Все записи
19:03  /  29.07.20

1884просмотра

Принудительное очищение. Европейский углеродный налог заставит российский бизнес «зеленеть»

+T -
Поделиться:
Фото: Marcin Jozwiak/Pexels
Фото: Marcin Jozwiak/Pexels

Если кто-то по наивности надеялся, что мировой кризис снизит накал борьбы с глобальным потеплением, то эти надежды не оправдались. Экстремально низкие цены на нефть и газ никак не повлияли на темп вытеснения традиционных источников энергии возобновляемыми. Нефтяные котировки еще удалось поднять до 40 с небольшим долларов за баррель, благодаря беспрецедентному снижению добычи главными поставщиками «черного золота» на мировой рынок. Хотя многие аналитики отмечают, что добывается все еще больше, чем потребляется, поэтому новое падение к нулевым отметкам еще возможно. С газом, добыча которого не регулируется никаким международным картелем, вроде ОПЕК, все обстоит еще хуже. По мере заполнения хранилищ сжиженного природного газа прогнозы все более мрачные.

В этих обстоятельствах многие нефтяные компании, имеющие богатый опыт добычи на шельфе, перестают строить в прибрежных водах буровые установки и ставят вместо них огромные мощные ветрогенераторы. Royal Dutch Shell, Statoil и Eni осваивают Северное море. Даже в США, которые при Дональде Трампе вышли из Парижского соглашения, шельфовые ветропарки набирают популярность. По оценке компании Wood Mackenzie, инвестиции в такие проекты в ближайшие 10 лет могут сравняться с инвестициями в разработку нефти и газа.

На атлантическом побережье США в ближайшие годы могут появиться мощности по генерации 22 000 мегаватт — этого хватит, чтобы обеспечить энергией более чем 10 млн американских домохозяйств.

Для российского нефтегазового сектора, а значит и для всей российской экономики все это не самая приятная тенденция. С энергетическим переходом, несмотря на бурную активность главы Роснано Анатолия Чубайса, который пытается развивать в стране солнечную и ветроэнергетику и инвестирует в проекты хранения энергии, Россия явно отстает. Особенно от Китая, который, несмотря на огромные запасы угля, за последние годы стал мировым лидером как по производству солнечных панелей, так и по строительству солнечных электростанций.

Развитие возобновляемой энергетики за пределами России, которое может серьезно сказаться на бизнесе отечественного нефтегазового сектора, — это еще полбеды. В Европе сейчас обсуждается введение трансграничного углеродного налога, которым будет облагаться товары, поставляемые в Евросоюз компаниями, не отвечающими экологическим требованиям. Для российских экспортеров это далеко не самая приятная перспектива.

6 июля аудиторская компания KPMG представила в Российском союзе промышленников и предпринимателей доклад, где оцениваются последствия появления европейского углеродного налога. Компания проанализировала три сценария. Самый мягкий исходит из того, что сбор введут только в 2028 году.

Облагаться будет разница между фактическими выбросами углекислого газа, которые были сделаны при производстве того или иного товара и эталонным европейским уровнем. Даже в этом мягком сценарии до 2030 года российские экспортеры пополнят европейскую казну на 6 миллиардов евро.

Причем основная нагрузка ляжет на экспортеров газа и меди.

Базовый сценарий — это введение налога с 2025 года, причем взиматься он будет не с разницы, а со всего объема прямых выбросов. И расходы российских экспортеров в этом случае до 2030 года составят уже 33 миллиарда евро.

Самый негативный для российского бизнеса сценарий — если налог введут уже с 2022 года, причем при его исчислении будут учитываться не только прямые, но и косвенные выбросы, которые были сделаны партнерами и поставщиками непосредственного производителя товара. При таком варианте ценник до 2030 года перевалит за 50 миллиардов евро.

В том, что европейцы рано или поздно распространят жесткие экологические ограничения, которые вынуждены соблюдать европейские производители, на всех, кто хочет торговать на европейском рынке, сомнений не было с момента принятия Парижского соглашения по климату. Именно об этом сценарии предупреждал все тот же Анатолий Чубайс, который еще год назад говорил о том, чем может обернуться введение мер «углеродного протекционизма» в ЕС для российского экспорта . Тогда «капитаны российского бизнеса» в лице РСПП предпочли торпедировать присоединение России к Парижскому соглашению, что по-сути означало «страусиную» позицию, надежду на то, что проблема сама как-нибудь рассосется. В результате было потеряно изрядное количество времени.

Россия соглашение в прошлом году ратифицировала. Хотя и с задержкой в 4 года. Однако реально что-то делать для существенного сокращения выбросов в стране никто особо не торопится. Если повнимательнее вчитаться в те обязательства, которые приняла на себя Российская Федерация, можно прийти к парадоксальному выводу: объем выбросов парниковых газов страна в обозримом будущем намерена не снижать, а наоборот — наращивать.

Теперь, когда встал вопрос о введении в Европе трансграничного углеродного налога, все ухищрения, вроде попыток подсчитать поглощение углекислого газа бескрайними российскими лугами и болотами, прибрежными водами и регулярно горящими, «неуправляемыми» лесами, приниматься во внимание никем не будет. «Чистота» производства будет подсчитываться для каждого производимого продукта. И даже если поначалу пройдет самый мягкий и благоприятный для российского бизнеса вариант, можно не сомневаться, что условия и требования постепенно будут ужесточаться. И те, кто еще совсем недавно крутили пальцем у виска в ответ на строительство в России солнечных электростанций и ветропарков, потянутся в очередь за «чистой» энергией, которая поможет экономить на поставках в Европу вполне ощутимые миллиарды евро. Они же начнут присматриваться к новым материалам и технологиям, относительная дороговизна которых с лихвой будет окупаться экономией на европейском углеродном налоге.

Комментировать Всего 1 комментарий
Если беспорядки невозможно прекратить, их следует возглавить.

С порядками дело обстоит ровно так же.

Сейчас людям нужно электричество, и потребителю неважно, из чего оно было произведено.

Приняв это утверждение в качестве аксиомы, нефтедобывающие компании просто обязаны возглавить движение в сторону чистой энергетики и вкладывать прибыли в производство электроэнергии из возобновляемых источников. 

В этом их могут поддержать Интернет-гиганты - они больше всех в мире заинтересованы в том, чтобы электричество было.

Сделав такой выбор, нефтяные компании получают шанс сохраниться и продолжать получать прибыль, Интернет-гиганты - развиваться и продолжать получать прибыль, человечество - сохраниться физически и сохранить свои привычки.

Вроде всем выгодно - а делается пока крайне мало.

Непонятно, чего ждем - один Трудный Подросток (сокращенно ТП) в одном горном местечке уже что-то говорил. Или нужно было свистнуть?