Все записи
01:15  /  27.10.11

452просмотра

Фестиваль в городе Плес

+T -
Поделиться:

 

Почти все мои друзья каждый сентябрь ездят в город Плес. Почти каждый сентябрь и половину октября я слышу какие-то просто-таки дикие восторги. Тут надо учесть, что понятие "мои друзья" в моем случае имеет слегка психиатрический оттенок. Все ж музыканты. Люди глубоко и безнадежно нездоровые. Того факта, что Плес - один из уютнейших городов России, или того, как красив высокий берег Волги, и даже того, как легко там дышится - было бы для них недостаточно. 

Дело в том,  что наш друг, замечательный пианист Алексей Гориболь, придумал в Плесе фестиваль камерной музыки. 

Фестиваль, названный "Левитановским" (по понятным причинам), проводился в этом году в 4 раз. Я поехала скорее за компанию, так как музицировать меня туда (пока что:))) не приглашали, а проку от меня как от журналиста давно нет - поскольку я давно никакой не журналист. Ну, думала, поеду, посижу у костра, отдохну от Москвы.

Меньше всего я ожидала, что эта поездка окажется такой важной, такой значимой, по множеству причин, ни одна из которых не была предсказуема. 

Мы поехали с подругой, музыкальным критиком Юлей Бедеровой, на машине. Мы останавливались пообедать в Суздале, где любовались пластмассовыми розовыми плюмажами на головах туристических лошадок, запряженных в уродливые кареты (не иначе Елена Батурина приложила к ним свою руку, вкус и стиль). Мы видели сотни (правда! сотни!) гигантских плюшевых зайцев, которыми торгуют на трассе те несчастные, которым этими зайцами местная фабрика выдает, видимо, зарплаты. Мы плутали по городу "Иваново", который и вправду город невест, судя по количеству свадеб. (Господи, господи, ну где, где они берут эти  невообразимые торто-платья?!).  

Что-то начало происходить в тот момент, когда мы увидели табличку "Плес". 

Сначала, странным образом, с обочин исчез мусор. Потом показались старые дачи, с резными наличниками, и высоким крыльцом - все в точности как и в других городах по пути к Плесу - с то разницей, что рядом с этими домиками уже не стояли гигантские зайцы, из окошек не вопило радио шансон, а стены не были покрыты сайдингом.

Мы приехали за час до концерта, и нас быстро поселили  в гостиницу "Соборная слобода", про которую мне теперь хочется написать штук 200 статей во всевозможные профильные издания, потому что это кайф.

Старые плесские дачи были куплены бизнесменом Алексеем Шевцовым (теперь он мэр Плеса), его жена Наталья Шевцова придумала весь дизайн внутри, и в результате, изумительные, с просторными сенями, печками и широченной доской на полу, дома обрели правильный европейский лоск, не потеряв в каком-то дореволюционном уюте и настоящести. Каким образом сочетание русской печки и английских шелковых портьер может в итоге давать ощущение абсолютной стилистической целостности? Дизайн не заигрывает с понятием "русская старина", не прикидывается целиком и полностью подлинным, но  рождает ощущение, что находишься внутри "Неоконченной пьесы для механического пианино", ощущение, за которое не жалко любых денег. Чехов, размеренная дачная жизнь, в которой сон после обеда становится 11 заповедью, а яблочность или неяблочность года - важнейшей темой разговоров.

Я так подробно пишу про эти дачи, потому что это правда одно из сильнейших впечатлений последнего времени. Я думала, к России слово "порядок" не имеет никакого отношения. Я думала, хроническое отсутствие вкуса - проблема национального масштаба, проблема посерьезнее всех дураков и дорог вместе взятых. И уж точно я не ожидала этой прихотливой игры стилями, ехав в крошечный город на Волге.

Но дальше - больше. Весь город словно участвует в театральной постановке под условным названием "Идеальная Россия". Везде, во всех кафе играет приятная тихая музыка. Все, от официантов (кстати, во всей России не сыскать кофе лучше, чем в кофейне на набережной, в городе Плес!), заканчивая пожилой аптекаршей и уличными торговцами копченой рыбой, все эти люди разговаривают каким-то совершенно особым образом. "Да! Сию минуту! Конечно! Садитесь, пожалуйста! Что вам порекомендовать? Вы прекрасно выглядите! Хороша ли была прогулка?". Я не знаю, насколько искренни их улыбки, не знаю, учили ли они весь этот, исполненный бесконечной любезности, текст или произносят его по собственной воле, я не знаю, была ли в начале 20 века тут та же кофейня, или это все талантливая имитация, но знаете что? Мне это совершенно не важно. Потому что контраст между Плесом и всеми остальными городами по пути от Москвы к Плесу (а по сути, и всей Россией) таков, что рассматривать причины под микроскопом не возникает желания.

Само собой, какая-то журналистка немедленно выяснила, что в городе чудовищная обстановка, что к мэру Шевцову масса претензий, что он ведет себя как "добрый" барин, а весь город, хоть и довольные, но все-таки крепостные крестьяне. И еще массу кровавых подробностей. Я не знаю, права ли она. Но елки-палки, за красивые занавески в гостинице в этой стране можно многое простить. А крестьяне (если они и крестьяне) уж лучше пусть довольные, чем хамские и злые, как во всей остальной стране. 

Фестиваль, задуманный и осуществленный силами пианиста Алексея Гориболя, проходит в крошечном зале под названием "Дачный театр Шаляпина", в этом зале нет отопления, а об акустике и речи не идет, но мэр, вроде бы, обещает к следующему, юбилейному фестивалю, выстроить новый зал. Это было бы здорово - потому что программы фестиваля, и в меру попсовые (с оперными хитами), и более элегантные, и прямо-таки блистательные - нуждаются в том, чтобы быть услышанными. Нынешний фестиваль, приуроченный еще и к юбилею своего автора, заставил в очередной раз восхититься редчайшим сочетанием его организаторских и творческих талантов. Гориболь, центр всех и всего вокруг, обьединяющее звено для десятков разных музыкантов, любитель яростных тостов и сногсшибательных гипербол ("Он гений! Она звезда! Это самая великая музыка в истории!"), преображается, стоит ему сесть за рояль. Это тончайший музыкант, за каждой нотой которого и жизнь, и слезы, и любовь. Музыкант, играть и петь с которым - настоящее удовольствие (это очевидно даже мне, ни разу с ним не певшей!). Музыкант, по-настоящему знающий, что такое ансамбль. Что такое партнерство. И не теряющий, при этом,  собственной яркости.  Именно ему нужно сказать спасибо за приглашение в Плес нескольких музыкантов, "сделавших" в этом году фестиваль. В первую очередь, это пианист Петр Айду - музыкант настоящего, без компромиссов, говоря шершавым языком штампа - "служения искусству" и тонкого, выдержанного, благородного чувства юмора, ювелирной иронии и безупречного стиля. Зажигал на фестивале и контрабасист Григорий Кротенко, настоящий человек возрождения, именно про таких говорят "талантлив во всем". Австралиец Эндрю Гудвин, примчавшийся в Плес прямиком из Мариинки, где, по слухам, блестяще спел Тамино в Волшебной флейте покорил публику (и снова штамп, но что делать, если иначе не скажешь?!) дефицитным сочетанием блестящей вокальной формы, изумительной культуры и знания стиля (шла ли речь о Бриттене, Бетховене и Чайковском). Нельзя не вспомнить (а точнее, невозможно забыть) и игру виолончелиста Рустама Комачкова, настоящего лирического героя, всегда держащегося как бы в стороне, в тени, и умеющего завоевать зал своим исключительным глубоким талантом, без спецэффектов и шоу. 

 

В следующем году обещают больший размах праздника - все-таки фестиваль пройдет в пятый, юбилейный раз. Не знаю, кто и что будет играть, не знаю, будет ли уже построен новый зал, но знаю точно, где буду сентябрьскими викендами 2012. Чего и вам желаю.