Все записи
18:10  /  22.05.12

10449просмотров

Еще одно мнение о Ройзмане

+T -
Поделиться:

После моего комментария под статьей о Ройзмане, меня разыскал человек из Екатеринбурга. Он прислал мне свою статью с анализом методов Ройзмана по различным публикациям фонда (в основном это материалы из жж и книги Ройзмана).

Я не специалист по нарко проблеме. В статье Соколовой мне не хватало противоположной точки зрения на методы Ройзмана и деталей что же там все таки происходит. В этой статье неизвестного автора (он предпочитает оставаться инкогнито) гораздо больше анализа того, что же все таки происходит в фонде.

В рамках блога я не могу опубликовать всю статью, но вот самые интересные на мой взгляд выдержки. Читайте, сравнивайте со статье Соколовой. Делайте выводы.

*******************************************************************************************************************

 

Установки фонда «ГБН» в отношении реабилитационного процесса:

Основные идеи:

1. Наркомания – это не болезнь4.

2. Наркоман – это скотина и преступник5

3. Ни один наркоман не хочет лечиться6

 

Как попадают в фонд

Предлагаем сразу обратиться к текстам сотрудников фонда «ГБН»: «За все время существования фонда пришли к нам сами по доброй воле всего несколько человек. Остальными попадали самыми разными способами. Кого-то привозили родители, связанных в багажниках, одного притащили даже на цепи. Некоторых родители заманивали к нам под разными предлогами – на консультацию к психологу или «есть один чудо-доктор». Некоторые попали к нам в ходе операций»7.

Последние слова настолько необычны, что необходимо их повторить: «Некоторые попали к нам в ходе операций». Это значит, что они не пришли сами, и их не привели родители – сотрудники фонда проводили операцию по задержанию наркоторговцев и захватили наркопотребителей. Фондовцы искренне считают, что для этого достаточнополучить устное согласие родителей по телефону. Если согласия родителей нет, фондовцы оставляют наркомана на свободе:

«У этого нос желтый от йода. Варил. Хотели забрать на реабилитацию, связалисьс отцом. Отец в Тюмени, вахтовик. Мне, говорит, без разницы. Пусть сдохнет»8.

«И забрать мы его тоже не могли, потому что он сирота, и нет родственников, чтобы его оформить»9.

 

Если сотрудники фонда получают согласие, то привозят с операции гражданина или гражданку России, против их желания (как написано, не по доброй воле) в свой реабилитационный центр, из которого они не выпускают раньше чем через один год: «Одна красивая девченка попалась, еще есть шанс. Созвонился с мамой идоговорились с ней. Всё, забрали к себе в женский центр»11

Факты похищения и удержания были доказаны и в ходе суда над Егором Бычковым12. При этом действия Бычкова называли правильными руководители фонда «ГБН»13. Основными оправданиями такому поведению фондовцы предлагают считать желание родителей и необходимость спасать человеческие жизни: «У нас было несколько случаев, когда парни-наркоманы приходили по доброй воле и примерно после 10 дней говорили, что не хотят больше здесь находится. Так вот если бы их выпустили - все они давно бы сдохли…»14

Эффективности таких действий посвящен отдельный раздел. Сотрудники фонда знают, что это является нарушением закона15, и что они преувеличивают права родителей. Дети не являются собственностью родителей. После 18 лет человек юридически принимает все решения самостоятельно, если его не лишили в суде дееспособности. У родителей нет права ни самостоятельно лишать их свободы, ниизбивать, ни допрашивать. Нанимать для этого других людей закон тоже не позволяет.

 

Процедура получения согласия у наркомана

После заведения первых уголовных дел, посвященных «специфике фондовской» реабилитации, сотрудники очень мало рассказывают о том, как они уговаривают наркоманов. Но до уголовных дел Евгений Ройзман описал достаточно подробно один случай получения согласия, в котором лично принимал участие:

«Я им говорю: «Ну, где ваш мерзавец?» Они говорят: «Да здесь он, внизу. Мы его уговорили пойти к психологу на консультацию». Поднимается этот сын и внук. 19 лет. Одет, между прочим, хорошо. Под два метра ростом. Держится уверенно. Садится ногу на ногу. «Ну и что, – говорит, – вы мне можете сделать?» В голове у меня все побелело... Ну, тут долго рассказывать. Короче, выпороли его в присутствии мамы и бабушки. Как он верещал!..

Стали снова разговаривать. Стоит, ревет, не стесняясь, размазывает сопли ислезы. «Понял что-нибудь?» – спрашиваем. «Понял», – отвечает. «Ну что ж ты понял?» – «Понял, что маму с бабушкой очень люблю, а героин не люблю вовсе»23.

Далеко не все реабилитанты фонда дают согласие таким образом. Кому-то достаточно просто вида сотрудников центра и помещения в «холодную». Тем более что информация о методах фонда «ГБН» быстро распространяется среди наркопотребителей.

 

Холодная – это просто помещение в фонде, где реабилитантов держат до отправки в реабилитационный центр:

«Тогда я еще не подозревал, куда меня везут. Через 20 минут я уже был в кабинете Кабанова Андрея. Как всегда я чувствовал себя героем. Но когда меня попросили выйти из кабинета, в моих глазах и в душе появилась глубокая печаль, потому что меня, подхватив за руки два здоровенных молодца, попросили снять шнурки и ремень. Я знал, что это делают только в райотделах, а я приехал на лечение. Через пять минут я оказался в «холодной». Тогда в моей голове рассеялись все мысли о респектабельном лечении, и я понял, что кроме принудительной физиотерапии меня никто больше ничем лечить не будет»24.

 

Карантин

Карантин представляет собой большую комнату, где стоят железные двухэтажные кровати26. Подобные конструкции распространены в российских колониях из-за переполненности. Есть колонии, где в отрядных корпусах кровати стоят в три этажа. До 2009 года клиентов фонда пристегивали к кроватям на 3 недели27. Наручники регулярно перестегивают с одной руки на другую, в туалет выводят в сопровождении сотрудника фонда28. Последних на местном жаргоне называют «ключники». Держали реабилитантов в наручниках, чтобы переждать острый период «тяги к наркотикам» и избежать сложностей вроде захвата заложников29. Вероятнее всего наручники использовались в первую очередь для того, чтобы удержать наркоманов в ломке на месте – чтобы не убежали. Ориентировочно в конце 2008 года наручники заменили другие меры: решетки на окнах и дверях30, охрана, и постоянная запись на видеокамеры и микрофоны в помещении карантина31.

Благодаря предложению Андрея Кабанова в фонде «ГБН» принята идея, что никакойломки нет. Это прямое следствие отрицания биологической составляющей наркомании. С точки зрения фондовцев, абстинентный синдром придумали врачи, а у наркомана только капризы

Впрочем, иногда в высказываниях Андрея Кабанова, ломка появляется:

«Самое страшное для наркомана, когда он находится в состоянии детоксикации (ломка) - это отсутствие сна и ломота всех мышц. Очень тянучее и противное состояние. <…> Я лично прошел в 19 наркологии в Москве инсулиновую блокаду. Т.е. ты находишься в забытьи, когда идет пик детоксикации. Так вот, я уснул первый раз через полгода»35

 

Впрочем, отсутствие медикаментов – обычная практика реабилитационных центров. Лекарства применяются лишь в государственных реабилитационных программах, расположенных на территории наркодиспансеров. Для медикаментозного купирования абстинентного синдрома (ломки) нужно получить лицензию на медицинскую деятельность. Большинство реабилитационных центров созданы общественными организациями и не стремятся получить такую лицензию, а предлагают своим клиентам сначала пройти курс детоксикации в медицинских учреждениях. Некоторые религиозные центры берут клиентов и без наркологии, но чаще это особый подход40 и он требует определенных усилий41.

Фонд же предпочитает именно клиентов в состоянии абстинентного синдрома. В состоянии ломки, питаясь хлебом, водой, луком и чесноком, люди гораздо легче поддаются специальной обработке. Реабилитантов используют в первую очередь как источник информации. Как описывает это сам Евгений Ройзман:

«Механизм следующий: На карантине больше 50 человек. Каждый про наркотики и наркоторговцев знает все. Вновь поступившему дают бумагу, где он рассказывает: когда он начал употреблять наркотики, какие, с кем, по чем брал, у кого - номера телефонов, адреса, номера машин и т.д. Все это быстро проверяется, сверяется с имеющейся информацией, тем более, что врать у нас не принято. После чего реабилитанту дают возможность закупиться у своего барыги - дело добровольное, но отказываться не принято»42.

 

Попав в фонд, наркоман описывает, как добывал деньги на наркотики, где у кого и с кем покупал44. У реабилитантов изымают SIM-карты мобильных телефонов и просматривают список контактов45. Жителей Екатеринбурга и области используют как подставных покупателей. Находясь на «реабилитации» человек ездит по городу, покупает наркотики, дает после этого свидетельские показания46. Сотрудники центра дают такому способу реабилитации рациональное объяснение:

«Для чего это необходимо? - Просто за то время, пока человек у нас находится,надо лишить его возможности вернуться в прежнюю среду и отсечь хотя бы от основного наркоторговца. И это самый надежный способ» 47.

У сотрудников фонда есть предположение, что, сдав своего торговца, человек потеряет контакты в среде наркоторговцев и наркопотребителей. Никаких подтверждений у этого предположения нет. Практика показывает, что люди, возвращаясь из мест лишения свободы после 3-5 летнего заключения, находят, где купить наркотики. Даже, переехав с родителями в другой город, наркоман может быстро найти среду наркопотребителей и наркоторговцев.

Допросы, проверочные закупки, свидетельские показания не имеют никакого отношения к реабилитации. Наркоманы, которых используют в качестве «закупщиков» иногда обманывают оперативников фонда и убегают с деньгами, или употребляют героинво время проверочных закупок:

• «Но задумал коварство - предупредил таджиков и сам свалил с закупочными деньгами и аппаратурой... Вообще, уход закупщика с деньгами - это ЧП. Уход закупщика фондовского, с Изоплита, из карантина - это ЧП вдвойне»48.

• «еще с одним оперативником взяли закупщика с Изоплита, дали ему закупочные деньги, навесили гарнитуру, на всякий случай дали сотовый телефон… так он же от них убежал! Они с операми четыре часа у подъезда ждали! И даже не поняли, в какую квартиру зашел»49.

• «Но Женька с ним поговорил, узнал все, выяснил, что он воевал и решил попробовать. Раз сработали, два сработали, а потом он во время закупки украл несколько грамм героина, вмазался»50.

 

После карантина.

Про основной процесс реабилитации информации мало. Реабилитанты в основном заняты благоустройством территории фонда, строительством и работой на разные дружественные фонду фирмы (см. Приложение №4)

О каких-то методиках направленных на осознание своих проблем и путей их решения ничего не известно. В 2002 году, когда открывали женский центр, хотели пригласить на работу профессиональных психологов51. Но это желание не было реализовано. В 2011 году Евгений Маленкин стал применять в женском центре работу с дневником, разработанным в местном отделении фонда Шичко52.

С родителями регулярно проводят встречи. Рассказывают, что наркомания - это не болезнь. Что из центра забирать раньше, чем через год, нельзя, о возобновлении активнойнаркомании у тех, кто пробыл в центре лишь 2-3 месяца:

«Мы рассказываем каждый раз на родительском собрании. Родители понимающекивают головой и со всем соглашаются. Но когда дело доходит до конкретной ситуации - они поступают по своему. И в этот момент, когда они принимают решение, они считают себя абсолютно правыми. Что с этим делать - не знает никто."

 

В мужском центре про работу с дневниками информации нет. Несколько лет назад построили часовню, и проводятся церковные службы. Группа реабилитантов занимается облагораживанием православного храма в Быньгах54. О какой-то планомерной работе по приобщению к христианским ценностям (как это делается в православных и протестантских реабилитационных центрах) речь не идет. Отсутствие специфической реабилитационной работы логично вытекает из идеи «Наркомания – это не болезнь, а преступление». В таком случае не нужно обсуждать вопросы психологической зависимости, незрелости наркомана как личности, созависимых отношений с родственниками и дисфункциональную модель родительской семьи. Раз наркоман – преступник, наркомана нужно лишить свободы, лишить возможности употреблять, поймать подельников, и он выйдет на свободу новым человеком. Отпадает необходимость в психологах. Это точно совпадает с режимом любой колонии ГУФСИН55. Другими словами реабилитационный центр фонда - это тюрьма, только нет возможности написать жалобу прокурору. Сотрудники фонда уповают на изменение личности наркомана благодаря жизни на «территории без наркотиков» и труду (общественно полезному и на благо фонда56).

В тоже время реабилитанта окружают люди, привезенные в центр против своей воли. Многие из них думают только о возобновлении употребления и ищут для этого малейшую возможность57.

 

Территория «без наркотиков».

Одной из основных идей «реабилитации по-фондовски» является создание территории, свободной от наркотиков. Эта мысль обычно первой приходит в голову и родителям. Но опыт показывает, что «территория без наркотиков» сама по себе, также не может помочь наркоману:

«Если наркомана для излечения посылают в "ссылку", результат обычно бывает отрицательным. В моей практике был больной, которого его семья отправила на Камчатку в краболовную флотилию. И он ловил крабов безвыездно четыре(!) года подряд. Все это время у парня в голове сидела мысль о наркотиках. Лишь только ссылка кончилась, он приехал в Петербург и сразу же начал колоться, да так, как раньше сам от себя не ожидал. Дело в том, что когда он уезжал "на лечение", он просто подчинился воле родителей. Но желания покончить с наркотиками у него самого не было»58.

Сотрудники фонда утверждают, что только в их центрах есть территория без наркотиков59. Из бюллетеней и живых журналов можно сделать противоположенный вывод. В фонд тоже попадают наркотики и алкоголь:

• «Их выпустили во двор убирать снег. Они тут же среди прохожих определили наркомана, сняли с Артура модную курточку «Пилот», и наркоман тут же сбегал и поменял ее на героин»60.

 

«Через некоторое время, когда у нас уже было помещение на Изоплите, три мерзавца: Хакер, Костен и Женя, запутали проходящих мимо легкомысленных девиц, и эти дефектозные крали привезли им героина. А у нас стояла беседочка во дворе под деревьями, и они втроем с комфортом укололись61».

• «Приехали как-то с Игорем Варовым на Белоярку, а у нас охранник-спецназовец лежит синий весь. Оказывается два умника, Моня и Киборг, решили выпить, а охранник сделал им замечание»62.

• «Как-то Костен вместе с Лупашкой угнали фондовский «Уазик», <…> Пили шампанское, проститутки танцевали канкан»63.

«Выпил бутылку водки, разбушлатился…»64

• «На Белоярку больше со стороны охранников мы не брали. <…> Любой воспитатель, который появляется со стороны, через несколько дней начинаетнаркоманам за водкой бегать»65.

• «Парень на карантине украл у кого-то золотую цепочку. <…> Раз сработали, два сработали, а потом он во время закупки украл несколько грамм героина, вмазался»66.

«Двое старших покупали героин на ЖБИ, когда ездили за продуктами. Мало того, они, сволочи, продуктов не докупали, а на сэкономленные деньги – кололись. Ноэто еще полбеды. Остальные 30 человек это видели… и молчали!»67.

«Один говнюк передал своей сожительнице в передачке двухлитровый пакет сока, в который шприцом закачал водку»68.

Это не единственный случай. В центр и ранее пересылали наркотические вещества:

«Вообще по меркам реабилитационного центра это считается самым страшным преступлением. За всю историю с 99-го года у нас было несколько случаев»69.

Реабилитационные центры «ГБН» не являются стерильными. Там тоже бываютслучаи употребления алкоголя и наркотиков.

 

Побеги из реабилитационных программ.

После приезда в центр «ГБН» в первый месяц, реабилитанта заставляют на ломках покупать наркотики. Все оставшееся время клиенты фонда вынуждены слушать мечтания других реабилитантов об употреблении наркотиков после выхода на свободу.

Если в центре есть «этапы» в виде «холодной», «карантина» и «проверочных закупок», а с психологической зависимостью никто не работает, то совсем не удивляет стремление «реабилитантов» вырваться из центра. Один из способов, которые применяли наркоманы - членовредительство:

«Один <…> проглотил гвоздь. Он был первым. Его увезли в больничку»70.

Потом еще два человека проглотили железные предметы, надеясь вырваться из фонда. Второго увезли (достали во время операции болт), третьего накормили жидкой кашей и кефиром и стали ждать, когда все само выйдет71. По словам Ройзмана, попытки уехать из фонда в больницу, проглотив железные предметы, совершаются регулярно.

 

У нас нет возможности привести все цитаты о побегах. Более того, у сотрудников фонда нет возможности описать все побеги. Только в 2002 году убежало 120 человек (это 41% от тех, кого планировали оставить в центре на 1 год).

 

Судьба беглецов

Сотрудники фонда обычно стараются поймать беглецов. Проводят свои расследования. Созваниваются с родителями, которые сдали своих детей в центр. В этом им помогают сведения, собранные о «наркоманской жизни» реабилитанта.

После того как беглецы пойманы, их наказывают.

 

Наказание в первые годы работы центра было очень суровым. Сотрудники центра, обычно бывшие реабилитанты, часто с судимостями, применяют в воспитательных мерах, скорее тюремные методы: унижения, избиения. Евгений Ройзман объясняет, что это единственный способ контролировать большое количество криминально настроенных реабилитантов88. В 2002 году беглецов наказали так, что один из них умер прямо в реабилитационном центре:

«17 мая скончался один из воспитанников. Причина смерти не установлена. Этому событию предшествовали следующие обстоятельства. В 2:00 ночи сбежали трое наркоманов. Побег готовили неделю (подпилили решетку в туалете). Один убежал домой в Пышму, двое других поехали на какую-то дискотеку. Попали в драку. Кололись или нет – неизвестно. В 6:00 их поймали и вернули. В 17:00 одному из беглецов стало плохо – вызвали скорую помощь. 40 минут делали искусственное дыхание и массаж сердца. Скорая не успела. Он скончался.»89.

В бюллетене, вышедшем в месяц смерти реабилитанта, сотрудники фонда опубликовали большую подборку якобы лживых обвинений в адрес сотрудников центра в избиениях, содержании в подвале (холодная) и т.д.

Последние слова этого текста были:

«Да мы, в общем-то, не жалуемся. Просто обидно. Да и подвала-то у нас никакого нет»90.

Нельзя сказать, что Ройзман забыл о начале реабилитации в подвале у Варова. Через 7 месяцев он сам об этом напишет:

 

«Когда-то еще в 1999 году, когда еще все начиналось, в подвале у Варова было 7 человек <…> Его ломало так, что он перевернулся в наручниках и когда мы зашли в подвал, обнаружили его стоящим на голове»91.

Видимо, после убийства, нужно было отвлечь общественность от рассказов бывших реабилитантов. У сотрудников фонда еще была надежда списать смерть на передозировку наркотиками во время побега. Выбрали простой способ дискредитировать любые показания бывших реабилитантов. А в смерти сотрудники фонда обвинили самого убитого:

«Не побежал бы, ничего бы не случилось»92.

Дело о смерти реабилитанта тянулось достаточно долго. Почему так произошло, пусть объясняет прокуратура. Руководителя центра фонда «ГБН» Максима Курчика объявили в розыск только через полтора года после смерти реабилитанта. Возможно, свидетели стали давать показания только после разгрома реабилитационных центров фонда в 2003 году, когда сотрудники органов МВД пообещали обеспечить их безопасность.

 

Потребность в лечении наркомании

Сотрудники фонда «Город без наркотиков» исходят из допущения, что ни один наркоман не хочет бросить. Никаких серьезных оснований у такой идеи нет. Это просто ошибочный вывод из житейских наблюдений. Точно также любой человек, посмотрев на Солнце, скажет, что это оно двигается по небу, пока Земля остается неподвижной. И если бы нас в школе не учили, что все наоборот, то большинство жителей Земли до сих пор бы считали, что Солнце меньше Земли и вращается вокруг нее. Ошибочный вывод о нежелании наркоманов проходить лечение делают многие. Однако исследования показывают, что потребность в лечении зависимости у наркопотребителей очень высокая. Таблица, приведенная ниже, основана на результатах опроса среди 122 клиентов реабилитационного центра «Мельничный ручей» 99: 

Предпринимали самостоятельные попытки отказаться от наркотиков в домашних условиях, не прибегая к помощи специалистов - 80%

Лечили абстинентный синдром в наркологическом стационаре - 68 %

Хотя бы однократно обращались за амбулаторной наркологической помощью - 39 %

Были зарегистрированы в районном наркологическом кабинете - 34 %

 

Подвергались воздействию методик основанных (включая «химзащиту», «кодирование» и гипноз) - 27%

Проходили групповую психотерапию - 22%

Посещали группы сообщества «Анонимные Наркоманы» на внушении - 9%

 

Наркоманы хотят лечиться, это подтверждает даже опыт одного из реформаторов фонда, Андрея Кабанова. По его словам, он проходил несколько раз ломку100 и обращался в государственную наркологию101. Практикующие врачи отмечают, что раньше или позже наркоманы пытаются избавиться от зависимости, либо от ее последствий и часто обращаются за помощью102.

 

Другое дело, что представления самих наркоманов и их близких о заболевании обычно очень искаженные, как минимум – недостаточные. Даже если они обращаются к специалистам, основной запрос - всего лишь купировать абстинентный синдром. Иначе говоря, «снять ломку». Часто это процедуру еще называют «детоксикация». «Сняв ломку», и, вернувшись домой, наркоманы, как правило, через какое-то время, возвращаются к употреблению наркотиков. Это не удивительно, за 10-14 дней, проведенных в наркологии, не меняются социальные установки и способы реагирования в стрессовых ситуациях. Знаний о необратимых биохимических изменениях в организме наркомана у них нет, представления о психологической зависимости на уровне: «слышали что-то такое». После нескольких попыток наркоманы и их родственники в лучшем случае понимают, что «снятие ломки» и «лечение наркомании» вещи разные. Поэтому понятно недовольство государственной наркологической службой и частнопрактикующими врачами. Люди стали искать «что-то еще», и в ход пошли экстрасенсы, бабки, шаманы, и, зачастую, в последнюю очередь, реабилитационные центры.

 

В Свердловской области около 10 реабилитационных центров, 2 православных, остальные протестантские, в соседних областях есть центры, адаптирующие минесотскую модель104 и модель «Монара»105. Лечиться наркоманы не хотят именно в фонде «ГБН».

Но лечения в фонде хотят родственники. Измученные люди, решившие, что самостоятельно они сделать ничего уже не могут. Некоторые родители считают, что наркомана нужно заставить бросить, и если это не получается у родителей, то нужно просто найти более сильных и решительных людей, которые смогут заставить.

 

В конце 90-х слово «реабилитация» было заграничной диковиной. Да и сейчас не все разбираются в процессе реабилитации. Родственникам наркоманов в России первым делом приходит на ум идея «насилия во благо». Есть две группы людей, для которых физическое или моральное насилие над другими людьми является привычным

– преступники и сектанты106. Именно из их числа вышли руководители центров, постоянно использующих в своей работе похищения, удержания и истязания. В России уже осуждены руководители семи реабилитационных центров. Эти люди были или ранее судимыми или принадлежали к сомнительным религиозным объединениям еще до попыток заняться реабилитацией наркомании107.

Описание процесса реабилитации наркоманов и законных методов создания мотивации на лечение не является целью этой работы. Важно подчеркнуть, что в России есть реабилитационные программы хорошего уровня и можно мотивировать наркоманов. Литература по этим вопросам в Приложении №2.

Эффективность реабилитации

Методы реабилитации в фонде «ГБН» не раз становились причиной заведения уголовных дел. Вынесено 2 судебных решения по доказанным фактам похищения, насильственного удержания, издевательствам и убийствам реабилитантов. Но может быть все эти методы приносят очень положительный эффект в избавлении от химической зависимости? Сотрудники фонда крайне противоречиво высказываются по поводу результатов своей реабилитационной программы:

• «Через реабилитационные центры фонда прошли более 6500 (шести с половиной тысяч) человек, большинство из которых перестали употреблять наркотики»108

• «Как просчитывать количество бросивших колоться - не понятно. Обзвон бесполезен. Да я и не буду этим заниматься. Времени нет. Чтобы что-то понять надо тестировать»109.

Настораживает одновременное существование двух противоречивых высказываний: «Большинство перестали употреблять» «Как подсчитывать – не понятно».

Возникает вопрос – «считали или нет?». Это хорошо поясняет следующее высказывание Евгения Маленкина:

«Звонит Евген(Евгений Гопта- Президент Фонда «Трезвый Город») :

- Ты что опять в газете написал?

Я говорю:

-Что такое?

-Какие 40% у нас после реабилитации избавляются от алкоголизма?

-Ну 20% точно избавляются, а в остальных, я просто в них верю, что у них получится»110.

Никто ничего не считал. Просто сотрудники хотят верить, что их метод помогает при химической зависимости. 

 

Мало данных о наркоманах, находящихся после фонда «ГБН» в устойчивой ремиссии. Ройзман пытается рационально обосновать отсутствие этой информации113.

Чаще пишут о срывах после реабилитации:

• «Один попал к нам еще в 2000 году. Он был одним из самых талантливых камнерезов на Урале, и прозвище у него было Камень. Пробыл почти год. Три года не кололся. Когда пошла новая волна, его снова унесло»114.

• «В 2001 году заплыл к нам на реабилитацию, после не кололся до 2006г. Потом снова начал и сам пришел, опять год не кололся. Но у него брат наркоман, сдернули друг друга и понеслось»115.

Бывшие реабилитанты периодически задерживаются сотрудниками фонда «ГБН» уже за наркоторговлю:

• «С Лупашкой мы не справились. Выгнали мы его. Он принялся торговать. В декабре мы его приделали»116.

«Раньше он торговал травой и гашишем, а в последнее время перешел на фен. Торговал мелким оптом от 5 грамм. <…> В 2004 году побывал у нас на реабилитации, был очень худой и бледный. За четыре года эта свинья разжился инаторговал на Volkswagen»117.

Нам представляется очевидным, что после пребывания на реабилитации в «ГБН» наркоманы не испытывают желания общаться с фондовцами. Поэтому о продолжительности их ремиссии ничего не известно. Однако в «ГБН» работают оперативники фонда, из числа бывших в реабилитации наркоманов. Соответственно, о них информации много. Судя по записям в ЖЖ, их ремиссия также неустойчива:

• «У нас был момент, когда мы все боролись только с Хакером. Но мы ведь егопобедили!<…> Хакер остался у нас работать…»118.

Через 9 лет Ройзман напишет следующее:

«И вдруг он начинает рассказывать, как он был в Фонде в 2000-ом году и при нем до полусмерти избили каких-то людей, в том числе одного, по прозвищу "Хакер". И я даже растерялся, потому что Хакер точно был у нас, а потом его мать забрала, он убил свою собственную бабушку и получил тринадцать лет»119.

• «В 2000-х попал к нам парень, реабилитировался и остался в работать Фонде. В какой-то момент почувствовал, что может жить самостоятельно. И, действительно, у него получилось. Но ненадолго, к сожалению. Стандартная схема - алкоголь, запои. В конце запоя, чтобы не было похмелья, укол героином»120.

 

«Парень с нами работал. С 2000 года не кололся. И вот в 2007 году что-тот произошло. Был нормальный человек. В глаза смотрел. А тут какой-то мутный стал, и глаза прячет. И мать еще его позвонила. Тоже подозрения появились. Ну ивсе подтвердилось. Действительно, несколько месяцев тщательно конспирируясь, кололся винтом»121.

• «У нас бывали раньше такие случаи, что кто-то из наших начинал колоться (бывшие реабилитанты, оставшиеся на оперативной работе). Да, они срывались, снова попадали в центр, а потом снова выходили на работу»122.

«Вчера ночью звонят двое наших оперативников: Евгений Вадимович, у нас тут работа пошла. Деньги срочно нужны на закупку!

- Ладно, подъезжайте.

Приезжают ко мне и что-то вроде не то. Что-то суетятся как-то больше обычного. Проявляют рвение и нетерпеливо сучат ногами. У одного только сошелфингал, а у другого зуб выбит.

- Это,- говорит,- он у меня сам выпал.

- Ага, - говорю, - молочный.

В общем, дал им денег. Ночью не отзвонились. Утром загасились. Телефоны неберут. Все понятно - пропили деньги, полученные на оперативные расходы»123.

• «Один из оперативников не приехал - у жены вчера день рождения был, выпивал накануне, оказался не в состоянии. Ну ладно, выяснили. Еще одного нет. Что такое? Мнутся и ничего не говорят. Начал выяснять - оказывается, ему третий по тыкве настучал. Так, по дружбе. Но это еще полдела. Тот, который настучал, пришел в таком состоянии, что лучше бы не приходил. Как из винной бочки. А самый взрослый вообще всем гол забил. В праздники пьяный сел за руль - машину отняли и права отняли»124.

• «В декабре были вынуждены провести чистку среди своих оперативников. Выгнали пятерых человек. Все бывшие реабилитанты»125.

Самым верным представляется следующий вывод: у Ройзмана, Кабанова и других нет никаких данных об эффективности модели реабилитации, существующей в фонде «ГБН». Учитывая, что условия пребывания в фонде «ГБН» максимально приближены к тюремным126, то можно утверждать, что после фонда бросают употреблять такое же количество наркоманов, как и после тюрьмы. То есть – очень небольшое.

Теоретическое обоснование этому дал еще в 1997 году врач-нарколог Сергей Белогуров:

«То же относится и к попыткам вылечить наркомана "через тюрьму" – они обречены на провал. Во-первых, в большинстве тюрем достать наркотики все- таки можно, хоть и трудно. Во-вторых, тюремная жизнь настолько жестока и подавляюща, что сама по себе для наркомана является мощнейшим стимулом для поиска и употребления наркотических средств. Да и окружение - уголовники и охранники - не способствует изменению наркоманского мировоззрения».

Пример оценки эффективности реабилитационных мероприятий фонда основанный на опубликованной статистике, приведен в Приложении №3.

 

Похищения, удержания, допросы, проверочные закупки, избиения…. Егор Бычкови его помощники были осуждены за такие методы. Почему не осудили Кабанова и Ройзмана? Почему заступничество Ройзмана и Кабанова привело и к замене реального срока Бычкову на условный? Возможно, это могут объяснить слова Андрея Кабанова.

«Через нас прошли тысячи людей. У нас были дети прокуроров, милиционеров, были сами милиционеры, у нас были дети судей, бизнесменов, депутатов Госдумы — все они через нас прошли. Если мы их соберем, все обалдеют»127.

***********************************************************************************************************

В статье есть еще Приложение, которое пытается подсчитать эффективность методики основываясь лишь на высказываниях Ройзмана, и приходит к выводу, что она не может быть больше чем 4.5% от всех начинавших лечение (я опубликую это отдельным постом).

Так же в приложениях к статье есть анализ работы фонда по противодействию торговле наркотиками и очень подробный статистический отчет по наркозависимости в Свердловской области в котором доказывается, что  Свердловская область является единственным регионом в России, где количество новых потребителей наркотиков стабильно растет с 2007 года. Автор делает вывод, что такой прирост обуславливается тем, что политика фонда «Город без наркотиков» не считать наркоманию заболеванием могла сформировать среди населения Свердловской области нежелание прикладывать усилия по выработке эффективной модели профилактики наркомании. 

Вся информация в статье подтверждается ссылками, которые я здесь опускаю (простите просто не времени редактировать все для блога).

Оригинал статьи - 64 страницы.

 

Комментировать Всего 120 комментариев

Мой личный вывод из статьи Соколовой и этой статьи: Ройзман и компания - это самоназначенные герои-ковбои, считающие, что жесткая "мужицкая" позиция может спасти мир.

В реальности, они не опираются ни на какие медицинские знания, не проводят никаких реальных исследований, эффективность их методов скорее всего минимальна.

Эту реплику поддерживают: Елена Альшанская, Алена Рева

Если вывод правильный то из него следуют, что организация совершающая противозаконные действия не ведущие к каким либо значимым результатам не должна существовать и поддерживаться общественным мнением.

Эту реплику поддерживают: Елена Альшанская

Мария, мы в России живем. У нас тут Средневековье, исцеление людей религиозными святынями и вассально-феодальные отношения. И герои соответствующие.

Эта статья выражает негативное отношение к Ройзману, но в общем тоже дергает многое из контекста.

Ройзман не плохой герой, он и его команда сыграли важную, на мой взгляд, роль в расследовании дела в Сагре.

Вы думаете, если бы у родителей, сдающих детей Ройзману была альтернатива, они бы ей не воспользовались?

Моя близкая наркоманка прошла много курсов в Мельничном Ручье. Самая длительная ее ремиссия сейчас чуть больше года, но она тем не менее живет уже 20 лет и выглядит вполне обычным человеком.

В какую статистику это включать?

Маша, если мы с Вами такие уж адепты беспристрастности, научности и объективности, то нам следует признать, что имеющейся у нас информации недостаточно, чтобы заключить о неэффективности всего того, что делает фонд Ройзмана.

У нас нет никаких цифр, ни полноценного представления о всех- а не только самых кинематографических- аспектах деятельности фонда. Одни только предположения и проекции.

Давайте применим требования объективности и научной обоснованности к тому, что мы говорим. Или признаём право Ксении на необъективность - со знаком, противоположные нашей собственной необъективности.

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман, Алена Рева, Сергей Громак

Сорри, одни очипятки ... Эта сволочь Айпед совсем уже решил, что знает лучше меня, что я собираюсь написать ...

По-моему, они всего лишь садисты, которые искренне любят насилие и придумали безопасный способ свою любовь практиковать.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

не просто безопасный, а вызывающий искренний восторг у определенной части российских граждан и "журналистов".

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

искренне любят насилие

Мне кажется, к самому Ройзману  это не относится, но среди рядовых исполнителей вполне могут быть люди , подверженные этому пороку ...

Эту реплику поддерживают: Игорь Геращенко, Сергей Мурашов

И даже наверняка есть, как среди учителей есть определённый процент людей, выбравших профессию ради осуществления своей тяги к доминированию, среди водителей - дальнобойщиков - определённый процент тех, кто выбрал профессию ради "дорожного секса", ну и т.д.

Что же до самого Ройзмана - вроде бы нет оснований его в чём-то таком обвинять, но, вместе с тем, его показное пренебрежение правилами "для лохов" - нмв, достаточно неприятный сигнал.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Сергей, если мы с Вами сделаем некоторое усилие и представим, что сейчас не 2012, а 1712 год, нам сразу станет очень легко принять Ройзмана таким, как он есть.

Маша, статья потрясающая, но конечно, ни красоты стиля, ни прочих литературных изысков...Но эмоции вызывает похлеще, чем в материале Соколовой. Все эти факты лежат на поверхности, тут и копать особенно ничего не нужно было. Все дело в том, что Ксению это совершенно не интересовало. Она поехала просто прокатиться к Ройзману - крутому мужику, описать феномен, так сказать. У нее просто были другие задачи. Повторюсь, сейчас такой мачо-беспредельщик, творящий "добро" и "справедливость" по своим понятиям - герой нашего времени.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Слава Цукерман

Да, мне нравится что это попытка проанализировать методы по научному, без эмоций.

Маша, это не попытка проанализировать по-научному. Это один набор фактов против другого набора фактов, один набор эмоций против другого набора эмоций. Разница только в знаке.

Хотя бы и так. Хоть видимость обьективности, если не научный подход. Чем больше фактов и мнений, тем лучше

Видимость объективности может быть  хуже , чем открытая необъективность. Обманчивее.

Чем больше фактов и мнений, тем лучше - согласен

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман, Алена Рева, Сергей Мурашов

Вот, кстати, не знаю - лучше ли "видимость объективности" в таком случае "очевидной пристрастности"...

Осознавая очевидную пристрастность (как в случае первой статьи) нам легче смотреть на явление не глазами автора, а своими глазами, анализирую предоставленные автором факты... Во втором же случае это сделать труднее.

