Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:24  /  8.11.18

3791просмотр

порядочный мерзавец

+T -
Поделиться:

Если вам страшно  - трепещите! 

"Дорогие,

Книга, чьё приближение анонсировалось подобно высадке Корсиканского Чудовища в Антибах, выходит завтра! Просьба выставить обложку на все ваши инстаграмы-фейсбуки, снабдив пост каким-нибудь осторожным замечанием, вроде «Романа не читал, но нутром чувствую, что с позицией автора не согласен» или «Наврозов этот, конечно, порядочный мерзавец, но муж мой его почему-то любит». Дайте, одним словом, простор вашему воображению! Если надо, врите!

Обнимаю всех моих нежных друзей,

Наврозов"

Если вам страшно от выхода Страшной Красоты - трепещите! 

А я от души поздравляю самого порядочного из всех мерзавцев!  Тончайщего стилиста, эквилибриста Слова, виртуозно и завораживающе ткущего свою паутину Мастера неожиданных сопряжений - писателя, поэта, парадоксолиста и страстного, ироничного и очень живого человека и безудержного Игрока - того, кого можно было бы назвать Lebenskünstler, доказывающего нам, что "Достоевский бессмертен", как и бессмертна настоящая страсть и бесстрашная любовь. 

Бывают еще, оказывается, и радостные новости, которые достойны того, чтобы быть упомянуты на Снобе! 

 

Палермо

Ты мне сирокко, тебе я мистраль.

Так разделим Сицилию поровну.

Ведь тебе я отец, а мне ты сестра,

Так решим же, в какую нам сторону.

 

Тут и пыль, и песок африканский летит,

И, как виевы веки, закрыты все ставни,

И, как серый омар из рыбацкой сети,

Солнце выползти хочет на ил оловянный.

 

Ставни все заперты, их закроем и мы,

Как водилось в минуты забвенья,

Когда простынь подушку хотела омыть,

А рубашку предать погребенью.

 

Как пустыня, просторно проляжет постель,

Разделенная надвое ночью, как в Газе.

Тут арабский бордель. Там Христа колыбель.

Вот и снайпер, аттической тенью на вазе. 

А. Наврозов

 

Александр Межиров говорил в 2005г. о книге стихов Андрея Наврозова из романа «Страшная красота»:

"Я хочу прежде всего сказать, что книга неожиданна для меня - непривычна. Все очень оригинально. Все требует вдумчивости. Талант - огромный. Непонятна мне странная загадочная зыбкость автора. Трогательная зыбкость и неуверенность в себе. Тут необходима особая чуткость. Да, тутсовершенно особый случай. Автор очень оригинален и очень сложен. Эта загадочная странность не укладывается в общепринятое. Автор - чрезвычайно одаренный и сильный человек. Он все равно будет продолжать делать то, что хочет. Казалось бы, зыбкость, эта в себе неуверенность не должна иметь место. Его русский язык прекрасен и безупречен. Откуда же эта трепетная зыбкость и неуверенность? Сложный случай. Он как бы непрерывно о чем-то думает. То, что написано, написано в шоке. Что же все это означает? Одаренность видна в каждом слове. Безусловно, он редкостно одарен. По-своему, вроде все понятно, а на самом деле все сложно. Я не привык кэтому. Мне даже трудно говорить об этом - все это требует самого осторожного прикосновения"

Нью Йорк 21 августа 2005 г.

Ты мой Альфред, лорд Дуглас. 

Злой и жадный мальчик. 

Подойди-ка сюда и стань в угол. 

Говори, как будем жить дальше?

Ты моя Джульета, урожденная г. Верона. 

Только что-то я разлюбил твое пение. 

Можешь, конечно, приблизиться к моему трону, 

Пасть на колени, просить прощения.

Ты моя Корделия, опять из Шекспира. 

Ничего? Говоришь, ничего? Ничего и баста? 

Эх ты, нигилисточка! Ведь жалко же Лира. 

У него и так всё болит, а тут вот ещё здрасьте.

А не тот ли ты Альфред, что любил Виолетту? 

Как ловко этого фраера обманывает порок. 

Помнишь, голова к голове мы читали либретто... 

Тогда я не знал ещё, что ревность - это пророк.

А может, ты моя бледная Беатриче, 

У которой и спрашивать-то ничего не надо, 

Потому как нет её, - есть лишь притча 

О мужчине, возвращающемся из ада.

А. Наврозов

Комментировать Всего 13 комментариев

Голова моя - темный фонарь с перебитыми стеклами,

С четырех сторон открытый враждебным ветрам.

По ночам я шатаюсь с распутными, пьяными Феклами,

По утрам я хожу к докторам. Тарарам.

Я волдырь на сиденье прекрасной российской словесности,

Разрази меня гром на четыреста восемь частей!

Оголюсь и добьюсь скандалёзно-всемирной известности,

И усядусь, как нищий-слепец, на распутье путей.

Я люблю апельсины и все, что случайно рифмуется,

У меня темперамент макаки и нервы как сталь.

Пусть любой старомодник из зависти злится и дуется

И вопит: "Не поэзия - шваль!"

Врешь! Я прыщ на извечном сиденье поэзии,

Глянцевито-багровый, напевно-коралловый прыщ,

Прыщ с головкой белее несказанно-жженой магнезии,

И галантно-развязно-манерно-изломанный хлыщ.

Ах, словесные, тонкие-звонкие фокусы-покусы!

Заклюю, забрыкаю, за локоть себя укушу.

Кто не понял - невежда. К нечистому! Накося - выкуси.

Презираю толпу. Попишу? Попишу, попишу...

Попишу животом, и ноздрей, и ногами, и пятками,

Двухкопеечным мыслям придам сумасшедший размах,

Зарифмую все это для стиля яичными смятками

И пойду по панели, пойду на бесстыжих руках...

<1909>

Что ж, есть те, кто умеет  только злиться, дуться и вопить из зависти.

Да, наверное, Саша Черный был таков.

Упорно не видишь себя в зекрале? Неужто вампир? берешься судить о поэзии как эксперт, но злоба твоя определяется лишь желаниме ошельмовать Наврозова совсем за другое. Мелко, мой дорогой, мелко.

Зацепили ВЫ  меня, Владимир,  трудным моим утром этой славной  фотографией. Непросто, думаю, дружить с Андреем Наврозовым. Да и с кем из безмерно талантливых и образованных  просто? Но  Вы можете:)... Биография  политического беженца из России, культурного - из США, гастрономического - из Англии меня всегда притягивала. Ну, а с  вашей подачи нырнул-таки сей час я в интернет и нашел:

Об этой книге

"Эта книга сложилась из глаз и волос,Из превратностей судеб и фоток любимой,Что кордон эмигрантской тоски прорвало И сорвало с фортуны печать серафима.....Ты была мне как блудная дочь дорога Живописной мечтой о бездомном искусстве,И твою красоту я б сумел разгадать Скипидаром расчистив всё темное в Прусте". Здорово!

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Спасибо, Эдуард! Есть люди, способные под различной шелухой увидеть и услышать главное, а есть те, кто обречен застревать и поскальзываться на шелухе. 

Да, да, да... И в этом контексте чушь об антисемитизме  Наврозова  представлялась мне  именно шелухой... И я очень горевал в своё время, что он ушёл из Сноба...

"всегда готов протянуть руку - пока не протяну ноги." -  тянет на свежий афоризм с "тройным дном", Владимир.:). Что я несколько раз и пробовал отметить под Вашим комментарием. Но глюки, глюки... А тут вышло.

Про "записи" же в антисемиты, тут дело такое:). Я думаю,  любить евреев - не профессия. Их вполне можно не любить, приняв к сведению, что они есть и что они разные; не на публике протягивать  им руку или два пальца, или даже ногу...:)). А вот публично высказываться про эту нелюбовь следует с той же осмотрительностью, что и про нелюбовь к людям любой другой нации. То-есть, я хочу сказать, что не принимать их у себя на кухне, не дружить с ними, избегать в личной жизни... да ради Бога... Вон, Куприн в личных письмах городил про евреев Бог знает что, а в публицистике резко выступал против антисемитизма. И мне это понятно.

Я, пожалуй, все же предпочел бы искренность во всем. А что касается конкретно Наврозова, то могу уверить вас, что он чист от "нелюбви" к кому-то по нацпризнаку. Он ироник и парадоксалист, в том числе он предельно ироничен и сам к себе, как и к людям любой национальности. Так что, такие особы свободны от подобных грехов, их грехи совсем другого свойства. 

Думаю, Куприн был как раз искренен и в том, и в другом случае... Ну, а то, что я читал у Наврозова - лишь подтверждает мои догадки, и я безмерно рад Вашим оценкам его текстов.

Я думаю, в одном грехе мы с ним похожи: мы любим дразнить гусей. Но он намного больше, чем я. 

Ну, это грех людей, отмеченных талантом:). Они же как правило проявляют одно  своё замечательное свойство - умение трезво глядеть на вещи и  осмеивать  собственные грехи.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин