливчика спаржу на решетке. Вот и тетеньки в никабах по глаза пришли тусить с мужьями.

И я подумала, что на самом деле тяжкую адаптацию пережила не только дочка. И что она пожалуй далеко вперед меня ускакала в результате. Ведь я-то все еще барьер каждый раз ощущаю, а она уже нет. Поставила себе новый челлендж на следующий год - войти в состав родительского совета PTA и тоже жарить кукурузку в фартуке на детском празднике.