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Сергей,

Очень рад, что похоже вы присоединились к моей и Иосифа позиции.

На первый взгляд – предпочитать художественную оценку явления попытке объективного анализа – парадокс и абсурд.

На деле – часто это единственно приемлемый подход.

оценочность

Слава - как и все в жизни зависит от согласия с самим собой о субъектности подхода, ну и от целеполагания, как водится...

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Не согласна, Ося.

Это хотя бы попытка набора фактов в противовес писаному в духе целенаправленного накала эмоций

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Лен, думаю, Иосиф о другом. Возможно, он имел ввиду то же, что и я:

"Вот, кстати, не знаю - лучше ли "видимость объективности" в таком случае "очевидной пристрастности"...

Осознавая очевидную пристрастность (как в случае первой статьи) нам легче смотреть на явление не глазами автора, а своими глазами, анализирую предоставленные автором факты... Во втором же случае это сделать труднее".

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Сереж, мне трудно судить о впечатлении, которая проиводит выборка, опубликованная Машей - я была среди тех, с кем она поделилась полным материалом, когда размышляла, что ей делать, и я его прочла тогда, а не сейчас. В материале НЕ БЫЛО выводов. У него даже в названии фигурировала фраза что-то типа "набор собранных по таким-то и сяким-то источникам фактов, без выводов". В материале ОЧЕНЬ тщательно собраны источники цитат - на каждую разу в кавычках есть сноска, откуда она взята - можно открыть источник о увидеть контекст, в котором она написана.

У меня не осталось ощущения после его прочтения, что Ройзмана категорически разносят. У меня остались ровно те же чувства, что и после прочтения Ксении - что у каждого своя правда. И что если ты отчаявшийся родитель, то ситуация одна. А если гипотетический обеспокоенный горожанин, то другая. Так же, как у меня и не осталось впечатления после статьи Ксении, что она ГНБ-деятельность Ройзмана хвалит по результатам собственного интеллектуального анализа увиденного (а только, что он ей невероятно симпатичен как человек, и у них оказались общие художественные интересы - потому она сразу признается, что будет необъективна и хвалебна).

Но я понимаю, что я читаю как-то не совсем так, как нормальные люди. На меня не производят никакого впечатления писательские зарисовки Ксении, за которые ее все так хвалят. Это профессиональный стилистический прием - мастерски отработанный, ставший неотъемлемой частью вербальной органики автора. Я слишком черствая, наверное. Меня чужие эмоции трогают в неких других ситуациях. В жизни, что ли. Но не когда это гаратированная часть амплуа (знаю, что это маргинальное мнение - не имею ни малейшей потребности быть правой, потому раньше ни в один разговор у Ксении не вступила и впредь буду стараться избегать)

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Алексей Воеводин, Lucy Williams

Понятно.  :)

У меня же, должен признаться, тут тоже подмешался личный опыт: моё хобби граничит со всякими историческими изысканиями, а в нашей истории за последние десятилетия расплодилось достаточное количество нечистоплотных людей, которые "наукообразно" с лёгкостью "доказывают" любую чушь, кастрируя цитаты, вырывая слова из контекста, и додумывая то, чего не было в оригинале...

(Я ни в коей мере не хотел сказать, что и в данном случае может быть нечто подобное. Просто, материал можно подобрать и подать так, что он и без выводов будет отражать определённую позицию, вовсе не обязательно - самую близкую к реальности...).

Статья же, не претендующая на абсолютную объективность, оставляет больше шансов внимательному читателю для составления собственного мнения о предмете, не основанного на предложенном автором мнении, или на подобранных определённым образом (возможно) фактах.

(Повторю: это у меня - общие рассуждения о путях подачи материала, безотносительно Ройзмана и вообще наркомании. Так как я люблю и писать, то иногда об этом думаю, а зачем скрывать свои мысли от хороших людей?  :)  ).

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Слава Цукерман

Думаю, что на "абсолютную объективность" не претендовала ни та, ни другая статья. Но от статьи Ксении остался эмоциональный позыв эстетики/благородства. И мне, опять же между строк, естественным образом прочиталось: "он классный и умный, таких мало, так что давайте это учтем, когда будем оценивать ГНБ-деятельность".

Если искать аналогию-гротеск - то получается этакий "заводной апельсин" - доведенная до экстремума эстетизация убийства, замешенная на необходимости подростков к кучкованию...

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Сергей Мурашов

А мне там сразу увиделась "слоистая структура": один слой - эмоции автора по поводу её героя и его действий, а другой - действия героя сами по себе, такие, какими бы я увидел их сам, и для оценки которых я и не подумаю использовать эмоции автора...

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Лена,

Интересно, что ваш конечный вывод практически не отличается от моего. Непонятно о чем был спор.

Или вы считаете, что "заводной апельсин" не имеет право на существование и следовать традициям этой книги – грех?

Слава, мы уже выяснили, что я черствая, потому Вы меня не собьете, так что давайте разделим на нескучкованные составляющие :-)

1. Я считаю, что художественное произведение "Заводной апельсин" имеет право на существование, и оно прекрасно в своей ужасающей эстетике.

2. Я считаю, что правильно сделали, что на много лет запретили кино в Англии, когда после его премьеры пошли copy-cat подростковые банды и убийства. Да, вероятно сила искусства была такова, что подростки рехнулись в своем непонимании того, что от убийства умирают, даже если оно "культово" исполнено. Это печально. Но безопасность общества в тот момент была важнее права самовыражения искусного деятеля, который вовсе не стремился пропагандировать насилие.

3. Это была художественная литература, а не документальный портрет конкретного человека или группы людей. Поэтому (а) копирование стиля в любом случае не особо интересно с творческой точки зрения (я и не считаю, что это произошло в обсуждаемом материале - просто аналогия напросилась именно из-за конфликта между эстетизацией и абсолютным злом), и (б) романтизация - то ли "героя нашего времени", то ли "героя ее романа" - имхо была слабой в своей сумбурности. Что, кстати, опять же имхо, отражает колебания автора - прерывистость в выражении истории, пропущенной через себя в то время, как пропускание историй через себя это ее конек.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Лена,

Здесь не одна, а четыре темы для разговора:

1 Противопоставление худ литературы и документального портрета. По–моему их противопоставлять не обязательно.  Они могут жить вместе.

2  Копирование стиля. Я говорил не о копировании, а о следовании определенной традиции, кстати начатой не "Заводным апельсином" и, надеюсь, имеющей полное право на продолжение.

3  Ваше личное вкусовое отношение к работе Ксении. Тут по–моему спорить нечего. Кому нравится поп, кому попадья, а кому попова дочка.

4  Как относиться к традиции "Заводного апельсина" и следует ли запрещать фильмы?

Это тема очень особая, очень для меня личная и важная и, при этом, очень сложная. Думаю, что в этой ветке ее обсуждать не стоит, а лучше пока ее отложить.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

"Я слишком черствая, наверное. Меня чужие эмоции трогают в неких других ситуациях. В жизни, что ли. Но не когда это гаратированная часть амплуа"

— теперь я знаю, что надо мне отвечать пламенной младе стоянович в ответ на её скрытый упрёк по поводу моей выдержанной сухости.

Твоей чего?!

Да ладно... Нереагирование на эмоциональный напор, предпринятый с целью донести мысль, совсем не является признаком сухости. Эмоциоальном напором пользуются, когда пытаются усилить слабую аргументацию - сыграть на нервах, задеть слабое место, спровоцировать. Иногда выходит на уровень эмоционального шантажа (как было у Красовского). Тут я становлюсь не просто черствой, но еще и считаю своим гражданским долгом дать отпор шантажистам :-)

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Lucy Williams

Это попытка проанализировать. Что такое "по-научному" ? И вполне объективная попытка. И насильное удержание и немедекаментозное лечение и отсуствие методик реаблилитации - все это признает сам Фонд и это лежит совершенно на поверхности.

сейчас такой мачо-беспредельщик, творящий "добро" и "справедливость" по своим понятиям - герой нашего времени.

Ира,

Всем нам не нравится наше время. Мы его не выбирали.

Непонятно мне одно: почему вы не одобряете отражение этого времени Ксенией Соколовой? Какое время, такие песни.

Лермонтов выбрал героем своего времени убийцу Печерина.

Достоевский – убийцу Раскольникова.

Что же, осуждать их за это?

Слава, да пусть пишет, что хочет, ничего я не осуждаю. Так, размышления в сторону. Человек называет себя мега-журналистом, едет к неординарной личности, занимающейся очень неоднозначной деятельностью, в самое, так сказать, логово.. И что? Сходила с ним в музей, спросила о бабах, пофлиртовала, написала восторженный очерк...На самом деле, этот очерк, такая же  "джинса", как и эти лексусы. И она сама это знает. Так пусть знает, что это и другие понимают. А то в восторженных комментариях какая эта литература и большое искусство и до культа личности недалеко :)

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Ира,

Вполне уважаю, и, думаю, понимаю критерии, с которыми Вы подходите к очерку Ксении.

У меня критерии – другие. Почему они у нас с Вами разные – вопрос интересный и на мой взгляд достойный обсуждения. Но вряд ли в этой ветке.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Алексей Воеводин

А мне нравится мое время - по крайне мере больше, чем прошлое...

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Слава Цукерман

Спасибо!

Мне бы тоже хотелось увидеть полноценную статистику того, что с подопечными Ройзмана происходит после освобождения.

Андрей Бильжо говорит, что он ее видел.

Автор, который прислал мне статью описывает статистику несколько иначе

В любом случае Андрей прав - речь может идти только о длительной ремиссии как и при любой другой терапии, а вот как посчитать статистику про длительную ремиссию, как ее реально собрать (Ройзман сам пишет что это не возможно).

Мне не хватает сравнительного анализа между методами Ройзмана, 12 шагами, заместительной терапией и другими методами для того чтобы понять самой можно ли переступить через нарушения прав человека на которые идет Ройзман. Во имя чего это все делается?

Мда, хороший вопрос.

Спасибо за ссылки!

Кстати, если бы это всё делалось рутинно, по наработанной годами практике амбулаторного наблюдения пациентов, - ТАКОЙ ПРОБЛЕМЫ ПРОСТО НЕ БЫЛО БЫ. Рутинные анализы, беседы, осмотры - проявили бы всю картину, и сделать выводы было бы так же просто, как оценить размеры эпидемии ОРВИ...

Нмв, едва ли не главный недостаток ГБН - его оторванность от других структур, занимающихся работой с наркоманами, их лечением и реабилитацией. А вместе с этими структурами, возможно, ГБН смог бы гораздо эффективнее влиять на ситуацию, исцелившись сам от правового нигилизма и став лишь ступенью в пути, на одном конце которого - "конченый наркоман", а на другом - человек, сознательно пытающийся строить нормальную человеческую жизнь.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Мария, нмв, Вы совершенно правы.

Но, как я писал уже в комментариях к исходной теме, без Ройзмана, объективно, ситуация с наркоманией станет хуже.

У Вас есть цифра - "не более 4,5% выздоровевших". Если вычесть из неё тех, кто нашел бы в себе силы выздороветь и без Ройзмана, - то останутся те, кто без Ройзмана был бы обречён.

Стоят ли эти жизни издевательств, насилия и унижений, которым подверглись, наверное, 100% "клиентов по неволе" ГБН?

К сожалению, мы все тут знаем, как устроена сейчас жизнь в России. И многие даже пытаются что-то с этим делать... Но, объективно, никакой адекватной замены Ройзману, в обозримом будущем, очевидно, не будет.

Как не будет и многого другого.

Что же, разогнать ГБН, и посадить мерзавцев? Боюсь, жители ЕКБ этого не одобрят.

А так - конечно, нужно об этом говорить, и хорошо бы, чтоб те, от кого что-то зависит, прикладывали усилия к тому, чтобы в России наркоманами начали, наконец, адекватно заниматься... И вот тогда-то Ройзман, если его методы останутся нынешними, надеюсь, окажется не у дел.

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Но тот вывод, что в Свердловской области прирост наркомании опережает все другие регионы России, по-моему перечеркивает добро исходящее из Ройзмана, нет?

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Понимаете, он же может иметь объективные причины, и быть не связанным с Ройзманом и его ГБН... Екатеринбург - огромный, сравнительно богатый город, с одной стороны, с другой стороны - с существенными криминальными традициями, оторванный от центра, и приближенный к нарко-активным регионам...

А почему Ройзману не помогают? Договорились бы как-то, работали бы у него психологи-волонтёры, например... Или он этого не допускает?

Насколько я поняла из статьи, у Ройзмана принципиально другая позиция. Его фонд считает наркоманов преступниками и отрицает то, что к ним необходимо проявлять жалость. По-моему у большинства психологов с таким подходом будут принципальные несогласия (вот как у Дельфинова, например). Речь идет о философии того как лечить.

А может и не допускает. Я честно говоря не знаю! Вот бы Ксении у него этот вопрос спросить!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Ну да.

Нет, конечно, если мы считаем алкоголизм - болезнью, то и наркомания заслуживает, как минимум, такого же определения...

А вот что до жестокости... С одной стороны, разумеется, это и плохо, и мерзко, и очень-очень неправильно. Нельзя заниматься добрым как-бы делом недобрыми методами, нельзя с таким презрением относиться к законам...

Но, если Ройзман даёт хотя бы 3% излечённых, хотя-бы 2%, этот вопрос уже перестаёт быть однозначным, так как заменить его, объективно, нечем, и без него беззакония будет меньше, но и "добра" - тоже меньше... Так как реальные родители потеряют сколько-то реальных детей, которых Ройзман, приковав наручниками, спас бы от смерти.

Если он дает даже 5% с наручниками и порками, а анонимные наркоманы дают те же 5% без наручников и порок, то какой метод Вам представляется лучшим?

Я говорю о том, что мне не хватает этой информации, чтобы сделать вывод плох Ройзман или хорош.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Irina Abarinova, Сергей Любимов

Я не думаю, что Вы сомневаетесь в моём выборе, в описанных Вами условиях...

Проблема же в том, что Ройзман в Екатеринбурге есть, а Анонимных Наркоманов - нет...

Или, вернее, ровно наоборот: АН - нет, а ГБН - есть. И выбирать, на самом деле, приходится из одного Ройзмана - то ли ему быть, то ли нет...

Но, так или иначе, а разобраться в деятельности ГБН НУЖНО...

Однако, нельзя забывать о важнейших вещах: наркомания - это лишь следствие определённого процесса, в котором крутятся огромные деньги, и, как говорят, даже определённые политические интересы, в котором участвуют некоторые полицейские, чиновники, журналисты, и прочие люди, которые по своей воле этого не признают... Следовательно, ОБЪЕКТИВНОСТИ оценки всего, что касается наркомании и борьбы с ней, нужно уделять ОСОБОЕ значение, чтобы не пойти на поводу у тех, кто, под видом борьбы С наркоманией, борется НА СТОРОНЕ наркомании...

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Кстати, вот интересно, а почему в России фактически нет ни Анонимных Наркоманов, ни Анонимных Алкоголиков, то есть АА конечно есть - но масштабы очень маленькие? Не верят в них? Или почему? 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Корни анонимных алкоголиков и наркоманов уходят в протестантский мир, и насколько я понимаю русская православная церковь это не приветствует.

Ну ведь основная идея  была - взаимопомощь таких же, принятие проблемы, взятие ответственности и т.д. То есть протестантский характер АА - ведь это не основополагающий принцип, без которого программа не работает, а просто базовая культура? Ведь, наверное, возможно  адаптировать 12 шагов к нашей культуре? Церковь вроде сейчас нейтрально относится, вопрос именно о совместности с нашей культурой. Впрочем, я помню как протестанские церкви в конце 80-х очень бодро собирали сторонников и никакой несовместности с советскими людьми не было.

Просто не привыкли еще.

У нас больше в волшебные таблетки со времен СССР верят. Во всякие там подмешивания в чай, раствор пант и т.п.

Я думаю, что распространится практика.

Лет 10 назад у нас все удивлялись зачем нужны психоаналитики, ведт русские люди руг другу могут выговориться.

А сейчас психоанализ потихоньку свое берет.

Наверное, не вписывается в наши культурные традиции.

Я вот, если честно, тоже как-то не представляю, как бы это я пошел куда-то в надежде, что другие помогут мне избавиться от моих проблем...

Наше - это биться в одиночку... Ну, иногда жалуясь ближайшим людям. (Хотя, в вопросах наркомании мне очень трудно разбираться, так как сам я кроме спиртного ничего не пробовал, и как-то никакого желания никогда не возникало...).

Такие понятия как "излечение" и "исцеление"--принципиально неверные в наркологии.  Наркозависимость--это хроническая болезнь, как диабет.  Цель терапевтических вмешательств--не "исцелить", а добиться длительной, устойчивой ремиссии и избежать срывов. Научить человека совладать с так называемыми триггерами--стрессовыми факторами в повседневной жизни, которые ведут к срывам. 

Это долгая, кропотливая работа.  Не все методы подходят каждому, поэтому надо, чтобы было из чего выбирать: 12 шагов, заместительная терапия метадоном и бупренорфином, когнитивно-поведенческая терапия.  В России катастрофа с лечением наркозависимости---заместительная терапия запрещена и даже научные дискуссии на эту тему преследуются. Бесплатной качественной реабилитации практически нет. Но это не значит, что на безрыбье и рак--рыба. Не нужно и более того, опасно легитимизировать архаичные, средневековые, а главное неэффективные методы (почему--см. выше) только потому что научно-обоснованные альтернативы караются в России законом.  Или потому что мы не знаем что такое наркозависимость и как она лечится. 

Наше незнание не освобождает от ответственности за наш выбор.

Я очень извиняюсь за сравнение, но только потому что в стране дефицит белой мягкой туалетной бумаги, или, еще хуже, только потому что мы плохо осведомлены о существовании оной, не стоит восторгаться наждачной бумагой--единственной имеющейся в ассортименте. Лучше задать себе и остальным вопрос: Может хватит выдавать наждачную туалетную бумагу за наше уникальное ноу-хау и начать требовать от снабжающей базы--государства--другую: нормальную, качественную, белую, мягкую и научно-обоснованную.

Мария, я уже понял (некоторое время назад), что слово "излечение" - в данном случае не годится... Но, так как пишем мы здесь не научную работу, то, нмв, употребление этих недопустимых в данном случае слов всё же допустимо - чисто в интересах экономии места и времени, так как все более-менее понимают, о чём речь...

То же, что от государства НЕОБХОДИМО ТРЕБОВАТЬ - это очевидно. Очевидно мне, очевидно Вам, очевидно, наверное, каждому, кого можно встретить на Снобе... Но, наверное, это не очевидно ВСЕМУ населению, так как большинство этого населения, очевидно, считает, что государство и так всё делает правильно... Видимо, поэтому и государство не считает необходимым делать того, что не нужно делать для получения поддержки большинства электората...

Что же до Вашего яркого сравнения, то я бы продолжил его чуть дальше: да, туалетной бумаги у нас, по факту, НЕТ. И, что бы мы здесь сейчас не решили, ЗАВТРА она ещё не появится... Но, если мы не станем пользоваться вместо правильной бумаги тем, что у нас есть сейчас под рукой, то так и будем ходить с... проблемой.

Так что, наверное, не нужно творить мифов про то, что наждачка - лучший на свете и наш уникальный способ решать известную проблему, но не нужно и гордо отказываться от любых решений проблемы вообще, пока не появятся самые лучшие, и самые правильные её решения...

Нужен компромисс - Ройзману, наверное, заниматься своим ГБН, пытаясь примирить его с российским законодательством, и сделать его борьбой за выздоровление (для краткости), а не борьбой с больными...

Государству же, в рамках этого компромисса, внедрять доказавшие свою эффективность международные практики, а нам, тем, кто не может ни помогать Ройзману, ни делом помогать государству, остаётся "работать языком" (ну и, разумеется, мозгами), чтобы мы все лучше поняли проблему и пути её решения.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Андрей Годунов, Слава Цукерман

Сергей, простите, я не могу с Вами согласиться в том, что в отсутствии оптимальных вариантов решения проблемы стоит пользоваться тем, что есть.  Такой подход узаконивает преступные практики и вместе с тем порождает ложную уверенность общества, что "хоть что-то делается."  Поэтому меня возмутила статья Соколовой, возмутила абсолютно безответственным отношением к проблеме.

Я несколько лет занимаюсь вопросами наркозависимости. Варианты есть, даже в отсутствии заместительной терапии. Я знаю множество людей, работающих в низкопороговых центрах, пунктах доверия, работающих на волонтерских началах, в том числе и в Екатеринбурге.  Они не приковывают, не удерживают насильно, не бьют и не унижают.  Они налаживают контакты, раздают чистые шприцы, мази, бинты, устраивают в больницы, ребцентры, сопровождают на приемы к инфекционисту, помогают начать АРВ-терапию.  В результате таких контактов кто-то снижает частоту употребления наркотиков, кто-то бросает полностью, кто-то остаётся в этих центрах и в свою очередь становится волонтером, налаживают свою жизнь. Это происходит без насилия и надругательства над и без того надломленной психикой. Это возможно.

Поэтому даже выбирая из того немногого, что есть, я призываю нас оставаться привередливыми и разборчивыми.

Понимаю и уважаю Ваш подход, и Ваше отношение к статье, однако:

1. Почему же "уверенность общества, что "хоть что-то делается."" - ложная? Что-то же ведь действительно делается.

2. Так всё-таки лучще бы было, чтоб не было вовсе никаких "преступных практик", и в ЕКБ никакого серьёзного противостояния наркобизнесу не было бы вовсе? Нмв, это очень сложный вопрос, так как утвердительный ответ на него подразумевает согласие с некоторым количеством смертей реальных людей, которых преступные практики Ройзмана, возможно, всё же спасли...

Это очень хорошо, что в ЕКБ есть и альтернатива ГБН Ройзмана. Однако, если я правильно понимаю, масштабы этой деятельности не идут ни в какое сравнение с масштабами ГБН... И это вновь возвращает мою мысль к Вашему очень удачному примеру с туалетной бумагой. Я застал не только те времена, когда туалетная бумага была в страшном дефиците, но и предыдущие, когда у подавляющей части населения не было даже подозрения, что такая бумага существует... И, тем не менее, население решало проблему с помощью того, что оказывалось под руками...

Естественно, когда прогресс дошел до того, что населению больше не нужно думать, чем заменить туалетную бумагу, никто и не заморачивается проблемой выбора, так как разумной альтернативы, понятно, нет.

Ситуация с ГБН несколько сложнее. И я безусловно согласен с Вами в том, что без насилия и надругательства над психикой - гораздо лучше.

Но - если вопрос стоит так: либо, дополнительно к тому, что дают "правильные методы", ГБН Ройзмана спасает ещё сколько-то человек каждый год, либо ГБН объявляется вне закона, и эти сколько-то человек в год просто погибают... Легко ли ответить на него "привередливо и разборчиво"?

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Сергей, что значит "спасает"?  На три месяца удерживает силой в вынужденной ремиссии без психологической реабилитации? Я практически уверена, что первое, что человек сделает, освободившись--это пойдет и уколется, таков характер этого заболевания. Чем же эти методы отличаются от тюремного заключения?

И значит ли это, что в отсутствии адекватного лечения стоит сажать людей, так как в заключении они тоже находятся в вынужденной ремиссии (что само по себе миф)? Методы "лечения" и там, и там одинаковы.  Они не умрут от наркотиков в ГБН, они умрут от передозировки освободившись, поскольку толерантность к наркотику за время неупотребления снизится.

Я стараюсь подходить к этому вопросу не с обывательской точки зрения, а с профессиональной.

Я против лечения диабета приседаниями и я против лечения наркозависимости измором.

Более того, я считаю, что ГБН--это опасный прецедент самосуда и самовольной расправы.   Сейчас это оправдывается обществом, поскольку речь идет о наркозависимых. Но это slippery slope, скользкий путь. И  я не верю в избирательность самосуда.

А я, напротив, смотрю на этот вопрос лишь с позиции обывателя, так как больше мне смотреть неоткуда.

Мария, у Вас есть уверенность, что работа ГБН - не спасла от смерти ни одного человека?

Не спасла, удержав силой три месяца в вынужденной ремиссии? Или как-то иначе?

Если да, то нужно немедленно обращаться во все мыслимые и немыслимые инстанции, чтобы уничтожить ГБН как можно скорее.

Наверное, нужно постараться выйти на Прохорова, и объяснить это ему.

Однако, как бы не было мерзко насилие, и как бы не было ценно уважение к закону, мы обсуждаем здесь ситуацию, принципиально отличающуюся от стандартной: человек под воздействием наркотических веществ ЧАСТО не контролирует своих действий, и не способен отвечать за себя.

Соответственно, если мы сведём всё к стандартной ситуации, то решение в рамках закона оставит "за бортом" подавляющую часть наркоманов, которые сами, по своей доброй воле, никогда не увидят интерьера реабилитационного центра.

Если Вам интересно моё личное, частное мнение на этот счёт, - то я бы именно так всё и оставил. Это - правильно, красиво и законно. А то, что тысячи наркоманов погибнут, - ну, что ж... зато никто их не приковывал наручниками и не порол. "Они сделали свой выбор". Меня лично эта ситуация касается минимально, так как из меня или моей жены наркоманы уже не получатся, из дочери, насколько я понимаю, тоже.

Однако, если я пытаюсь посмотреть на ситуацию со стороны, увидеть её, в том числе, глазами тех, кто в этой ситуации живёт, для кого наркомания - не пустой звук, а - ребёнок, родственник, близкий человек, - то моё личное видение представляется мне негуманным.

И, если Ройзман вытягивает людей из наркомании, приковывая их наручниками, то мне это представляется более гуманным, чем, не приковывая их, дать им умереть.

Как это ни тяжело выговаривать, но - у тех, кого унизили, будущее ещё есть, а вот у тех, кто умер, больше уже нет и не будет ничего.

Так что, критерий, нмв, - спасённые жизни. Если они есть (а, насколько я понимаю, таково мнение самих жителей города), значит, ГБН полезен. Если нет - эту мерзость нужно немедленно уничтожить.

Что же до "прецедента самосуда и расправы". Не заблуждайтесь относительно прецедентов - наше общество настолько беззаконно, что ГБН - это не корень, а - тоненькая веточка в кроне огромного дерева.

Общество, полагаю, не оправдывает "самосуд". Общество - допускает не вполне законные методы борьбы со злом, в условиях, когда те, кто ДОЛЖЕН делать это по закону, либо бездействуют, либо сами выступают на стороне зла. Общество надеется, что таким способом оно сохранит часть своих членов, которые иначе просто сгинут.

Сергей,

Читая эту ветку я все время хотел высказаться, но получалось так, что опережая меня, вы уже сказали все, что я хотел сказать.

Согласен с каждым вашим словом.

Не будучи специалистом не берусь судить об эффективности методов Ройзмана. Я комментировал пост Ксении Соколовой, поскольку в вопросе журналистики считаю себя достаточно компетентным.

Ройзман – герой своего времени – поскольку в эпохи беззакония те, кто совершает самосуд естественно становятся героями в сознании общества.  Это не вопрос наркологии. Если бы государство решило вопрос правильной и законной реабилитации наркоманов, у Ройзмана осталось бы огромное поле деятельности в других сферах, где не действует закон.

Но государство не может решить этот вопрос не потому, что у него мало требуют решения, а поскольку это не отдельный недостаток системы, а ее неотрывная часть.

Самосуд – это очень плохо. Убивать милиционеров, как это делали "приморские партизаны" – ужасно.

Но, чем больше будут полицейские забивать бутылки в задницы и бить ногами демонстрантов, тем больше народ будет воспринимать этих "партизан" как героев. А народное чувство будет находить естественный отклик в журналистике, литературе, кино.

Ругать за это журналистов по–моему бесполезно. На зеркало неча пенять...

К государству же в данном случае можно предъявлять лишь одно разумное требование: соблюдать закон на всех уровнях.

И если это требование будет выполнено, то и разумные методы лечения восторжествуют и Ройзман, какой он есть сейчас, перестанет быть героем.

Ройзман, какой он есть сейчас, перестанет быть героем.

Честно говоря, то, какой он есть сейчас, он должен будет предстать перед судом по целому ряду нарушений закона - если вдруг государство станет правовым... Так что, пардон, за цинизм логики - ему невыгодно, чтобы при его жизни государство стало настолько правовым... Еще раз пардон...

ему невыгодно, чтобы при его жизни государство стало настолько правовым.

Позволю себе еще раз не согласиться. 

Если завтра по мановению волшебной формы произойдет легальная реформа, превращающая Россию в Швейцарию, эта реформа необходимо включит в себя очень широкую амнистию всем робингудам и скорее всего всем шерифам ноттингамским.  

Правда, Ройзману может стать неинтересно жить в Швейцарии ... но это уже совсем другая проблема ...

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Андрей Годунов, Слава Цукерман

завтра по мановению волшебной формы

Ося, я таким же успехом можно обсуждать поведение сферического наркомана массой один килограмм в вакууме.

Лена, на протяжении нашей с тобой жизни произошло уже такое количество совершенно невероятных вещей, что я бы не стал ни от чего зарекаться. В том числе и от превращения Екатеринбурга в Цюрих.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Слава Цукерман

Анекдот в тему:

Поймал новый русский золотую рыбку. Она ему - два желания.

Он - первое - чтобы трасса была от Москвы до Питера прямая без светофором четыре полосы в каждую сторону и без ментов

Она - ну это слишком сложно

Он - второе - чтобы у женщин была логика и здравый смысл

Она - сколько, говоришь, полос строить?

===

Это я вовсе не про отсутствие логики и смысла у меня, а про то, что Ебугр на нашем веку Цюрихом не станет, несмотря на то, что мы с тобой jointly and severely уже пережили :-)

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Сергей Любимов

Читаю всю эту "рубку" и тоже вспонимаю "анекдот в тему": 

- "И ты тоже прав, сын мой" - сказал реббе своему ученику, после того, как ученик выразил свое удивление тем, что рэббе согласился с двумя прямо противоположными точками зрения двух спорящих, пришедших к рэббе, чтобы он их рассудил.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Сергей Любимов

Степна, срочно отращивай бороду и шляпу, как у Фейгина!

Слава, мне очень ценна Ваша оценка моего мнения.

Я так же с Вами здесь согласен.

Спасибо.

можно предъявлять лишь одно разумное требование: соблюдать закон

Ой, мне очень много чего хочется государству предъявить, особенно когда министр здравоохранения (хорошо что бывший уже) рассказывает комиссару ООН как вредны программы снижения вреда, и отказывается от финансовой помощи Глобального фонда борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, при этом свое финансирование продолжает приходить с перебоями.  Когда начинаешь интересоваться такими вопросами, как СПИД или туберкулез, или  орфанными лекарствами, а тем более если сталкиваешься на практике, понимаешь очень четко, что российское государство - это жестокая, абсолютно бесчеловечная машина, которая умеет и главное желает только давить и контролировать, и даже если она начнет соблюдать закон, человечнее она не станет. Законодательство-то тоже у нас отражает всю эту жестокость. Мозги надо менять в этой машине.

Эту реплику поддерживают: Мария Голованевская

Ольга,

Законодательство начинается с конституции, а ее вроде бы для начала сделали не плохой. Всякое госудаство – машина, но когда оно соблюдает конституцию, возникают такие законы, при которых о человечности или бесчеловечности государства не идет речь. В государстве соблюдающем законы, был бы совсем другой министр здравоохранения. Да и был  ли бы вообще?

Я пол жизни прожил в США и ни я, ни мои знакомые никогда не слышали имени американского министра здравоохранения.

Это теоретические дискуссии. Конституцию можно трактовать ( два срока ПОДРЯД), конституцию можно менять (2008 год). Но все-таки не в конституции дело, а в принципах, на которых она изначально базируется, например, ценность человеческой жизни. Можно ведь создасть абсолютно бесчеловечную страну, и написать соответственную конституцию. В России нет этой ценности пока, а Конституция декоративная, где таковая ценность просто декларируется, но пока нет понимания этой базовой ценности, декоративная конституция, которую можно трактовать в свою пользу и переосмысливать,  будет всех устраивать. Формальные и неформальные институты. Но даже если и не очень декоративная: когда общество  и власть не считает наркоманов людьми - конституция не поможет.

Ольга, я за последовательность...

Если принять тезис, что Россия пока не готова к пониманию ценности человеческой жизни до такой степени, что даже не может строить на этом понимании конституцию, то и дискуссия этой ветки становится чисто теоретической и, более того, бессмысленной.

А Ройзмана надо признать героем безо всяких сомнений.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Мне тоже Ройзман представляется героем. но если бы существовала волшебная машина, расставляющая людей в подобающее им место-время, то близжайшим таким местом -временем  оказался бы город Tombstone  Томбстоун , штат Аризона , 1881 год. 

http://en.wikipedia.org/wiki/Tombstone,_Arizona#Gunfight_at_the_O.K._Corral

Согласен.

Там ведь тоже в 1881–м году человеческую жизнь не очень ценили. Но ценили американскую конституцию, и, поэтому постепенно ситуация изменилась. И научились ценить жизнь.

Надеюсь, что сегодня все события развиваются быстрее и России на этот путь потребуется меньше времени. Если конечно кто–нибудь будет об этом заботиться.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Ну, я не люблю ставить диагнозы "готова - не готова", фатализмом отдает, да и сложно предсказать, на что Россия готова. Я всего лишь хотела сказать, что в демократических странах, где есть обратная связь, не конституция приводит к разумным и гуманным законам, а изменения в обществе. Общество становится гуманнее - меняется законодательство, и оно меняется гораздо чаще, чем конституция, а особенно если прецедентное право. При полном соблюдении (по мнению судей), одной и той же конституции, могут быть совершенно разные подходы к тем же наркоманам в разное время, или к людям с психическими заболеваниями, или инвалидам - гуманные или не очень. Хотя несомненно, при изменениях в законодательстве часто апеллируют к  той же конституции. В России же еще и обратная связь нарушена.

Ну а ценность жизни - невысокая в России, это факт, и все это понимают, это в воздухе разлито, во всем - в общем чувстве незащищенности, безнаказанности насилия... Может поэтому и общество негуманное?

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Ольга,

Может Вы и не любите ставить диагнозы, но именно этим Вы все время занимаетесь. Сейчас еще несколько новых подкинули: "обратная связь нарушена", "ценность жизни - невысокая в России, это факт, и все это понимают, это в воздухе разлито"

И почему–то не хотите замечать, что Раскин, Янов, я все время пытаемся повернуть разговор с диагнозов на пути к лечению.

И опять беседа приобретает черты рассказа про мух и сыр, процитированного мною в нашем разговоре в моем блоге.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

""И почему–то не хотите замечать, что Раскин, Янов, я все время пытаемся повернуть разговор с диагнозов на пути к лечению.""

Слава, однако очень странно слышать от образованных людей, что они хотят сразу перейти к разговорам о лечении, минуя анамнез и диагноз. Особенно при сложных системных поражениях организма, где ту же наркоманию следует рассматривать в первую очередь как симптом, а лишь во вторую как самостоятельные проявления болезни, требующие отдельных процедур. Да и о лечении просто поговорить - не имея на то специального образования, и даже не пролистав доступные медицинские руководства.

Впрочем и этот синдром мне хорошо знаком - давайте быстро предложим комплексы назависимых мероприятий по лечению наркомании, гомофобии, антиамериканизма и всего, что понадобится впредь. Но к сожалению, водопроводчик из старого советского анекдота был прав - "систему менять надо" :)

Ольга,

Создается впечатление, что мы говорим с Вами на разных языках. Включившись в разговор этой ветки, я начал с того, что методы решения проблемы наркомании обсуждать не собираюсь, ибо я не специалист в этом вопросе.

Вы – о медицине.  А я о ней и не собирался разговаривать.

Я – о том, что, характеризуя деятельность Ройзмана и отношение к нему Ксении Соколовой, нельзя вырывать их из контекста сегодняшней России. И по отношению к сегодняшней России с диагнозом у обоих нас все ясно. Этот диагноз Вы продолжаете повторять снова и снова, хотя в нем никто не сомневался с самого начала разговора.

При этом Вы почему–то добавляете, что не любите ставить диагнозы.

Я вовсе не призываю Вас к тому, что бы Вы искали сейчас пути лечения России. И сам я крайне далек от того, чтобы предлагать какие–либо "комплексы мероприятий".

Я всего лишь обращаю Ваше внимание на то, что очерк Ксении, не проблемная статья о методах борьбы с наркоманией, а яркий моментальный портрет личности на фоне общества, такую личность породившего.

И конечно же водопроводчик был прав: систему надо менять. А не Ксению осуждать, за то, что она романтизирует Ройзмана. Это не ее вина, а вина системы.

Я защищаю в данном случае не Ройзмана и, тем более не его методы, и не Ксению, а право журналистики не всегда быть всего лишь орудием обсуждения методов решения социальных и медицинских проблем.

Что не означает, что эти проблемы не нужно обсуждать и решать. Что касается вашей озабоченности тем, как решать проблему наркомании – я эту озабоченность глубоко уважаю.

Эту реплику поддерживают: Ольга Кузнецова

Слава, смею обратить Ваше внимание на то, что я не Ольга, а в остальном, полагаю, мы сможем договориться :)

Сергей, Ольга!

Мой компютер перескакивает с места на место в ветке быстрее, чем мне бы хотелось и запутал меня. Я пытался открыть комментарий Ольги, а оказалось – открылся ваш. И он начинался с цитаты из моего послания не Вам, а Ольге. Глубоко извиняюсь за ошибку допущенную нами (мною и моим компютером).

Судя по вашему комментарию и поддержке моего комментария Ольгой, похоже все мы уже договорились.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Так и есть. Но вот стоит ли  простить даже наше локальное недопонимание компу - это вопрос. Более серьезный чем обсуждаемые нами здесь.

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Это мне кажется эффект разных веток, которые слепляются в одну дискуссию, Ваш основной тезис был о журналистике, я как раз туда не лезла, потому что в целом согласна, а привязалась к фразе, что достаточно соблюдения законодательства. Что про диагнозы, я именно  о "готова- не готова", это несколько другой смысл чем я имела в виду. А так описать состояние - не вопрос, у меня с эти проблем нет. Да, нарушена обратная связь между обществом и законодательством, подавляющая часть законотворчества сейчас происходит из исполнительной власти, поэтому за плохие (например жестокие) законы в общем-то с власти сейчас и спрос, что я и сказала в самом первом своем комментарии. В общем-то всего лишь об этом, мне казалось, шел спор между мной и вами, не о диагнозах, и не о лечении.

И простите мне мое занудство, и оффтоп про конституцию, я спорила с тезисом, что конституция - есть источник и толчок для будущего разумного законодательства, но как-то аргументы пришли позже. Как я понимаю сбалансированную правовую систему, например США, если прецедентное право играет в эволюции этой системы роль изменчивости, то конституция - роль устойчивости, якоря, чтоб не доизменяли слишом далеко от базы, то есть фактически почти противоположную роль, чем то, что Вы говорите.  Но если мнение общества на какой-то вопрос меняется слишком сильно от изначального, и новое мнение поддерживает большиая часть населения - то тогда меняется и конституция, например, дается избирательное право женщинам.

Что касается лечений - есть три пути хороший, плохой и полезный. Хороший - это реформировать систему выборов, через пару-тройку выборных циклов придет разумная власть (если очередной диктатор на пути не появится), дальше реформировать полицию, судебную систему, добиться выполнения законов, потом отладить систему обратной связи изменения законодательства, провести реформу образования, что лет через 50 даст большую гуманность общества, сменятся поколения врачей, от власти будет зависеть меньше чем от общества и придем  более гуманному законодательству в области накротиков и начнем снижать вред. Есть плохой путь - множество Ройзманов. И есть полезный  - несмотря на всю систему пытаться проталкивать программу снижения вреда уже сейчас, может следующий министр разумный попадется.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Слава Цукерман

Это мне кажется эффект разных веток, которые слепляются в одну дискуссию

Ольга,

Тут  даже не две, а три ветки сцепились. Третья – об антиамериканизме. Так что путанница вполне объяснима.

Согласен почти со всем, что Вы пишете в вашем последнем комментарии.

Единственно – хочется быть более оптимистичным, чем Вы и ждать перемен скорее, чем через 50 лет.

За последние 20 лет Америка прошла путь от невозможности показать на ТВ экране рассово смешанную пару до черного президента. Россия за это время тоже изменилась неузнаваемо. А сегодня все процессы еще убыстряются.

Так что будем надеяться на лучшее.

А к умножению колличества Ройзманов никто по–моему не призывал. Да и вряд ли такой призыв имел бы смысл. В Ройзманы люди по призыву не идут.

У меня по-поводу Ройзмана вопрос вот какой, и на него нет ответа, потому что никто ему его не задал. Я - сторонник политики снижения вреда. Сейчас государство категорически против и политики снижения вреда, и заместительной терапии, потому как считает это пособничеством наркомании и чуть ли не пропагандой наркотиков. Запретительные методы при этом работают тоже очень плохо из-за коррупции. Мне вот интересно как Ройзман относится к политике снижения вреда. Предположу, что не разделяет, так как его методы полностью противополжны, но не разделяет активно или пассивно? То есть предположим, что 1) государство относится  к политике уменьшения вреда также как сейчас (преследует),  2) не поддерживает, но перестает противодействовать (фактически разрешает), 3) само принимает эту политку  как один из методов борьбы со злом. Как будет вести себя Ройзман? Ведь не секрет, что в США в начале работы волонтеров на них были нападения. Вот мне интересно, Ройзман как будет себя вести по отношению к фондам и открывшимся центрам политики снижения вреда в Екатеринбурге? В вариантах (1) и  (2) отношения государства. Правда, я боюсь, что в варианте (1), сейчас, волонтеры могт просто бояться работать в Екатеринбурге - мало того что государство давит, да если еще и риск от Ройзмана огрести, а Ройзман - это сила. Я понимаю, что Ройзман - это Робин Гуд, что при нынешнем поведении государства Робин Гуды пытаются брать на себя его функции. И в данном случае - так и есть: государство декларирует репрессивное отношение, но не выполняет большую часть, и у Ройзмана такой же поддход, но он - что-то делает. Ведь МВД точно также интересуется самими наркоманами в основном для выбивания сведений о барыгах, и также может сунуть в тюрьму (за хранение) - чем не реабилитационный центр Ройзмана? Но волонтеры - это еще большее самопожертвование, волонтеры - беззащитнее. И если Ройзман - скорее помеха и опасность для волонтеров политики снижения вреда, для АН и т.д., то мне очень трудно относится к его деятельности положительно.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Сергей Любимов, Сергей Мурашов

Ну, в нашем положении людей со стороны, не имеющих достаточно фактов, мне боязно выходить за рамки очевидного...

Мне бы хотелось, чтоб Ройзман не был этакой "чёрной силой", мешающей и опасной для всего, что не связано непосредственно с его проектом...

Нмв, логичнее всё же представить человека, не упивающегося властью и известностью, а - пытающегося делать хорошее дело, и на личном опыте знающего, что в России редко самые законные и правильные пути - когда-то приводят к цели... А потому и нарушающего частенько правила ради достижения результата.

По своему опыту могу сказать Вам, что именно так у нас устроена жизнь много где: если идти так, как положено, то, в отличие от известного богатыря на распутье, никогда не придёшь к той цели, которая обозначена при входе...

А уж как там на самом деле - Бог весть...

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Хороший вопрос. Но, если я все правильно понимаю, за лечение метадоном, который у нас не лицензирован, его очень быстро могут закрыть по той же статье "распространение наркотиков"?

В России с метадоновой терапией, я так понимаю, и так никто не рискует - действительно за наркоторговлю можно сесть, это без разрешения государства - никак (кстати на Украине - можно), но в политике снижения вреда, кроме метадона еще много чего есть, и  главное чтоб волонтерам не угрожали, например, за раздачу шприцов и тех же мазей, и хотелось бы, чтоб не прессовали тех, кто пытается аргументировать за метадоновую терапию.

Да и метадон - все-таки не лечение наркомании, как я понимаю, а замена наркотика, в котором сам наркотик чище, нет игл, заражений, и главное - цикл между ломками длинней (суточный), что позоляет наркоману вести более нормальный образ жизни. То есть метадон направлен больше на уменьшение ВИЧ и гепатита (а унас с этими заболеваниями - швах), и некоторое улучшение жизни самого наркомана и его родственников, чем на лечение.

Кстати, по поводу замещения. Очень многие наркоманы если слазят с тяжелых наркотиков - становятся алкоголиками. Тоже заместительная терапия, только легальная. Но менее эффективная, и вред не снижает. Алкоголь по межднародной классификации стоит по общему вреду для общества - выше героина.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Алена Рева

Я так понимаю, что философия Ройзмана в том, что наркомана может удержать от следующей дозы только страх боли большей, чем ломка.

И частично это работает.

Но метадон нужен там, где речь идет не только о самом наркозависимом, но, например, о его нерожденном ребенке.

Мария, а где Вы видите восхищение?

Я читаю тоже самое и вижу лишь страдание.

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман, Сергей Мурашов

анализ работы фонда по противодействию торговле наркотиками

Вот об этом хотелось бы по-подробнее. Вот ведь в чем настоящее зло.

Насколько я поняла вывод этого приложения - наркоторговцам в Свердловске работать тяжелее, но они прекрасно приспосабливаются.

Ир - я тебе перешлю статью на емайл.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

но они прекрасно приспосабливаются

Вот то-то и оно...Вот куда бы Ройзману свою основную активность направить. Этих так просто в наручниках не привяжешь.

Так он этим и занимается в том числе, начиная с цыганских наркобаронов в 2000х , заканчивая "операциями" сегодняшними. Мне кажется, что их основная задача- не лечение наркоманов, а " приделать наркоторговца" как они пишут в своем блоге

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Ольга Кузнецова, Сергей Громак

Ну слава богу, вот так, мал-по- малу и соберем информацию.

Эту реплику поддерживают: Irina Mityushova

Ира специально для тебя.

В новосибирской области по местным исследованиям оперативным наркотой торгуют цыгане. Так их жгут. Приходит "братва" и делает первое и последнее предупреждение и поджигают, ночью.

Табор как водится(оставшиеся в живых) уходит ...в небо.

Пожарники едут тушить,а жители машинами перегораживают им дорогу. Пожарники же и не протестуют. На вопросы журналистов отвечают,что в каждой семье есть погибший и это похоже на "вторую мировую".

Потом в дело вступают "защитники прав человека" и цыганский табор возвращается. Война начинается опять. И так до бесконечности пока "братва" не подожгёт поселение снова.

Что это? Это -"Гуляй Поле" батьки Махно, это -"Станиица Кущевская", это всё что угодно, но только не государство в высоком смысле слова, если у этого слова есть "высокий смысл".

Так что Ройзман- это наше всё!

На что ещё нам надеяться? В статье Ксениии сказано они звонят отцу наркомана насчет лечения,а он отвечает мол, пусть сдохнет.

Там где нет государства и цивилизованных путей решения, воникает "Ку Клус Клан".

Объективно, этого требовать от Ройзмана нельзя. 

По-хорошему, он не должен бы использовать насилие и против пользователей, но насилие против провайдеров - это гарантированный смертельный риск для людей Ройзмана.

Такими вещами должны заниматься специальные государственные службы, существующие на наши налоги.

А если такие службы неэффективны, Ройзману, и нам, надо бы требовать реакции от государства, а не приниматься за дело самим.

Это свойство людей, благодаря которому именно мы сейчас владеем Землёй, а не, например, дельфины... То, что наркоторговцы "прекрасно приспосабливаются" - не доказательство того, что ГБН - вреден. Это лишь говорит о том, что ГБН недостаточно эффективен в нынешней ситуации...

Но это - вина не одного Ройзмана, а - многих организаций и частных лиц в России и в мире.

Мария, спасибо за ссылку. Статья тяжелая. 

Е.Розйман при всей харизматичности фигура все таки (в нашей психологической терминологии) психопатоподобная. А они бывают и яркие и умные, и инициативные. Человеколюбие и гуманизм правда им свойствены в меньшей степени.  Есть ощущение, как здесь написали в комментариях, что Евгений получает некое удовольствие от процесса.

Однако. Если попытаться быть справедливым. Да и до "соплей ли нам порой", когда ситуация в Екатеринбурге с наркоупотреблением чудовищная. Это чуть ли не самый проблемный регион в этом направлении. У них какая то страшная статистика по употреблению, вовлечен чуть ли ни каждый третий из молодых.

Далее. "Крокодил" - наиболее страшный из современных опиатов в силу доступности, способа приготовления, а главное последствий. Человек фактически гниет заживо, без метафор. Отсюда запах.

И вот если в такую ситуацию попадает близкий, то я понимаю родителей этих молодых людей. Тут настолько мало шансов на излечение (спасение, ремиссию), что доверишься любому, кто обещает тебе вырвать ребенка из ямы.

И тогда, да грубо, наручниками.  В большинстве случаев там не та стадия зависимости, чтобы наркоман пришел сам и попросил помощи. РЕЧЬ ИДЕТ О РАЗРУШЕНИИ ЛИЧНОСТИ, где все ценности и привычные стереотипы нашего взаимодействия отступают.

Там перестают действовать нормальные способы убеждения, как то: слезы матерей, болезни детей, даже угроза собственной гибели...все фигня. Это перестает работать.

Идея насколько я понимаю - ДАТЬ ПЕРЕЛОМАТЬСЯ, Как нас учили в наркологии - это эффективно, но ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ КТО ТОЛЬКО ТОЛЬКО начал. Тогда да. Эффект ломки перебивает эффект кайфа. Но это только по первости. ПОТОМ ЭТО ПЕРЕСТАЕТ РАБОТАТЬ.

Что меня волнует - это дальнейшая судьба реабелитанта, КОГДА НАРУЧНИКИ ВСЕ ТАКИ СНЯЛИ. Ведь остается среда. Куда ему вернуться то? ВЕДЬ В ЭТОМ ВСЯ ТРАГЕДИЯ. Почему все детоксы неэффективны? Человек возвращается в ту же среду, и все по кругу. ЗНачит как то надо порвать цепочку. Как?

ПОДДЕРЖКА НУЖНА человеку после реабелитации. Где взять?

Программа "12 шагов" - анонимные наркоманы - СРЕДУ ЭТУ ДАЕТ. Новую среду. Они рвут со старой (те кто дошел до сообщества) и обретают новую. Без поддерживающей среды все возвращается. ПРичем каждый "срыв" погуржает в яму все глубже.

Мы с коллегами изучали 12 шагов. Статистики большой не вели, врать не буду. Но беседовали помногу и с "анонимными алкоголиками" (истории такие, что просто нельзя было вернуться откудад они возвращались. Оттуда не возвращаются. Но они вернулись...). Героиновые наркоманы - ремиссия 5 лет, 7 лет. Это ОЧЕНЬ много для них. Это почти невозможно. Но есть.

КОнечно все по разному. КОнечно есть точка невозврата. Она у каждого своя. Как и дно. Да и в программе бывают срывы, неудачи. Но редко. И потом...там нет насилия, много литературы,  сообщество существует больше 50 лет, огромная международная сеть, все бесплатно.

Не знаю, ребят, можно спорить. Но программу признают наркологи. Она считается чрезвычайно эффективной в нашей психотерапевтической среде. Даже эффективнее психотерапии. А мы не любим делиться лаврами.

Возвращаясь к Ройзману. Может подойти к делу эклектично. В пиковых ситуациях использовать "наиболее здоровую и законную часть" его методов. Может и привязать...Главное понять, что мы будем и можем делать, когда "наручники" придется снять. А рано или поздно это сделать необходимо. Как дать ресурс человеку ЖИТЬ ДАЛЬШЕ?  

Анна, скиньте мне свой емайл в личку я Вам перешлю всю статью. Там есть отдельное приложение по статистике наркомании  в Свердловской области. Человек, который это писал явно разбирается в предмете. Из того, что я вынесла из статьи - ситуация в Свердловской области была далеко не из худших, но за последние десять лет, тенденции в Свердловской области обгоняют средние по России.

Автор делает предположение, что из-за активности Ройзмана, в городе снижено желание вести другие работы по профилактике. Это естественно только  теория.

Мария, удивительное дело- столько нарушений, казалось бы, но в нашем городе Ройзман пользуется большим авторитетом среди разных совершенно слоев. Добрые полгорода его знают, у многих он безоговорочный кумир, почитать отзывы в его блогах. Очень сложно однозначный вывод сделать на основании того, что вы здесь привели, но мне кажется, что его фанатичные, возможно, действия на фоне всеобщего бездействия формируют вот такое к нему отношение в городе. Цыган они, опять же, вывели , с их дворцами и круглосуточной торговлей. Это результат?

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Я тоже полную статью читала... В ней написано, что цыгане разъехались по периметру 100-200 км от Ебурга и делают все то же самое, но в других населенных пунктах. Хорошо ли это для Ебурга? Несомненно. Решает ли это проблему? Трудно ответить "да".

Ну а насчет массовой популярности - многие заметные личности становятся популярными. Это отдельная очень интересная тема - имхо, не связанная с тем, чем каждая конкретная заметная личность занимается

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Irina Mityushova, Сергей Мурашов

Цыган они, опять же, вывели , с их дворцами и круглосуточной торговлей. Это результат?

В смысле "вывели"? В Е-бурге перестали торговать наркотой? В разы снизились объемы торговли? Или "благое дело" взяли в свои руки арийские барыги?

Возможно, не перестали, сменили дислокацию, как написано в предыдущем комментарии. К сожалению. Я написала про один конкретный поселок в черте города, где их не стало

Все равно не понимаю..... Кого не стало? Наркотиков? А если наркотики остались, то в чем радость от того, что какую-то этническую группу изгнали?

Не стало цыганского поселка, в котором жили наркоторговцы. Было бы здорово, если бы вместе с ними и наркотики вообще из города исчезли, но этого не случилось, к сожалению. Я написала про часть деятельности ГБН, вследствие которой ситуация чуть-чуть улучшилась.

Хм.....А все таки интересно. С изгнанием цыган оборот наркотиков действительно существенно снизился? Или это эффект плацебо, вызванный радостью от погрома?

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Черт его знает.. Говорят, снизился в те годы, проверял ли кто- то и как это связано с ГБН, не отвечу

Вы уж мне простите мое брюзжание. Я и сам к цыганам фактически отношусь не лучше среднего российского обывателя. Но вся эта ройзмановская (пусть он будет здоров и счастлив!!!) борьба с наркотиками напоминает мне борьбу с беспросветной нищетой африканского крестьянина в стиле Иди Амина и Роберта Мугабе. Типа, "надо кого-то побить, потому что нельзя же ВООБЩЕ ничего не делать!" ;)

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Сергей Мурашов

Напоминает, не спорю.. Совсем не считаю, что вы брюзжите, тема непростая, разобраться в ней сложно, сведения противоречивые. Как вы думаете, если там есть несколько спасенных наркоманов, несколько посаженных барыг, ради такого небольшого результата стоит этим заниматься? И говорить, что цель оправдывает средства, как считают в ГБН?

Как вы думаете, если там есть несколько спасенных наркоманов, несколько посаженных барыг, ради такого небольшого результата стоит этим заниматься?

Нет однозначного ответа. ЛЮБОЕ действие несет в себе как "позитивные", так и "негативные" элементы. А оценка этого "позитива\негатива" - как правило субъективна и зависит от конкретной культурной среды. Все же к Ройзману, при всей его благонамеренности, я отношусь довольно холодно. "Издержки" его борьбы несообразно велики в сравнении с гипотетической пользой.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Irina Mityushova, Lucy Williams

Мне кажется, что муссирование фактов за и против ни к чему не приведет. 

Вмешательство прокуратуры в условиях России наверно тоже, как это по-русски ... counter-productive 

А вот вмешательство какой-нибудь организации вроде Amnesty international возможно смогло бы расставить точки над и...

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Гм... А что, есть примеры эффективной работы подобных международных организаций на российской почве?

Мне интересно вот что - в комментариях материала Ксении, да и вашего, в основном идет обсуждение методов Ройзмана. Действительно, есть о чем поговорить, да и легко определить виновника. Самое ужасное в этой статье, про то, что наркотики - это "бизнес милиционеров" все приняли как должное. Все про это знают, и всем про это скучно еще раз  читать и говорить. Понятно почему - иначе опять разговор уйдет в обсуждение коррупции, особенно в органах МВД, и уже набивший оскомину вывод про смену власти. Нет конкретной мишени (ну можно, конечно, опять все свести к Путину). А тут - небольшая доля харизмы и -  забурили дискуссии. Главное, правда, теряется.

В нашем с вами Нью Йорке есть замечательная организация – Samaritan Village http://samvill.org/. Она принадлежит к группе therapeutic communities - лечащие сообщества, как мне понмится это на русский переводится. Очень интересный и действительно работающий подход. Посмоторите про Drug Treatment Alternatives to Prison (DTAP). Для того, что бы его применить, необходимо, чтобы правильно провели свою работу правоохранительные органы до и после. А Ройзман совмещает в себе много разных функций, которые вообще-то должны исполняться государством. Проблема в том, что правомерно он это делает или нет, будет решаться тем же самым государством. Результат предсказуем.

Последний раз в России с проблемой наркомании я сталкивалась в 1995 году, когда представители Samaritan Village и еще пары других организаций пытались найти что-то подобное в России. Понятно, что ничего близкого в России мы тогда не нашли. Со временем их, как я понимаю, больше не стало.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Irina Mityushova

У меня совершенно не получается ответить на комментарии, поэтому попробую так.

Ольге Кузнецовой:

Ольга - Вы абсолютно правы. Это очень важно.В оценке деятельности Ройзмана необходимо учитывать то как его деятельность влияет на другие методы лечения, на общественное мнение, на государственную политику.Про первое и последние - мы ничего не знаем.А вот про гражданское мнение по-моему понятно. Если даже интеллигентная, читающая публика (здесь на снобе) пишет, что альтернативы ему нет и в наших условиях иначе нельзя, то только можно себе представить что думают все остальные. В принципе не надо даже представлять - достаточно посмотреть комментарии под статьей Дельфинова.И вот создание этого мнения у публики мне представляется даже большим вредом чем гипотетические нападения на волонтеров других методов.А про отношения с другими методами, знаю только то, что человек приславший мне статью не раскрыл своего имени, так как живет в Екатеринбурге и опасается за свою семью.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Тоже проблемы с комментариями, не всегда удается их оставить. Что случилось?

Спасибо за статью.

Скажу лишь, что было бы странно спрашивать у наркомана, человека, не осознающего творящееся с ним и вокруг, разрешения на его лечение.

С тремя главными пунктами так же согласен.

Забавно, как тема Ройзмана иллюстрирует идею Геделя о наличии в любой аксиоматике "невыводимой и неопровержимой формулы", а главным обазом последующую и куда более спорную идею Владимира Лефевра о наличии такой же формулы в любой НРАВСТВЕННОЙ АКСИОМАТИКЕ.

"Употреблять наркотики безнравственно" - пример такой формулы, которую сторонники Ройзмана априори считают справедливой. "Любое насилие безнравственно" - столь же безаппеляционно заявляют его противники.

Но с той же глубиной обоснованности можно сказать, что насилие прекрасно, если оно спасает жизни, а употребление наркотиков – ваше личное дело, которое ни хорошо, ни плохо. В конце концов, пресловутый "крокодил" столь прост в изготовлении, что почти не криминализован, это скорее клуб по интересам, welcome to the club "смертность 100%". Вы же не предлагаете продавать мыло и веревку по рецептам? 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Забавно, что у Стругацких в "Хищных вещах века" уже был описан такой смертельный  и совершенно доступный "крокодил", состоявший, если я правильно помню, из ванны, шампуня и какой-то радиодетали, вставлявшейся в приемник. И свой борец "ройзман" там был (как и положено литературному персонажу, посимпатичнее, конечно, реального). И все это вместе было признаком загнивающего буржуазного мира... :)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов