Все записи
21:13  /  6.09.16

1629просмотров

ВРЕМЯ ПРИ СВЕТЕ СОВЕСТИ

+T -
Поделиться:

 Минерал – средоточие порядка, а человек – хаоса (Из Новалиса)

Динозавры вымерли только потому, что стали никому не нужны (неандертальская поговорка)

    …Не совпал со своим временем, безумец! Называл себя прóклятым поэтом и считал аристократическим удовольствием быть отвергаемым публикой –декадент, воспевающий смерть и поэтизирующий уродство, заклейменный как апологет безнравственности. Ох, не даром шептали шекспировские ведьмы: «Зло есть добро, добро есть зло» – Бодлера, небось, начитались? Жизнь есть смерть. Недостаточно жутко? Тогда прибавим: любовь и радость есть ненависть и страдание, а чистота красоты – уродство и разврат. Но ведь – и наоборот! В 1896 году Максим Горький писал: «Он, этот Бодлер, “жил во зле, добро любя”, и, наконец, погиб, оставив Франции свои мрачные, ядовитые, звучащие холодным отчаянием стихи, за которые при жизни его называли безумным, а по смерти назвали поэтом и позабыли…»

Бодлер – пространство безграничной свободы. Внешне его поэтические размеры и жанры вполне традиционны, но форма – вовсе не главная сфера его эксперимента: нова и сама поэтическая мысль, и свобода конструирования собственного мира из тонкой материи сна и фантазии. Может, беспредметностью и потаенностью своей поэзии он стремился превзойти музыку в образности и математику в отвлеченности? Смысл стиха остается зыбким и загадочным, но еще прежде смысла на нас действует языковая, почти языческая магия звука, которая вошла в поэзию с Бодлером. Суть этой магии – диссонантная красота. Бодлер деформирует гармонию, динамизирует зло, гальванизирует ужас. Нет, вовсе не обыденное зло, а зло как отвержение банальности яви, как способ прорыва в идеальное, как жажда бесконечности, которая возвышает его любовь до абстрактного и демонического чувства.

Найдется ли этой диссонантной красоте место в сегодняшнем искусстве, в нынешней музыке? Да осталось ли в современном мире место самой музыке? Отовсюду насильно суют в уши пригоршни шуршащей шелухи. Если раньше музыка была мощным потоком, проникающим в сердцевину человека и захватывающим его целиком, то сейчас этот поток разделился на множество ручейков, обтекающих человека и затрагивающих лишь отдельные его органы, чтобы их гальванизировать. Цельное, как адресат творения, исчезло. Веками музыка пыталась вырвать человека из обыденности и возвратить его самому себе, подлинному, и вот – доигралась: стала привычным бытовым фоном и пособником в бегстве от себя, от глубокой мысли, от боли.

Вместе с мелодией музыку покинула и душа, а падшую мелодию с распростертыми объятиями приняли сутенеры и стали продавать ее на каждом углу. Дойдя до крайней точки распада и истощения и пытаясь спасти хотя бы свою честь, музыка бросилась к минимализму и снова начала прихорашиваться. Простота и красота вроде бы вернулись к ней, но минимализм, став новой модой, оказался очередным приемом, постмодернистской пустышкой. Ибо и здесь, как выяснилось, непозволительно быть серьезным и страстным. Ибо и здесь “cвященную серьезность“ – der heilige Ernst – подвергают осмеянию, как нечто старомодное и неуместное в наше прогрессивное и циничное время, стесняясь собственных мыслей и чувств, словно простодушного друга детства из далекой глубинки.

Якобы «серьезная» музыка подает нам сегодня пресное блюдо, не приправленное живым чувством. Место любви и боли заняло раскованное, подтянутое и накачанное ботоксом тело, а место искусства заняло легкое беззаботное трюкачество – изобретательный и привлекательный, холодный и пустой дизайн. Все еще слывущий ниспровергателем догм концептуалист печет одни и те же штампы, в то время как минималист разливает направо и налево свой бесконечный розовый кисель. Неужто не осталось больше места искусству не ради искусства, а ради человеческого в человеке? Любого кто заявит о своей любви «к старым гробам и родному пепелищу» заклеймят мракобесом и ретроградом. Похоже, быть несовременным сегодня – высокое звание. Ибо прослыть современным легко, труднее – быть своевременным, самому творящим свое время.

«У времени в плену…» Художник в том смысле «заложник вечности», что заложен ею. Своим трудом он выкупает себя у времени. Вспомним Марину Цветаеву: «Современность не есть все мое время. Современное есть показательное для времени, то, по чему его будут судить <…> Истинно современное есть то, что во времени — вечного. <…> Быть современником – творить свое время, а не отражать его. Да, отражать его, но не как зеркало, а как щит».

Искусство дошло до точки, когда искусством может быть названо всё, и это делает погоню за новизной абсурдной. Ведь не только «ничто не ново под луной», но и «в одну реку нельзя войти дважды». Всё одновременно то же, и вместе с тем далеко не то же – как у Блаженного Августина: «Ты, вечно юный и вечно старый...» Удержать культуру можно только с помощью повторения заклинаний: когда-то важные слова говорили до нас, теперь пришел наш черед сказать то же самое, несмотря ни на какую хулу. С юности преследовало меня чувство, что нужно лишь встать в некую цепь, протянувшуюся из прошлого в будущее, не мудрствуя лукаво и не мучаясь ни вопросами «новизны» и «оригинальности», ни сомнениями в «праве», а просто заполнить брешь, чтобы цепь еще какое-то время не прерывалась, встать рядом с теми, кто стоял в ней до меня, иногда превозносимые до небес, но чаще побиваемые камнями.

…У меня часто допытывались, что движет мной при написании музыки, и почему не выходит из-под моего пера ничего умиротворенно-уравновешенного. По-видимому, меня сильно раздражает человеческое равнодушие. Как тот чумной, который решил перезаразить как можно больше народу, я хочу, чтобы они почувствовали то же, что чувствую я.

Владимир Генин

Мюнхен, 2014 

В буклете к моему диску "Цветы зла: 12 песен и танцев по Ш. Бодлеру": REVIEW  RECORDING OF THE MONTH

 

Комментировать Всего 11 комментариев

Зараза :) 

"И когда зараза минет,

Посети мой бедный прах;"

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

тебя-то зачем? мы уж давно друг друга перезаразили ))

Пойдем кровь сдадим, пративный :)

Твой Артюр.

Конкурс: кто кого перезарАзит.

Не знаю, как диск, а текст сильный.

Диск сильнее - особенно если метнуть

тут я в твоих способностях дискобола не уверен )

Я там дал ссылку на сам диск, сейчас дам ссылку на 4 песни оттуда

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Володя, вас, должно быть, навечно посадили под замок. За что?

Я поздравляю вас с выходом уже давно готового диска. Я его несколько раз слушал после нашей встречи. Очень хорошо ваше вступительное слово, хотя, на мой  вкус, несколько много гневливости против экспериментирующих коллег. Нехай шукають! Мне немного досадно, что сопрано так неотчетливо произносит слова - разобрать невозможно. Признаюсь, я взял том Бодлера и сложил стихи в том порядке, в котором вы их расположили. Впечатление необыкновенно усилилось. А есть ли в вашем буклете переводы на другие языки? Кстати, наткнувшись в каком-то вашем комменте, что вы не владеете французским, я заинтересовался, как вы отбираете тексты и как вы их слышите? Мелодика каждого языка индивидуальна, как и просодия. Мусоргский, на мой взгляд гениально использовал мелодику "Бориса", навсегда отобрав возможность адекватного и независимого от оперы драматического воплощения. Исходили ли вы из семантики стихов Бодлера в переводах или все-таки руководствовались музыкой произнесенных для вас текстов? Мне кажется, ответы на эти мои вопросы могут быть интересны многим вашим собеседникам и слушателям

Виктор, спасибо! Конечно, я работал прежде всего с французскими текстами, поглядывая иногда в русские и немецкие переводы. Но у меня был не только подстрочник, но и начитанные для меня французским актером по 4 варианта прочтения каждого текста. Мы с ним работали целый день, и я попросил его не только рассказать и объяснить детали каждого стихотворения, но и начитать с подчеркиванием ритмической структуры, с подчеркиванием смысла и синтаксиса, с максимально интимно-камерной и потом с предельно театральной подачей.  

Переводов на другие языки в буклете нет - для этого надо было очень много место, а смысла мало, поскольку именно та свобода, которая есть в оригинале, в переводах на русский и на немецкий совершенно потерялась.  Мелодика и ритмика стиха не менее важна, чем смысл. "Русский Бодлер" весь силлабо-тоничен, консервативен по форме и ритмически негибок по сравнению с оригиналом, не говоря уж о неологизмах, игре смыслами и так далее. Что касается гневливости - почему бы не пощипать коллег, которым от этого не горячо и не холодно? Я действительно так думаю. Или думаю, что так думаю. ))