Все записи
15:28  /  31.08.15

5977просмотров

Слоны, Моцарт и роль стабильного стула

+T -
Поделиться:

(На правах саморекламы)

 

...И тут стул отъехал...

 

   Но все по порядку. На мастеркурсах в Австрии я, помимо всего прочего, давал концерт-лекцию, которая называлась  Klassiker der Klassik ein wenig anders: "Заглянуть через плечо творца и узнать потаенные мысли  Бетховена, Моцарта, Шумана,  Рахманинова... Для млада и стара, любителей и нелюбителей музыки популярнейшие фортепианные миниатюры в исполнении пианиста и композитора" – то есть, меня.  Нахлынули забытые студенческие чувства: я-то собирался играть и рассказывать участникам курсов, но уже за день до этого другие педагоги – профессора Венской консерватории и зальцбургского Моцартеума – начали меня расспрашивать и сказали, что тоже обязательно придут послушать...

Тут же мне вспомнился анекдот о трех цирковых слонах, на которых стоит мир, и которым перед каждым выходом на арену ставили клистир. Там самый молодой все время кричал: "Нет, не хочу, нет, больно, ааааа!", постарше брюзжал: "Каждый раз одно и то же! Как долго еще должны мы это выносить! Что за кошмарная работа...". И только самый старый стоял спокойно и ждал, а в момент процедуры медленно поворачивал голову к дрессировщику и спрашивал: "Ну, как там сегодня зал?"

 

    Это была невероятная наглость с моей стороны – играть перед профессорами прославленных консерваторий Европы, особенно если учесть, что за последние 3 года я стоял на сцене всего пару раз, полностью переключившись на сочинение музыки и даже забросив преподавание (или, как говорят, "преподдавание") – но что было делать? Кстати, переключение с высокого на низкое  –  например, с Моцарта на слонов – для музыкантов дело привычное: так небожители спасаются от слишком разреженного воздуха своих парнасов и олимпов. На этих мастеркурсах пользовалась большим успехом русская поговорка  в моем переводе: " В первую очередь, музыкант – это тонкая артистическая душа, и только потом – грязная пьяная свинья" ("Ein Musiker ist in erster Linie eine feinfühlige schöpferische Natur, und erst dann – ein schmutziges Saufschwein".) 

Итак, я играл известную каждому классику и заглядывал композиторам через плечо. По моей всегдашней рассеяности, пару раз я загляделся так, что задел какую-то лишнюю клавишу (как всегда, это случается в простейших, тихих и медленных местах)б после чего пришлось заявить студентам, что делал я это намеренно – для того, чтобы они не чувствовали между нами такой огромной пропасти. 

Всем все безумно понравилось, даже профессорам Венской консерватории. Я даже подумал – может, с консерваторией что-то не то?  После концерта пили вино и долго разговаривали, все снова восхищались русской пианистической школой с ее непрерывностью интерпретаторской мысли (тут я подумал, что сейчас и с прерывистой-то большие проблемы) и долго расспрашивали о деталях моих трактовок Рахманинова.

Удивительное дело – ни в Вене, ни в Зальбурге никто и не подозревает, что повсеместно играемая концовка знаменитой ре-минорной Фантазии самому Моцарту не принадлежит. Она мне всегда жутко не нравилась – меня просто воротило от ее глупой бравурности и отсутствия драматургической арки. Это у такого-то драматурга, как Моцарт!  Когда я узнал, что он ее и не писал, я воспрял духом и нашел замену.  По поводу придуманного мной окончания все сошлись на том, что студентам старый вариант надо запретить играть и что Моцарт, наконец- то, дождался того, кто разгадал его замысел (тут мне показалось, что вот вот постучится Черный человек и заставит меня переписывать Реквием). 

Vladimir Genins Foto. 

 И никто, никто не заметил произошедшего во время концерт и той жуткой пропасти, над которой я некоторое время зависал! Дело в том, что я ненавижу эту навороченную концертную банкетку, которая издалека похожа на маленького черного барашка  – она слишком мягка и колышется под задом.

 Кроме того, она своими острыми копытцами так врезается в деревянный настил сцены, что ее с места не сдвинешь. А я нашел себе простой стул. Сижу я всегда очень далеко от рояля и на самом ребре, чтобы иметь максимальное пространство для парения и воспарения.

И вот перед самой кульминацией последнего сочинения – до-диез минорной прелюдии Рахманинова (знатоки оценят, насколько был подходящ именно этот момент!) от какого-то резкого взмаха стул отъезжает еще на несколько сантиметров (как в фильме Shine... А вот банкетка бы устояла!), – и я парю уже практически без опоры всю эту кульминацию, ожидая каждую секунду, что немузыкально рухну задом на сцену в присутствии союза молодежи, студентов и профессуры...

Короче, кто хочет это услышать и увидеть – постараюсь в точности воспроизвести этот трюк в Мюнхене 24го сентября. Вход бесплатный!  www.piano-fischer.de

Но так точно не будет - уж извините! 

 

 

Комментировать Всего 17 комментариев

ух ты, какой классный юмор! у меня все семья собралась смотреть, услышав мой хохот.:)

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Анна Квиринг

Пишите, пишите! Потом я уберу это дурацкое видео, и сделаю вид, что это все обо мне. 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

уберу это дурацкое видео, и сделаю вид, что это все обо мне

А мне нравится видео. Вообще-то, мне кажется, в искусстве нынче слишком много натянутой важности. Как альтернативу, взять хотя бы Пушкинского Моцарта. Не знаю, сколько Пушкин понимал в музыке, но уж в гениальности понимал :) Сухая напыщенность начинается там, где из искусства творцы выжимаются "учеными дамами и дженлельменами-интерпретаторами" :(( А выжаты они нынче почти повсеместно (

Конечно! Но это видео и так всем, по краней мере в Европе, хорошо известно. А не было бы смешно - я бы не стал его сюда помещать.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Володечка, как вы с Рахманиновым переменились с нашей последней встречи! Хоть по-прежнему смешно и талантливо..

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Ты имеешь в виду этого, с палочками? И за кого из нас двоих ты его приняла?

Что, он самозванец?! Вот каналья! 

Конечно же, я думала, что ты за роялем, а Рахманинов тебе палочки и реплики подаёт. Так а кто эти двое? И где тогда вы с Сергеем?

Сережа стул держит. Он терпеть не может, когда его - китайскими палочками. 

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Михаил Аркадьев