Все записи
12:30  /  11.11.11

18960просмотров

При Сталине такого не было. «Руслан и Людмила» в Большом театре

+T -
Поделиться:

Я не собиралась писать текст про «Руслана и Людмилу», потому что я не журналист, потому что мне всегда было сложно писать про то, что мне очень близко, писать про это так, чтобы получилось что-то осмысленное, а не восторженный бабский вой.

Но в свете происходящих событий я не могу про это не написать. В каком-то смысле это мой гражданский долг по отношению к певцам, режиссеру и театру, который мне не безразличен.

Истерика, которая происходит уже который день по поводу «Руслана и Людмилы», достигла каких-то прямо беспрецедентных по московским оперным меркам масштабов. На ТВ происходит нагнетание трагической интонации «Доколе?!», в интернете люди бьются не на жизнь, а на смерть, блоги кипят фотографиями голых женщин на сцене великого театра.

При этом ничего такого уж провокативного в этом спектакле нет. Это понятно любому человеку, бывавшему в любом европейском оперном театре — от Берлина до самых до окраин. В нем нет натурального полового акта с абсолютно голыми певцами, нет бутафорской крови, заливающей весь зал, нет избиения младенцев, уродливо показанной смерти, ведер с говном на сцене (с соответствующим запахом!), нет педофилов, маньяков и наркоманов на сцене — словом, нет ничего из того, что вы легко можете обнаружить на лучших сценах мира.

Какой пример привести? Это как загорает женщина на пляже в бикини, а вокруг выстраивается толпа и кричит «Позор!», «Вон с пляжа!» Сначала сложно понять, в чем вообще проблема-то? Потом понимаешь: у нее же — о ужас! — голые ноги и голые руки! Вот же кошмар! И это на берегу великой Волги-матушки! Доколе! При Сталине такого не было!

Примерно таков уровень абсурда, происходящего вокруг этого замечательного спектакля.

Да, в этом спектакле, вне сомнения, есть некоторая провокация. Но она не в том, в чем увидели ее те, кто кричал «позор». Он провокативен кокошниками, русскими палатами и витязями в доспехах. Он провокативен ровно тем, о чем так тоскует публика, орущая «позор» пуховику и бабам.

Этот спектакль обманывает ожидания. Он заставляет пройти трудный путь. Он призывает к диалогу или, на худой конец, к размышлению. Нелегкому и неоднозначному. Выводы, к которым вы придете, если решитесь пройти этот путь, неизвестны, это не беспроигрышная лотерея, гарантий нет. А почему я должна его проходить — я, купившая билет, сделавшая завивку и гладившая платье полтора часа, — почему я должна? Я хочу сесть в это великое бархатное кресло и получить свою долю удовольствия, свой кусок жирного пирога.

Открывается занавес — во всю ширину сцены, все участники оперы в сарафанах, кафтанах, стразах, кокошниках, и все такое розово-голубое, свадьба же, праздник у людей, как писала когда-то Юлька Бедерова, «и у всех настроение хорошее». Все эти нарядные люди стоят на сцене, лицом к залу, а за ними — палаты а-ля рус, и все такое голубое, лазурь-березки-лобзанья. Хочется выключить все это, потому что это режет глаз, потому что это не может быть правдой, потому что это — гипсокартон, пластиковая лепнина, фальшак.

Нате, подавитесь этим вашим великим русским искусством, этим вашим великим народом. Вы хотели кокошников — их есть у меня. Вас начнет тошнить от них минут через пять, но вы их хотели — получите, распишитесь, вы же в главном, блин, театре великой страны.

В глубине сцены два экрана, на сцене единственный ненарядный человек — оператор. Ну как же, какая свадьба без съемки, а потом кассету положить в коробочку, а на ней два человека в рамке из сердца, и два белых голубя. Оператор снимает все происходящее. Происходят тосты, песни, костюмированный праздник в духе великой Древней Руси, хлопушки, конфетти, веселые розыгрыши, великая русская традиция — выкуп невесты. Кто ж знал, что шуточное похищение станет похищением реальным? Вбежавшие охранники в штатском сообщают тревожное известие: в сценарии все не так.

Ровно в этот момент наиболее продвинутая часть нарядной, в стразах и на 20-сантиметровых каблуках, публики начинает чуять недоброе.

Сцена закрывается экраном, на который транслируется видео с двумя крупным планом показанными лицами. Это Финн и Наина.

Эти два человека всю жизнь выясняют отношения. Он верит в любовь. Ему кажется, он знает, что это такое. Она всю жизнь высмеивает его: никакой любви не существует, ну что за бред? Ее позиция сильна, его — вдохновенна. Обе понятны.

Давай, говорит она, подвергни испытанию этих молоденьких жениха и невесту, они сдадутся на первом же. Они предадут друг друга быстрее, чем закончится этот день. Они выстоят, говорит он. Но давай, давай посмотрим, окей. Может быть, если не я, то хотя бы эти люди докажут тебе, что любовь есть.

Первое испытание Руслана — испытание страшное, но не представляющее опасности для жизни. Все это не ново, мы видели это в фильме «Игра» — это мистификация, жестокий, но все же розыгрыш. Руслан оказывается в неком пространстве. Странном, страшном, замкнутом и по-своему очень красивом. За ним захлопывается дверь. Повсюду мертвые люди. («О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями» же). Находиться в комнате с десятком мертвых тел трудно. Гораздо проще сказать: выпустите меня отсюда, я не хочу этого, мне это не нужно. Руслан не отступает. Он пытается себя подбодрить. Я бы смог, я бы все смог, но вот только мне нужен меч.

В этот момент значительная часть публики смеется: какой еще меч нужен этому не очень интересному человеку в пуховике? О чем он? Что за бред? Подайте нам кокошники! Надо же, режиссер самоутверждается, а мы хотим видеть «витязя», героя, уверенного на 100 процентов в своей победе, а не сомневающегося, растерянного, дурацкого чувака в пуховике.

Все на самом деле очень понятно: ему нужно что-нибудь, за что можно зацепиться, что-нибудь, чтобы почувствовать себя увереннее, крошечная соломинка или, на худой конец, меч-кладенец. Руслан не отступает, и этим и выигрывает. Проходит на следующий уровень. Как потом выяснится, в следующий круг ада.

Как только Руслан покидает «поле», трупы-актеры встают, отряхиваются. Тело, конечно, затекает вот так лежать, но что делать, работа такая. Такой же фальшак, как кокошники во дворце бракосочетаний.

Второе испытание изощреннее. Кнут не подействовал — давайте пряником.

Дом с фальшокном, за которым фальшь-Альпы, дом, в котором живут фальшналожницы — никакие не проститутки, как написали некоторые критики, никакой это не бордель, конечно же! Это такие же актрисы, такие же лгуньи, как и 99 процентов людей вокруг вообще. У них контракт, у них работа. Сейчас придет мужчина, уставший, испуганный, растерянный. Ищет какую-то Людмилу. Вы его успокойте, развлеките, отвлеките. Цель проста: пусть он забудет эту Людмилу. Соблазнять его нужно тонко, тут важно не передавить, он же упрямый как осел. Так что вы не то чтобы тащите его в постель. Вы просто создайте такой мир вокруг него, из которого ему не захочется уходить. О, мы умеем так. Мы будем танцевать, веселиться, мы его напоим чаем, помоем ему ноги, мы оденем его в уютную мягонькую одежду, ему будет прекрасно у нас.

Обычно сцена в волшебных садах Наины — это сменяющие друг друга балеты. Мне всегда было непонятно, чем эти прекрасные балерины хотят соблазнить Ратмира, на какую удочку поймать — на фуэте и батманы? У Чернякова вместо балетов игры, веселье, кокетство, танцы, ролики, серсо, ленты. Все их развлечения так милы, так в меру фривольны, так обаятельны, что, право слово, оттуда не хочется уходить, даже зная, что все это вранье. Там хорошо. Там можно не заметить, как прошла твоя жизнь. Меня поражают пассажи в статьях некоторых критиков о том, что эта сцена «халтура», ведь создание «дивного мира» показано здесь так талантливо, так в музыку, на сцене находит отражение малейшее изменении гармонии, мелодической линии, это не оперная условность, это замечательное кино.

Там хорошо. Но одного только не учли. Горислава видит Ратмира. «Я страстью пылаю к прекрасному другу, а он, увлеченный толпою прелестниц, не видит, не помнит своей Гориславы!» Ну как это так?! У нас такое было «настроение хорошее», а она все портит.

Я не буду обращать на нее внимания. Зачем любить, зачем страдать, нам жизнь для радости дана, прекрасна ты, но не одна прекрасна. Она говорит: я все на жертву ему принесла. А он смотрит в зеркало. Это важно: он смотрит не на другую женщину, он смотрит в зеркало — меня интересует только моя жизнь, я не пущу в нее никого, я буду веселиться, я буду делать то, что хочу.

Зеркало — это очень прямолинейный прием. Кажется, режиссер тоньше этого приема, но именно потому он и действует. Помимо всех оттенков, тонкостей и нюансов в жизни есть белое и есть черное. Зеркало как образ эгоизма — это очень просто, и очень понятно, выпукло.

Испытания Людмилы страшнее во сто крат — так было всегда, так будет всегда: бездне унижений бросающая вызов женщина, все понятно. Но тут еще страшнее. Людмила не бросала никакой вызов. Она не Изольда, не Орлеанская дева, не Феврония. Она избалованная девочка в дурацком сарафане, хихикающая, молодая, ей свадьбу испортили.

А что ты так рвешься на волю? Чего ты капризничаешь? Чем тебе тут плохо? Посмотри, у нас тут красота, чистота, у нас тут маникюр, массаж, спа, у нас развлекательная шоу-программа каждый вечер (и нет, нам не кажется зверством жонглировать кусками сырого мяса, как людьми, чувствами и судьбами, нет, это весело, посмотри, посмотри, это же весело!!!). Посмотри в зеркало, смотри какая ты хорошенькая, смотри в зеркало, занимайся собой, собой, собой. Все, что от тебя требуется, — забудь Руслана, у нас таких Русланов пруд пруди, мы тебе получше подберем. Смотри, сколько платьев белоснежных и остроносых туфель в шкафу! Такая красота, мы так готовились, а она еще и недовольна.

Пересказывать, какой ад проходит Людмила, глупо — надо смотреть спектакль. Другое дело, что смотреть его среди людей, которые начинают свистеть и орать в голос, когда на сцене появляются две восточного вида массажистки, трудно. Что такого в том, что, соблазняя Людмилу остаться у Черномора, ей, помимо прочего, делают массаж? Неужели непонятно, неужели сложна мысль — вокруг нее пытаются создать идеальный мир, мир, в котором ей станет не до Руслана? Почему зал в этот момент сливается в едином порыве негодования? Массаж на сцене великого театра! Кошмар! Как страшно жить!

То, что приходится пережить Людмиле, — одиночество, давление, невозможность быть понятой, абсолютный контроль, насилие (моральное и, видимо, физическое) — она не может пережить так, как пережила бы это Изольда или Амнерис. Точнее, они бы не оказались в такой ситуации. А она оказывается. Она такая. Она впадает в шок, забытье, ни на что не реагирует, не может есть, говорить, ходить. Настоящий, медицинский шок.

Почему зал смеется, когда она проходит через этот ад? Потому что она в легкой комбинации вместо сарафана с кокошником? Все эти люди никогда не знали давления и унижения? Или, наоборот, знали и знают его так много, что неизбежен, как простейший защитный механизм, вот этот животный гогот? Это, кстати, добавляет смыслов, в какой-то момент начинаешь путаться, где сцена, где зал, где герои оперы, а где те, кто должны эту оперу воспринимать, принимать, понимать? Ведь эти люди в зале ведут себя точь-в-точь так же жлобски и жестоко, как персонажи, против которых они протестуют! Найдите 10 отличий! Вот гениальная режиссура.

Когда Людмила и Руслан оказываются дома, вокруг снова поет бесконечный торжественный хор. Сколько можно? Дайте им поговорить. Они изменились, они повзрослели. Им уже не нравится все это, все эти блестки, стразы и наряды. Они через что-то прошли, они выстояли. Просто дайте им поговорить.

Вновь увидев на сцене кокошники и сарафаны, публика как-то резко успокаивается. Очевидно, людям в зале не важны мотивации героев, их развитие, их состояния, им не важна актерская игра и дивные голоса, им не важен уровень оркестра и замечательная работа дирижера, им не важно, про что этот спектакль, им не важна история, которая в нем рассказывается. Им важно только, как именно она рассказывается. Им хочется, чтобы ничего не отвлекало их от сладкой дремы, чтобы на сцене было что-нибудь красивенькое и миленькое, они и про Пушкина с Глинкой думают, что это красивенько и миленько. Они не видят, не чувствуют ни юмора, ни эротики, ни тоски, ничего. Это — великое. Все. Не тронь грязными лапами. Вон из профессии. При Сталине такого не было.

Мне важно другое. После «Онегина», в котором никто (кроме Татьяны) не хотел слушать Ленского. После «Диалогов кармелиток», в которых два главных мужчины в жизни Бланш просто поворачивались спиной и спокойно уходили, когда она начинала говорить о важном. После «Воццека», в котором муж может поговорить с женой, только если она уже мертва и не будет с ним спорить. После всех этих лет режиссер Черняков ставит спектакль, который заканчивается сценой разговора двух любящих людей. Они уже не танцуют под дождем, как это было в его «Аиде». В жизни так не бывает. Когда начинается дождь, люди бегут в дом. Они разговаривают и учатся слушать и слышать друг друга. Ей больше не нужно зеркало, Руслан сам оденет ее, завяжет волосы в хвостик; он видит ее, она видит его.

В этом есть такая красота, такая высота и простота, что можно простить те недостатки, которые, вне всякого сомнения, есть у этого спектакля. Но вот выдержать крики, жлобство, точное совпадение омерзительных людей на сцене и в зале — вот на это нужно большее чувство юмора и более здоровая щитовидка, чем у меня. Меня это ранит.

Но все же. Этот спектакль выводит режиссера за рамки круга, в котором он много лет по собственной воле находился. Это спектакль, в котором есть и фирменная тоска, и фирменная боль, и фирменная красота сценографии, и узнаваемые методы работы с артистами — все как всегда. Но главное отличие в том, что в этом спектакле есть выход. Конкретный, точный и демонстративный.

Браво режиссеру, браво дирижеру и оркестру, спасибо певцам: выходить на сцену и петь, когда из зала прет жлобство, неспособность услышать, хамство и свист, — это подвиг. Оба состава совершенно удивительные, это один из самых удачных спектаклей Большого театра.

Если вы не видели этот спектакль, посмотрите его, он может изменить вашу жизнь, если вы готовы к мысли, что Волга впадает в Каспийское море, а слово «искусство» не синоним слова «развлечение».

Комментировать Всего 62 комментария
Иван Грозный у Шурика в гостях

И да, и нет. Попытки осовременить старые оперы мне симпатичней, чем аккуратное раскладывание старых консерв – я хочу разговора о вечном на понятном и близком мне языке, а за «устар.», если надо, и сам в словарь залезу (схожу в музей, послушаю пластинку, посмотрю видео). И в принципе, эксперименты Чернякова, которые я видел (а видел я всего-ничего, так что мнение мое нерелевантно), были любопытны. Но вопить «нафига» все же очень хотелось – и не в Чернякове дело. Мне показалось, что солисты Большого неубедительны в новых предлагаемых обстоятельствах – у них отличные голоса и поразительно несовременная психофизика; они негибки, тяжеловесны, искусственны в современных декорациях - «устар.» в словаре в неологизмов.

Константин, это смотря с чем сравнивать. Относительно драматических актеров - оперные, конечно, деревянные. Но относительно того, как эти же оперные существуют в других оперных постановках - тут они просто гениальные актеры, свободные и органичные...

Пение накладывает, к сожалению и как правило, за редчайшими исключениями (типа Уоркмена), определенные ограничения на твою физическую свободу. С верхним до особо не побегаешь по сцене.

Согласен, Варвара, не побегаешь. Но почему бы не попытаться найти этот баланс, чтоб и дыхание не сбить, и от церемонного вышагивания по сцене отказаться – в конце-концов, это Большой, а следовательно и возможности его (я полагаю) практически безграничны, да и ожидания не могут не быть высоки.

Еще относительно недавно говорили, что оперная певица должна быть крупной – мол, иначе, голос будет не тот. Но появились новые постановки, а в них заблистали и новые дивы – стройные, живые, темпераментные – по психофизике драматические актрисы, но с отличнымиголосами. И Нетребко весь Зальцбург с ума свела, и Гаранча. У новой оперы – новые требования. Черняков, как я понимаю, готов существовать в координатах новой (или обновленной? мне плохо знаком музыкальный лексикон) оперы, вопрос только в том, с кем ее в Большом ставить?

Мне кажется, здесь как раз этот баланс и найден. Людмилы в обоих составах - замечательные актрисы, Гориславы обе безумено иинтересны, Заремба просто гениальная женщина, чего именно вам недостает в их игре?

Варвара, спасибо за такое личное, пронзительное и  (при)страстное :)  описание спектакля! Я видела лишь одну постановку Чернякова - Евгений Онегин - и мне она очень (хотя и не сразу!) понравилась. Буду ждать с нетерпением, когда Руслана и Людмилу привезут в Лондон!

Ниче себе текст. На него и коммент -- соответствующий. Тебе спасибо. 

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Я присоединяюсь к Кэт. Отлично описана постановка.

Но мне кажется, что такую постановку не только в большом бы не оценили. Мэт обычно тоже так не рискует. У нас правда люди с балконов хамить не будут, но после первого же антракта выйдут.

Мария, большое спасибо за комплимент.

Но Мет это театр известный своим консерватизмом и коммерческими мотивами в выборе режиссеров и постановок. С Европой, в смысле продвинутости режиссуры, его не сравнить. Не в смысле, что он хуже, конечно же. Просто он совсем другой, как, кстати, и большинство американских оперных домов.

Согласна. Мет практичен - он эксперементирует в тех рамках, в которых он способен заполнить зал в 4,000 человек. Иногда эти эксперименты удачны, иногда - слишком консервативны на мой вкус, но зал заполняется. Это говорит о том, что Гелб хорошо знает для кого он делает постановки. А вот знали ли свою публику в руководстве Большого - это вопрос.

В отличие от Мет, в Москве просто вообще не существует понятия "публика Большого", равно как и "публика консерватории" или "публика филармонии". Ее, эту теортическую публику, надо формировать, воспитывать, опережать, так мне кажется.

Этим Иксанов занимается совершенно гениально. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Рябокобылко, Катерина Инноченте

Формировывать, воспитывать и опережать надо не только в Москве! Это, вообще говоря, и есть задача искусства. Что ты и сказала своей статьей. Причем так сказала, что и добавить нечего. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Валерий Зеленский

Спасибо дорогая. Не уверена что формировать и воспитывать это первоочередная задача искусства. Скорее, мне кажется, это воспитание является неизбежным следствием воздействия талантливых произведений на человека. Но не думаю, что большие художники, мастера, ставили себе целью воспитать кого-либо. Надеюсь, что и Черняков не об этом и не про это.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Варь, но ведь любая штука, которая заставляет людей задумываться, их воспитывает -- хотят они этого или нет. Я не имею в виду воспитание, когда над тобой стоят с линейкой и объясняют нудным голосом что такое хорошо и что такое плохо. Воспитание -- это скорее когда тебя сподвигают на собственные мысли и чувства. И в чем же, как не в этом задача искусства?! 

наверное, ты права.

мне всегда казалось, что единственная задача искусства - вызвать эмоции. ты об этом же?

да, об этом. только есть набор... как бы тут правильнее выразиться? звериных, что ли, эмоций, их очень просто вызвать. а есть гораздо более тонкий механизм, который связывает эмоции с обдумыванием и соответственно с прогрессом личности (мысль -- уже прогресс), вот вызывание эмоций такого плана с такими последствиями :) я и называю воспитанием. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Варвара Турова

Согласна со всем сказаным, но как мне кажется есть разные возможные скорости опережения публики. Можно сразу обухом по голове, а можно тонко, играя на нескольких уровнях. Судя по реакции, эта постановка скорее была обухом по голове. Увы, не превратится Московская (или же Нью-Йоркская) публика в Берлинскую после одной очень современной постановки, как бы нам с Вами этого не хотелось.

Только подстраиваться под публику -- это уже маркетинг, а не искусство. Ну, на мой взгляд. 

Эту реплику поддерживают: Нарине Удумян, Юлия Чернявина

но ведь кроме режиссера/дирижера, в театре есть еще и директора/интенданты/пиарщики? вот это уже их работа

Конечно. Но мне показалось , что Маша именно режиссера в данном случае имела в виду -- что это он публику обухом по голове. 

Да тут много разных проблем. Например, что в Москве довольно много людей, которым бы очень понравился этот спектакль, но почти ни одного из них я не видела в зале. Я вообще не поняла, кто были все эти люди. Какая-то дикая помесь между старичками, которые всю жизнь в этот театр ходили и неприятными мужиками в пиджаках и с женами, насквозь пропитанными лаком для волос. Вот этой всей модной московской стрелочно-винзаводовской тусовки - не было просто ни одного представителя. Даже странно. Обычно на Черняковских спектаклях они половину зала занимают. 

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье, Мария Генкина

Действительно странно... Я вот каждые 10 лет снова задаюсь вопросом, а пропитанные лаком тетечки когда-нибудь исчезнут, выродятся? Или традиция пропитки лаком для волос так и будет передаваться из поколение в поколение? 

судя по некоторым комментарием даже тут на снобе - это на редкость стойкая традиция. :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Отчасти ты права, но ведь если продадут только пятую часть билетов, следующей экспериментальной постановки уже может и не быть. Как здесь о маркетинге забывать?

У каждого театра есть определенная демография. Например, то что будет работать и на что соберут зал в БАМе, не прокатит в Мете. Я уверена, что для руководителей театра - это вполне осознанное решение на кого они хотят работать. Это не означает, что рассчитаное на одну публику будет хуже чем рассчитанное на другую. Нет, оно все может и должно быть очень хорошим, но совершенно разным.

А у Большого по-моему есть сейчас несовпадение между тем на кого они хотят работать и кто может заполнить зал. Я просмотрела календарь и у меня воздалось впечатление, что большинство последних постановок - современны. Хотите традицию - пожалейте постановку 47-го года, которую Вы уже видели сто раз. Мне кажется, что так тоже не должно быть, правда? (заранее прошу прощения если я не права об отсутствии традиционных свежих постановок - тяжело судить только по календарю :-)

Проклятый iPad заменил 'пожалуйте' на 'пожалейте', а исправить не дает.

Конечно тяжело судить только по календарю. Я и сама в Большом сто лет не была. Последний раз была на новой сцене (еще когда работала в России) на российской премьере Мадам Баттерфлай Энтони Мингеллы (помнишь, там свет был отрежиссирован очень новаторски) это был 2005 год. Так что понятия не имею, что там с Большим происходит. Но, судя по вариному рассказу, не застой. 

Почему одной? У нас все-таки тут уже ставили Фрайер, Конвичный, Бертман в конце концов уже лет 100 занимается обухами профессионально, да и Черняков уж не в первый раз...

Дело не в этой конкретной постановке, а в сочетании различных обстоятельств, которые, в итоге, и привели к тому, что произошло.

Прочитала,  как   сам   спектакль  посмотрела...   Очень  личная,  страстная     рецензия   как   представления  на   сцене,  так  и  в  зале...  Увлекло.

Спасибо большое!

Но все же посмотрите спектакль! 

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Варя, молодец, все правильно. Я горжусь Большим, который открылся после долгого перерыва именно этой постановкой. А публика... ну да, и на Воццеке тормозили - а какая постановка! - и тут кричали "позор". Обыватели, что с их возьмешь. Не уважаю. Даже думать о них не хочу. Только места в зале занимают. Я бы еще пару раз сходила...

Наташа, большое спасибо!

Но насчет криков - в муз.кругах ходит оч распространенный слух, что самые активные крикуны в зале были организованы и оплачены господином Кехманом, которого многие прочат на место Анатолия Иксанова.

Общее недовольство в зале это одно, а вот крики и свист - другое...

О, это плохой слух... Иксанов - боец, правильно мыслящий и правильно действующий. Он уже столько сделал для Большого...  А что, Кехману мало своего театра?

Наташа, вы такая прекрасная, что просто не можете себе представить, что вокруг не все так прекрасны:)))

Варвара, спасибо за такой искренний текст. Я не была в опере, но прочитав текст поняла, что и не буду стремиться, потому что такого рода осовременивание классиков мне просто не интересно. И это нормально: разве может всё всем нравиться? Но меня не будет среди скучающей публики, разочарованной в своих ожиданиях. 

Если в зале оказалась не та публика, значит не так и не тех позвали. Значит те, кто занимался рекламой и анонсированием не озадачились целевой аудиторией, но токмо стопроцентым заполнением зала, а, следовательно, именно к ним все претензии, именно им стоило больше думать об искусстве, чем о коммерческой составляющей.

Я не верю, что в Москве нет зрителя для радостного восприятия современных трактовок. Возможно, эта публика более молода и менее состоятельна, чтобы позволить себе билеты в Большой, но именно ей интересен и нужен сегодняшний язык Чернякова – не знаю, нужно изучать…

Розово-голубые кокошники-кокошник или бриллиантово-блестящие стразы-стразы. Пожалуй второе, надоело больше, потому что, как говорится, на каждом углу.

Думаю, не стоит нас ругать, поскольку тема «не поняли творца» не нова, как мир, и время всему определит истинное место.  Другое дело – правила поведения в общественных местах и степень уважения к артистам на сцене – это да… но уже не  об опере.

Для меня, как для зрителя всегда остается пара вопросов:

если есть потребность рассказать о дне сегодняшнем (а темы из века в век все те же), почему бы современную  постановку не ставить  на современную музыку, не использовать современный язык, почему бы не создавать произведения аутентичные, свои от начала до конца и не оставить Пушкина с Глинкой в их сказочных временах?  И здесь речь не  о наличии или отсутствии кокошников и сарафанов.  Неужели публика настолько не мобильна умом и душой, чтобы ей все разжевывать «на современный лад»?  Нужно тонкое чутье  режиссера, чтобы  современность подружилась с достоверностью. И таких примеров есть у нас.  Впрочем, «Онегин» мне был интересен … но глубже интеллекта не провалился…  

Ирина, спасибо за подробной ответ. Как вы понимаете, я с вами не согласна, но тем интереснее беседовать!

Скажите, если вам говорят - шерстяное пальто, вы сразу понимаете о каком пальто идет речь? Или, например, шелковое платье? сразу понимаете?

Думаю нет. Думаю, вам важен цвет, фасон, то, насколько плотный или тонкий материал, то, насколько он вам идет.

Так вот. Словосочетание "осовременивание классики" не значит ровным счетом ничего.

Потому что классическая постановка, с кокошниками и русскими полями может быть в миллиард раз пошлее, нашлее, омерзительнее и вульгарнее постановки с пуховиками и стразами.

осовременить или нет - это лишь метод.

Вы можете сказать одно и то же на английском, французском или китайском. И странно, когда вместо смысла вашей фразы, люди слышат лишь язык, и из того, что им не нравится как он звучит делают вывод, что вы говорить какую-то страшную гадость.

Понимаете, о чем я?

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Катерина Инноченте

Варвара, и мне приятно, когда есть несогласные :)) 

О, каким волшебеным кажется мир, когда начинает говорить на понятном языке. Это я про пальто: все, что связано с тканями - моя большая любовь. 

Здесь не стану спорить.

Бог с ними, моими  пристрастиями и любовями.

 Я не вижу смысла противопоставлять дурное традиционное хорошему новаторскому. Мне случается видеть отличные современные постановки по классическим произведениям и, если они удаются, то у зрителя появляется еще одна дырочка в черном ящике, еще один лучик, чтобы рассмотреть содержимое, как собственное, так и авторское.

Но выбор  метода должен быть чем-то обусловлен, он должен притендовать на иной смысловой взгляд, на новую точку сборки, на расширение смыслов, но не на смену фантиков. Если масло какао даже в небольших пропорциях заменить пальмовым маслом, то в какой фантик не заворачивай  "Косолапым мишкой" не станет. Нужно искать новых любителей новых сладостей.

Варвара,  если бы качественных анонсов, подобных Вашему тексту, было больше, то  Встреча с нужным зрителем произошла бы.  Я вот о чем. 

И коли в опере я не была, то не о  ней, конкретной, речь. И может быть это тот самый-самый случай, когда стало светлее и осмысленее.

PS "В защиту потребителя". Наш зритель так закормлен низкопробными продуктами культурно-массововой кухни, что м.б. сначала лечить, потом учить и только потом ожидать адекватного восприятия. 

Эту реплику поддерживают: Анастасия Постникова

и снова спасибо за такой подробный и внимательный диалог, это огромная редкость и огромное удовольствие!Про противопоставление "плохого" традиционного "Хорошему" новаторскому СОВЕРШЕННО согласна с вами! Я о том же - традиционное или новаторское для меня не имеет большого значения,это всего лишь метод, язык, способ сказать что-то.

Меня этот спектакль трогает не потому, что там пуховик, а не кафтан. А потому что меня трогает история, рассказанная там.

И потому же меня удивляют крики людей, не давших себе труд посмотреть внимательно на сцену. Они увидели только метод, способ разговора. Но не суть этого разговора. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Ну значит я знатно обтяпала свое черное дельце! 

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Варвара, восхитительный текст! Очень захотелось посмотреть... Как бы еще билеты достать?...

за похвалу - спасибо большое!!!

насчет билетов - один из 9 раз, которые я видела этот спектакль, я запросто, за 5 минут до начала, купила билет с рук у входа в Большой. за 2500 рублей. выбирайте любое место в центре. партер, амфитеатр, бельетаж, 1 ярус. если центр и первые 2 ряда - хорошо видно и слышно.

Эту реплику поддерживают: Виктор Майклсон

Надо Ваш текст в програмке напечатать, чтобы публика прочитала ДО спектакля. Думаю, что крикунов станет гораздо меньше и их дружно "зашикают".

Эту реплику поддерживают: Татьяна Хрылова

О ЧАЙКОВСКИХ, ПУШКИНЕ, ИЗДЕВАТЕЛЬСТВАХ И ЧЕРНЯКОВЕ

"Руслана" я пока не видел, но на "Онегине" Чернякова,простите, я не мог сдержать слез от глубины впечатления. Совершенно гениальное решение, особенно 1 акта. Перенос сюжета на век вперед, включение чеховских ассоциаций в пушкинский мир, что может быть логичнее, и при этом лиричнее ("лирические сцены"). Пронзительное, трагическое одиночество Татьяны и Ленского решены невероятно сильно и в точку. А какие подлинные и никогда не бывавшие именно в своей музыкальной точности режиссерские диалоги с ПАРТИТУРОЙ!Я должен остановить нечто несусветное и с исторической и с творческой точки зрения. Любовь Чайковского к Пушкину?! О чем это? Искалеченный, лишенный остроумия и интеллектуального пушкинского блеска вялый текст либретто, подвергавшийся неоднократно суровой критике? превращение одного из самых авангардных произведений начала 19 века, романа в стихах, по своей открытости, иронической незакончености, фрагментарности и при этом абсолютной ювелирной точности выполнения предвосхитившего Тынянова и Джойса, в "романтическую" иногда неприятную по сентиментальности и отсутствию вкуса (достаточно взять первый квартет "Слыхали ли львы" :))) историю для дам среднего света? Да Пушкин, ненавидевший вялый и темный "романтизм"(по его собственным словам) просто бы обсмеял в эпиграммах либретто, похвалил бы пару мелодий, и на этом бы дело кончилось. А почему все забывают, и не считают кощунством перенос Чайковским и его братцем действия "Пиковой дамы" на сто лет назад? Это что не издевательство над оригиналом великого поэта? Совершенно возмутительное, ничем не оправданное и не талантливое изменение великого пушкинского сюжета! Превращение Лизы из воспитанницы во внучку. Превращение Томского из внука графини вообще не понятно в кого. Дурацкая по тексту Баллада, от начала до конца выдуманная, грубо сработанная и превращающего друга графини Сен-Жермена, в похотливого старикашку?! А Сурин и Чекалинский, с их идиотскими репликами "смотри, любовница твоя"?! Апофеоз пошлости, эта "Пиковая дама" Чайковских и полное неуважение к Пушкину! И не просто неуважение, а не талантливое нечувствие пушкинского дыхания, остроумия, рефлексии высочайшего, оснащенного французским стилем, почти декартовского по остроте и силе пушкинского ума и самоиронии. И так в искусстве было и будет всегда. Черняков, несомненно один из гениев современного оперного театра. Кроме потрясающего и пронзительного "Онегина", он автор таких шедевров, как первый свой "Китеж" , как потрясающий, исторический по своей точности и смелости и опорой-отталкиванием от всего, что сделано на мировой сцене - "Тристан" в Мариинке, как "Хованщина" в Мюнхене,и прочее, прочее. Черняков феноменально музыкален в профессиональном смысле этого слова, влюблен в каждую ноту и в каждое слово композитора, которого ставит, но при этом живущий современный драматическим и оперным театром, которые, чтобы Вы не говорили, и как бы сами себя не убеждали, НЕ служанки привычно и нерефлективно понятного первоисточника. Что касается "Руслана", то я его не видел, и вполне возможно, это неудача. Так вот, Черняков, который уже является частью истории мирового оперного театра, может себе позволить неудачи, тем более на таком спорном в драматургическом смысле материале, как гениальный по музыке, и ужасающий по либретто "Руслан" (то же издевательство Глинки, над гениальным и совершенным пушкинским первоисточником, между прочим)

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье, Варвара Турова, Lucy Williams

На Орфее была развернутая рецензия Парина - отличная, по-моему. А вообще, сил нет объяснять людям, почему это хорошо. Какой глубокий мрак в мозгах! Какая-то костная, консервативная до жути уверенность, что все должно быть канонически - причем сами не понимают,  что канона нет. Надеюсь только, что Черняков никак не реагирует на глупости и, похоже, даже не против скандала, это его бодрит, наверное...  По крайней мере, я на его премьерах чувствую театральную жизнь, ее биение - помню, как на Воццеке мы с другом встали - одни в зале, на фоне в общем-то беснующейся толпы, и я просто чувствовала идейное противостояние.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

друзья!

Вот здесь можно посмотреть весь спектакль целиком.Расскажите потом, понравилось ли. 

http://liveweb.arte.tv/fr/video/Russlan_et_Ludmilla_de_Glinka__au_theatre_du_Bolchoi_a_Moscou/

Друзья! Посмотрели ли вы запись спектакля? Расскажите, каково вам!

Варвара, прекрасный текст! 

спасибо!А оказывается, куча людей в городе абсолютно убеждены, что этот текст  - заказуха! Представляете?!

Круть! 

Я бы на Вашем месте сразу прейскурант объявил и не скромничал! 

а вот как раз думаю, какие цены обьявить. я же не знаю контекста! боюсь занизить!

Искренность всегда вызывает наибольшие подозрения.

Эту реплику поддерживают: Варвара Турова

Поразительная история. Исполнитель партии Руслана (правда, во втором составе, чем, видимо и вызвано появление данного интервью) дал вот такое интервью. 

Мне не понять, как это вообще возможно - участвовать в спектакле, работать с режиссером и его же хаять (и нахваливать дирижера при этом! хоть бы раз все эти певцы-любители правды написали что-то подробное про дирижеров, так нет же, нам же с ними еще работать, лучше помолчу в тряпочку!). 

www.http://helikonopera.livejournal.com/2648.html

На мой взгляд все эти эксперименты сродни театральным эксперемента 20-х годов. Они имеют право на существование, но меня не умиляют. Эксперименты в государственных театрах, а не на частных площадках - настораживают.

Императорские театры во все времена были оплотом консервативного искусcтва. Генерал должен ходить как генерал. Помещик должен пить чай как помещик в тот исторический период который подразумевается в постановке, а мещанин должен держать чашку и носить платье именно как мещанин. Это просто необходимо для того что бы театр был учреждением культуры и выполнял свою образовательную функцию.

Есть еще функция воспитательная. Молодеж должна видеть в героях постановки образец для подражания. Юноши в Руслане, девицы в Людмиле.

Просто по причине того, что культура финансируется из бюджета. А большинство граждан консервативны и не одобряют расходование бюджета на высокое искусство.

нет, я спрашиваю почему "молодеж должна видеть в героях" то или се? почему искусство что-то вам или молодежи должно?

относительно большинства граждан - страшен будет тот мир, в котором большинство граждан будет решать как должен выглядеть оперный спектакль. 

Искусство не должно. Но искусство поступившее на государственную службу и получающее бюджетные деньги уже не свободное искусство. Большинство граждан имеет право решать давать ли деньги на оперный спектакль из казны. По этой причине все эксперементы спонсировались в большинстве своем не гражданами и казной, а меценатами.

Мастер волен в своих исканиях когда он сам себя кормит. А поступил на службу изволь обслуживать . Пошло, но жизненно.

Очень интересная рецензия и дискуссия.

Только что вернулась со спектакля.

Из постановок Чернякова видела только Макбет, про остальные читала. Но когда ты видишь это в реальности, впечатления захлестывают. Это все было очень тонко... очень драматично, с замечательными проблесками иронии.

Если не говорить о режиссуре, то все остальное тоже очень понравилось - актерское исполнение, чудесные голоса, хор, работа дирижера и оркестра, костюмы....

Хочу сказать о зрителях.

Несмотря на то, что с премьеры прошло уже почти 4 месяца (и все за это время могли прочитать критику, освежить оригинал, хотя бы бегло изучить стиль режиссера, подумать, стоит ли идти) - в зрительном зале просто ад! И через него так сложно было пройти. 

На белой сцене хохот стоял уже гомерический. Вообще не понятно, как насилие может быть смешным... Наверное только тогда, когда ты не понимаешь, что это - насилие? Я плачу, люди смеются.... Комментируют происходящее в голос, входят-выходят, говорят по телефону. Опаздывая на час, пролезают между рядами. Ощущение кинотеатра с большой красивой люстрой...

Это так точно отмечено Варварой: я постоянно путалась, где спектакль, а где реальная жизнь.... Версию "засмеивания" тяжелых моментов в качестве защитной реакции не поддерживаю. Ленивые, наглые и самоуверенные люди, не воспитанные, не уважающие ничего вокруг, не желающие думать и осознавать. И они не уходили! Потянулись к выходу только за полчаса до окончания... Конечно, их было меньшинство, но когда ты сидишь и не дышишь, эти бесконечные вспышки могут так измотать.

Для меня этот спектакль оказался "Игрой" в реальных обстоятельствах. Это одновременно яркий божественный свет и бесовский хохот, белое и черное, добро и зло как они есть в наше время, в Москве, в отдельно взятом помещении.

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Новости наших партнеров