Конечно, уберечься от подобного теракта очень сложно — действовал всего лишь один человек на машине. Но городская полиция могла предпринять меры, чтобы трагедия не оказалась такой масштабной. Ведь у нападавшего было оружие — он же его не на грядке у себя вырастил, а где-то купил. Полиция, помимо всего прочего, должна следить за оборотом оружия и отличать, когда его покупают для разборок местные бандиты, а когда действуют террористы. Специально для этого у полицейских всегда есть агенты среди торговцев оружием.

Ницца — крупный город, и 14 июля его жители отмечали большой и шумный праздник. Но почему-то зона народного гуляния не была надежно перекрыта. Я понимаю, что там ходит общественный транспорт, но ради безопасности можно было бы пойти и на некоторые неудобства. Причем перекрывать дорогу в таких случаях надо не просто несколькими пластиковыми барьерами. В Израиле в таких случаях полиция перегораживает все въезды самосвалами с песком или гравием, чтобы никто физически не мог попасть в зону празднования на каком-либо транспорте, не имея специального разрешения.

На видеозаписях видно, что полицейские в Ницце вообще были не очень готовы к тому, что что-то подобное может произойти: они едут за грузовиком на мотороллерах, кто-то бежит пешком, и не могут его остановить. У них и оружия серьезного не было — обычные пистолеты. А пистолет против грузовика — это малоэффективно. Можно было ожидать, что случится нечто подобное, ведь проповедники ИГ* в последнее время призывают последователей действовать именно таким способом — взять машину или трактор и попытаться убить как можно больше людей. Террористы вообще теперь все чаще действуют поодиночке или очень маленькими ячейками — это часто называется сетевым терроризмом. Чтобы наводить на людей ужас и панику, необязательно взрывать бомбы, достаточно одного человека и простого оружия. Тем более, что для создания взрывного устройства нужен определенный профессионализм; людей, которые умеют это делать, не так уж и много, и большинство из них известны полиции. Террористы все больше приспосабливаются к этой ситуации. И действуют они во всех странах, а не только во Франции и Бельгии. Хотя, конечно, именно там ситуация сейчас самая серьезная.

Дело в том, что именно в этих двух странах проблема экстремизма оказалась самой запущенной. В Англии, где 10 лет назад произошел страшный теракт в метро, очень серьезно контролируются мечети, изменена политика. В тюрьмах исламисты часто сидят отдельно и не могут вести пропаганду среди уголовников. А во Франции и Бельгии очень много выходцев с Ближнего Востока и из Северной Африки, и им много лет позволяли беспрепятственно вести пропагандистскую работу. В этих странах есть районы, практически полностью населенные мусульманами, и полицейские опасаются туда заходить. Еще недавно в Бельгийском Моленбеке полиция, чтобы арестовать кого-нибудь за продажу наркотиков, должна была организовывать спецоперацию — просто так пойти и арестовать там кого-то было попросту опасно. Такие места есть и в пригороде Парижа. В последние годы эта ситуация становилась все хуже, и теперь быстро решить эту проблему будет очень сложно.

* Исламское государство, запрещено в России.

Подготовила Юлия Дудкина