[stamp-one]Сергей Мигдал, консультант по вопросам безопасности, бывший офицер израильской армии и полиции, рассказал «Снобу», что бельгийцы сделали неправильно и кто станет следующей целью террористов

Почему полиция пропустила смертника?

Места для терактов выбрали классические: транспортные узлы с большим скоплением пассажиров. Полиция и спецслужбы знают, что это типичные цели для террористов, но серьезные меры по усилению охраны не были приняты. Да, в Париже и Брюсселе появилось больше полицейских и солдат с овчарками и автоматами, но толку от этого немного.

Все знают, что пассажиров досматривают при регистрации, но в Брюсселе на въезде и на входе в сам аэропорт не проверяют никого. Ездят патрули, но сам вход не охраняется. Для террористов-смертников это означает, что они могут под видом обычных туристов взять с собой чемодан с взрывчаткой или сумку с автоматом Калашникова, зайти в главный зал аэропорта и начать стрельбу.

Чтобы предотвратить такие теракты, нужны совершенно другие меры безопасности, которые в Брюсселе приняты не были.  Придется отказаться от многих обычных удобств — это же удобно, когда ты быстренько садишься в свой автомобиль, быстро едешь прямиком до аэропорта и сразу бежишь к регистрации.

Необходимы вложения в инфраструктуру. Чтобы проверять все машины, которые идут в любой аэропорт, нужно менять инфраструктуру на нескольких километров на въезда, устраивать многополосную зону проверки, тренировать сотни, если не тысячи специалистов, которые умеют не только стрелять из автомата, но и провести короткий разговор с пассажирами, посмотреть им в глаза, проверить документы. Если делать это сейчас без подготовки, это приведет просто к многокилометровым очередям.

И все это стоит огромных денег и изменения принципиального подхода. Пока в Европе на это не решились. Каждый раз надеются, что это одноразовый случай, и как-то само обойдется.

Почему именно Бельгия?

В Бельгии есть несколько опасных районов, в том числе огромный гнойник, о котором все знают: район Моленбек. Эти районы — как малярийное болото для комаров. Там уже существует структура поддержки и помощи потенциальным террористам. Если не заняться этим, то опасность будет исходить оттуда постоянно.

Бельгия — слабое звено в западноевропейской системе безопасности, в которой и так полно недостатков. С одной стороны, привлекательность Бельгии для террористов обусловлена объектами, которые в ней находятся: штаб-квартира Евросоюза, Еврокомиссия, офис НАТО и очень многие европейские институты. С другой стороны, Бельгия — это страна, в которой самая слабая полиция и спецслужбы среди стран Западной Европы. Бельгия по своей природе — это искусственно созданное государство, раздираемое противоречиями между франкоязычными валлонами и фламандцами. Каждые несколько лет возникает очередная волна национализма, а партии, созданные по национальному и языковому принципу, не могут сотрудничать между собой.

Страна фактически разделена на несколько отдельных провинций. В таких условиях очень сложно принимать какие-либо серьезные решения, касающиеся безопасности, просто потому, что некому принимать эти решения. По этой причине, в том числе, полицейское начальство действует само по себе и национальная безопасность недостаточно сильна. Этот гнойный нарыв рос последние 25 лет под боком у Франции, Англии, Германии. Именно из Бельгии вышли люди, связанные с терактами в Америке 2001 года и с другими терактами во многих странах мира. Именно в Бельгию стали внедрять различные исламистские подпольные группировки; террористы чувствовали себя там в абсолютной безопасности, начиная от организации террористических групп, заканчивая рекрутингом для поездок в Афганистан, Сирию, Ливию и так далее.

Кто дальше?

Ближайшие два года ситуация будет ухудшаться. Это связано с ИГИЛ*. Ситуация у них непростая, их потеснили со многих фронтов. Два года назад они воевали на Ближнем Востоке. А сейчас руководство исламского государства хочет ударить по тем, кто их бомбит. Может достаться и Европе, и Америке. Чем больше коалиция будет давить на ИГИЛ*, тем больше терактов они получат в ответ. Исламское государство извлекло свой урок из терактов 2004 года в Мадриде, которые привели к поражению проамериканской партии и выводу испанских войск из Ирака.

ИГИЛ* явно ищет места, где от терактов будет максимальный эффект, поэтому речь идет в первую очередь о крупных городах. Есть ячейки, как боевиков ИГИЛ*, так и боевиков Аль-Каиды. И боевики обеих организаций за последнее время внедрили большое количество своих людей в Европу. В многомиллионном потоке беженцев очень сложно обнаружить несколько десятков тренированных террористов, большинство из которых, кстати, были гражданами Европы с паспортами Англии, Франции, Дании, Бельгии и так далее. Они могут организовывать новые крупные теракты в мегаполисах.

С другой стороны, в Европе много происламской молодежи и местных исламистских фундаменталистов. ИГИЛ* призывает таких людей совершать теракты самостоятельно: нападать на полицейских, солдат, на синагоги, на еврейские центры и так далее. Такие теракты могут произойти где угодно и в любое время. Год назад был теракт в забытом Богом Сан-Бернандино в Калифорнии, который устроили муж и жена, выходцы из Пакистана. У нападавших, кроме кучи автоматов и тысяч патронов, было еще двадцать самодельных бомб, которыми они не успели воспользоваться. Только решительные действия полиции их остановили. Если бы эта пара была профессионально обучена, они могли бы убить и 500 человек.

Америка больше подготовлена к таким терактам. Там повсюду военизированная вооруженная полиция. После того как американцы вышли из Ирака, армия отдала огромное количество легкого оружия и техники полиции. Даже самые маленькие и отдаленные участки его получили.

Во-вторых, немаловажным фактором является большое количество вооруженных граждан. В прошлом году в Техасе на выставке карикатур на пророка Мухаммеда два террориста, американского, кстати, происхождения, напали с автоматами на охранника и их застрелил полицейский, который оказался рядом совершенно случайно и даже не при исполнении. В Европе такого произойти просто не может, не ходят там люди с личным оружием.

Любой такой теракт — это самое опасное, что может случится в жизни мирного жителя, и это уничтожает чувство безопасности. Современный европейский город не подготовлен к борьбе с мобильными группами хорошо вооруженных террористов. Простая организация взаимодействия полиции и армейского спецназа может занять несколько часов.

А Россия?

Российские спецслужбы должны работать 24 часа в сутки — угроз достаточно. Но все-таки ситуация в Европе более тяжелая, поскольку ситуация там более запущенная. С конца 1990-х годов, со времен чеченского терроризма российские спецслужбы приобрели очень большой опыт и в последние годы добились больших успехов в предотвращении терактов. Теракты по-прежнему возможны, поскольку всего предотвратить не получится. В любом случае, российские спецслужбы должны не забывать сотрудничать с европейскими и израильскими службами, поскольку сейчас терроризм — это международные, сетевые организации. Не исключено, что у террористов есть связи и агенты в России, и даже не только на Кавказе. Они могут найтись и в Москве, и в Петербурге, и, например, в Новгороде. Но в любом случае, Россия все-таки находится в более безопасной ситуации, чем страны Западной Европы.

*ИГИЛ — организация признана террористической и запрещена в России

Подготовила Лора Суслова