Все записи
16:05  /  17.06.11

1234просмотра

Быль Венского леса (светлой памяти Петера Шамони)

+T -
Поделиться:

 

 Пару лет назад узнал об очень любопытной истории.

Давно хотел о ней рассказать, все никак не мог собраться, а тут два дня назад умер Петер Шамони.

Видно, пора.

 П. Шамони - известный и успешный в Германии режиссер и продюсер, хотя, кажется, ничего значительного не создал. Во всяком случае, "Шумана" с Настасией Кински в глупейшей роли Клары Вик смотреть точно не стоит. Два года назад через общих знакомых он попросил меня помочь с переводом какого-то русского фильма: хотел использовать его для празднования своего 75-тилетнего юбилея.

Известность Шамони получил в 57 году, когда отправился с оператором в Москву на Всемирный фестиваль молодежи и студентов и там снял ироничный, но довольно беззубый и бессмысленный документальный фильм, за который сразу получил премию в ФРГ. "Флаги и демонстрации, которые молодые киношники увидели в Москве, напомнили им скорее гитлеровские времена, которые те застали детьми, чем заставили их проникнуться идеями социализма" (Д. Вачедин).

Через 2 года окрыленный успехом молодой Шамони решил отправиться на такой же фестиваль в Вену, по такому случаю битком набитую работниками западных и восточных спецслужб, и показать свой фильм молодым киношникам, хотя он и не включен в программу. Показ вылился в скандал – особенно негодовали представители советской делегации.   

Шамони претил показной оптимизм – его отец Виктор, историк кино, и его дядя Альберт – художник и поэт, были антифашистами и оба погибли на русском фронте, его дядя теолог Вильгельм провел 6 лет в концлагере Дахау и выжил. Шамони очень скептически относился ко всем этим фестивалям и демонстрациям «дружбы народов», которые продолжаются, пока правительства не объявят войну – и тогда мы снова пойдем убивать друг друга...

Активнее всего нападала на режиссера какая-то хорошенькая студентка ВГИКа. Шамони не придумал ничего лучше, как в этот последний день фестиваля пригласить  ее вечером погулять. Она согласилась. Для начала он шокировал ее посещением стриптиз-бара, где они отбивались от какого-то назойливого спецагента. Потом поехали в знаменитый Венкий лес, где прогуляли всю ночь –  ходили, спорили, он цитировал письма своего отца с восточного фронта (весна 42го, «все в цвету и крови»...) 

Назад он привез ее утром, к отбытию советской делегации из гостиницы, где уже был переполох...  Правда, несколько неправдоподобно? То ли девушка его вербовала, то ли просто безрассудно смелая – после всех этих бесконечных инструктажей, которые они наверняка проходили, да еще при наличии облигатного гэбиста в группе (в оркестрах его назавают «третим фаготом»). Что ж с ней должны были после такой выходки сделать!?

Но самое невероятное – дальше: через 40 лет кто-то из русского киноархива вдруг сообщил Шамони, что о тех событиях был сделан фильм «Венский лес». Этот фильм стал дипломной работой  Рениты Григорьевой, той самой студентки из мастерской Сергея Герасимова.  

Итак, через 40 лет Шамони узнал, что та мимолетная встреча (да ведь помимо легкой влюбленности так ничего и не было - а, может, именно поэтому!) привела к созданию фильма – кстати, замечательно  тонкого, искреннего и проникновенного. Со сценарием Григорьевой помогал Василий Шукшин, а во время съемок – Андрей Тарковский.  Говорят, что наши кинематографисты  знают этот фильм, хотя он и не был в прокате. Главные роли там сыграли Жанна Прохоренко (которая прославилась в "Балладе о солдате") и западногерманский (!) актер.  

«Мы столько энергии вложили в эту работу, так верили в необходимость ее, что случилось невозможное! Мы сняли этот фильм. Помог Сергей Аполлинариевич Герасимов, который готовился в это время к съемкам своего фильма "Люди и звери" и, взяв нас в свою группу, выезжавшую в ФРГ на выбор натуры, поставил перед нами сложную задачу: "Успех вашего предприятия зависит от достоверности героя фильма - это должен быть немец из Западной Германии. Мы будем в Мюнхене, в киношколе, вы должны быть настолько убедительны, чтобы кому-то из студентов очень захотелось сниматься у вас, но это не должно привлечь внимание сопровождающих нас лиц со стороны спецслужб ФРГ".  Таким студентом оказался Хельмут Кирхер. Он мужественно принял наше предложение, приехав в Россию как турист. На студии Горького в объединении Герасимова договор с ним был заключен на русские деньги - о том, что он снимается в советском фильме, знали только его самые близкие. Его мама писала ему отчаянные письма и день и ночь молилась о нем»

Шамони увидел Хельмута Кирхера, сыгравшего его самого, только на своем юбилее в мюнхенском киномузее в 2009, где он показал «фильм о двух фильмах» – своем документальном 57го и «Венском лесе» 62го.

И еще Шамони как-то во время работы над субтитрами и расстроенно, и расстроганно сказал мне: вот видите, я сделал такую безделушку, а она – настоящий фильм...     

P.S. 

"...Мы с Юрой всё работали над фильмом "Венский лес", который стал для нас символом веры. Мы столько энергии вложили в эту работу, так верили в необходимость ее, что случилось невозможное! Мы сняли этот фильм. Помог Сергей Аполлинариевич Герасимов, который готовился в это время к съемкам своего фильма "Люди и звери" и, взяв нас в свою группу, выезжавшую в ФРГ на выбор натуры, поставил перед нами сложную задачу: "Успех вашего предприятия зависит от достоверности героя фильма - это должен быть немец из Западной Германии. Мы будем в Мюнхене, в киношколе, вы должны быть настолько убедительны, чтобы кому-то из студентов очень захотелось сниматься у вас, но это не должно привлечь внимание сопровождающих нас лиц со стороны спецслужб ФРГ".

Таким студентом оказался Хельмут Кирхер. Он мужественно принял наше предложение, приехав в Россию как турист. На студии Горького в объединении Герасимова договор с ним был заключен на русские деньги - о том, что он снимается в советском фильме, знали только его самые близкие. Его мама писала ему отчаянные письма и день и ночь молилась о нем. Также "частным образом", через нашего английского друга Питера Уотэрмэна - редактора журнала "Всемирные студенческие новости", мы связались с немецким поэтом Арно Рейнфранком, живущим в Лондоне, который приехал к нам вместе со своей женой Эрикой Рунге. С помощью секретаря студенческого Совета СССР Николая Дико мы привлекли к работе студентов- иностранцев, стажировавшихся в Москве. Образовалось потрясающее международное сообщество, свято верящее, что оно принадлежит к поколению, перед которым история поставила задачу построить мир без войн и насилия.

***

Над фильмом "Венский лес" мы работали три года. Три года жизни, пронизанной одной всепоглощающей идеей, объединившей нас на всю жизнь. В титрах мы написали просто: "Над фильмом работали", указав только имена и страны, потому что воистину это был коллективный труд и каждый вложил в него не только свое профессиональное мастерство, но и душу. Одну из главных ролей -Алексея - должен был сыграть Василий Шукшин. Сцену разговора с Петером в Маутхаузене он написал сам. Когда он прочитал ее мне, я была поражена - как мог человек, никогда не выезжавший за границу, не общавшийся с людьми, подобными Петеру, так точно угадать атмосферу концлагеря и чувства, которые мы пережили там. "Атмосфера лагеря потрясла Алексея. Ровные, тупые стены, камни, с которых омерзительно дышала смерть: все просто и страшно. Он пробовал вслушаться в ровный, болезненный голос "экскурсовода", пробовал понять - кому и зачем пришла однажды в голову мысль так просто организованно умерщвлять людей - не мог этого понять. Это было непонятно. Как зачар ованный, смотрел он на детски-худую шею "экскурсовода", и сердце щемили острая жалость и боль - ведь так просто перебить эту шею, так просто отнять у человека жизнь".

Одно из сильнейших потрясений я испытала в Вене, когда в найт-клубе, куда завел меня Петер, чтобы "выпить чашечку кофе и поговорить", я впервые в жизни увидела стриптиз.

Однажды утром (Василий в это время жил у нас) он вышел на кухню с тетрадкой в руке.

- Что-то не спалось. Я тут набросал сцену в ночном клубе, может, сгодится. "На эстраду вышла женщина. Сильно, несколько нервно и трагично зазвучал скорбный аккорд. Все внимание Кати привлекла женщина в черном. Петер невольно смолк, наблюдая за Катей. Женщина в черном делает какие-то странные движения, очевидно, она охвачена неутешным горем. Музыка разрастается в лихорадочно глубокой неподдельной скорби. А женщина на эстраде вдруг... начинает раздеваться.

Катя огромными глазами следит за женщиной на эстраде. Петер обеспокоен ее вниманием к дешевому номеру.

Женщина уже обнажила грудь.

А люди в зале спокойно сидят, переговариваются, потягивают вино. Лениво посматривают на женщину. Откуда-то издалека доносится голос Петера:

- Она просто зарабатывает себе на хлеб, что вас так поразило? Это тоже труд. Несколько непривычный, но...

- Не надо! - вскрикнула Катя, - не надо. - В ее руке тоненько звякнул лопнувший стакан. Женщина в черном вздрогнула. Все оглянулись на Катю. Петер быстро встал, взял Катю за плечи и повел к выходу. Вслед им полилась музыка, уже игривая, с сексуальными подвываниями. На улице остановились.

Петер прислонил девушку к стене, разорвал чистый платок, стал перевязывать раненую руку.

Над ними, на стене, - ряд фотографий женщин с номерами на груди. Что-то отдаленно напоминает ту стену, возле которой шли днем Петер и Алексей".

На стене в Маутхаузене, где мы были вместе с Петером, помещены фотографии голых женщин с номерами на груди, которых загоняли в газовые печи.

Когда Вася кончил читать, Юра сказал:

- Это как-то уж слишком в лоб!

- И ничего не слишком! - заволновался Наум. - Это именно убийство, и, может быть, куда страшнее, чем физическое! Вспомните: "Не бойся убивающих тело, а бойся убивающих душу!"

Вася сказал:

- И потом за заповедью "не убий" сразу идет - "не прелюбодействуй".

Далеко смотрел Шукшин.

***

С Петером мы все-таки встретились. Однажды в нашей квартире раздался звонок.

- Ренита! Это Петер.

Мы не виделись почти сорок лет, но я сразу узнала его голос.

- Петер, это невероятно, ты откуда?

- Я из Мюнхена. Я был в Москве, пролетом из Японии. Наум Клейман, директор музея кино, показал мне "Венский лес". Мы звонили тебе, но тебя не было. Мы должны обязательно увидеться.

Я приеду, мне надо очень много сказать тебе.

- Приезжай, Петер, буду очень рада.

Он приехал в июне 2003 года с молодым кинооператором, его учеником. Мы обнялись.

- Ты не возражаешь, если мой молодой друг Конрад будет снимать немножко?

- На профессиональную камеру?

- Конечно.

Я рассмеялась.

- Твой вариант "Венского леса"? Давай, только сначала накормим твоего молодого друга. Я познакомила Петера и Конрада с Инной Выходцевой - замечательной актрисой. Мы вместе учились во ВГИКе, а когда проходили режиссерскую практику у Герасимова на фильме "Тихий Дон", рекомендовали ее на роль Анны Погудко, которую она блистательно сыграла. Все это мы с Юрой рассказали за столом. У Конрада заблестели глаза, и Инна стала главным объектом его кинокамеры".

Ренита Григорьева ("Алтайская правда", август 2006 г.)

Комментировать Всего 5 комментариев
Вот хотя бы для этого необходимо ЖИТЬ -- чтобы удивляться ЖИЗНИ и ее чудесам)))

Эту реплику поддерживают: Мария Имас, Сергей Любимов, Марина Романенко

Через 10 минут поставлю еще отрывки из этого фильма -  к сожалению, у меня есть только то, что выбрал сам Шамони для показа на юбилее.

При всей пафосности здорово снято, с внутренним ритмом и напряжением и, как это ни странно при такой теме -  без вранья.  

Светлая память!

Владимир, спасибо за рассказ. Я не знала этой истории, да и не могла знать: не обсуждали. :-)))

Вообще, сумасшедший дом (в хорошем смысле "дежа вю" - если дежа вю хороша). :-)))))

Мы с Ренитой Андреевной довольно много общались в 1990х. У меня очень-очень-очень небольшой круг киношных знакомых. Но она дружила с теми, с кем дружила я. Поэтому при разности возрастов общались "не по делам". :-)))))

Знаете, а мне её работы, включая "Венский лес", не особо нравятся. История ДИВНАЯ и очень советская. По-честному советская, а не из агиток с советской стороны или клюквы с западной (типа "Московского дома" с Шоном Коннери и Мишeль Пфайфер).

Сама история богаче и интереснее фильма. Фильм "Венский лес" несколько школярский. С попыткой настроения, но без настроения. С попыткой темы, но без темы. Всё "как бы студенчески", "как бы по прописям".:-)

Ренита Андреевна всё же популяризатор, менеджер, общественный деятель сильнее, чем режиссёр. То что она делала раньше (не знаю, как сейчас - я выпала из обоймы) в своих рериховских, православных .... прочих ареалах удачнее. Хотя тоже есть некое "отсутствие полёта". :-)

Но она чудесная. Спасибо ОГРОМНОЕ, что напомнили о двух хороших людях. Которые правильно встретились и правильно провели встречу в венском лесу - встречу, которая, видите, продлилась во всех смыслах годы.

У Рениты Андреевны, кстати, день рождения, по моему, близок. Или путаю? Пошла гуглить. :-)))))

СПАСИБО!

PS Вдруг подумалось знаете что про Рениту Андреевну? Она для своих фильмов (не только документальных - художественных тоже) берёт реальные истории. Плюс снимает друзей. Есть у неё фильм "Говорит Москва" (про войну) - там чудесный молодой Борис Невзоров и Людмила Зайцева.Тоже реальная иcтория (не помню про кого).

Суть не в этом. У Зайцевой в жизни глаза потрясающего цвета: светлые, но не голубые, а бежевые, светло-ореховые. Удивительно. В других фильмах это как-то не "высвечивается", а здесь - есть. Хотя это оператор, скорее.

Но Невзоров и Зайцева - её друзья. Во всяком случае, были тогда, в 1990х. Не просто актёры, а друзья. Участвовали в совместных общественных делах, в гости ходили друг к другу ... :-)

Простите за offtop.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин