«Праздновать нечего, — пишет Максим Кантор у себя в фейсбуке, — Практически все цели, которые наметил Гитлер, сегодня достигнуты: сербов стравили с хорватами, Украину отторгли от России, славян отправили на черные работы, учредили институт полицаев и генерал-губернаторов, внедрили в людей чувство неполноценности и ненависть к собственной истории».

И хоть со многим можно и согласиться, происходит в данном тезисе обычная для Кантора подмена понятий. Далеко не все цели, намеченные Гитлером, достигнуты: евреи не уничтожены, славяне хоть и работают в Европе на черновых работах, делают это по своей воле, а не потому что их в принудительном порядке вывезли в Германию в товарных вагонах.

Осталась не выполненной и главная цель Гитлера — создать совершенную и чистую нацию арийцев. 

И быть может кто-то скажет, что немцы такую нацию все же создали и диктуют сейчас всей Европе свои условия. Безусловно, это так, но современная нация немцев не построена на проверке, была ли у тебя бабушка чистокровной немкой.

До Второй мировой войны рассуждения о расовых и национальных особенностях были общеприняты в научной среде. До Второй мировой войны на волне увлечения евгеникой считалось нормальным стерилизовать людей, не соответствующих общепринятой норме.  

В победе над Гитлером, в осознании ужасов его «еврейского решения» родилось то, что сейчас принято называть политкорректностью.

Именно в этой победе стоит искать истоки европейской толерантности. Именно этой победе мы обязаны изменениям гражданских прав для афро-американцев. Именно в этой победе заложены ростки толерантности по отношению к геям. Победа над Гитлером — это победа терпимости. Это победа над человеческим инстинктом искать проблему в тех, кто не похож на тебя.

Именно эту победу празднует Европа и Америка каждый день, принимая законы о признании прав геев, инвалидов, людей с отклонениями в развитии. Все это — продолжение победы над Гитлером и тем беспредельным злом, которое излучала его философия.

С Днем Победы!